EN|RU|UK
Блоги Виктория Косенко
Редакция Цензор.НЕТ может не разделять позицию авторов. Ответственность за материалы в разделе "Блоги" несут авторы текстов.
  1312  1

Душа "Солдатского привала"

В разгар политических баталий рискну написать о вечном – о материнской любви, потому что сердце матери может дарить добро и любить бесконечно, даже если в нём незаживающая рана от потери.

Галина Гончаренко – волонтер, руководитель волонтерского центра "Солдатский привал" в Запорожье. "Привал" уже давно не только привокзальный хостел для бойцов, это ещё и коммуникативный центр, который стал своеобразной волонтерской "Меккой". В "Привал" приезжают волонтеры из Одессы, Киева, Львова, Дрогобыча, Днепра, Херсона, Мелитополя, Харькова, Николаева.

Сама Галина говорит о "Солдатском привале" так: "Здесь мой дом, моя душа... Все дороги ведут сюда. Поскольку мы находимся на пересечении очень многих фронтовых путей, то перезнакомились со всей Украиной – у нас останавливаются, когда едут на фронт и когда возвращаются с фронта".

Сегодня "Солдатский привал" в Запорожье сотрудничает не только с украинскими волонтерами, но и с волонтерами Канады, Швейцарии, Австралии, Израиля, США, Германии, Франции, Испании, Италии, Польши, Грузии, Дании.

Я долго не могла решиться на интервью с Галиной Гончаренко – просто не была уверена, что мне хватит духу спросить её о сыне, который погиб, защищая нашу свободу и независимость... Но всё же интервью состоялось в уютном и светлом "Привале".

- Галина, как Вам пришла мысль о волонтерстве?

- Когда началась война, мой сын Миша пошел на фронт добровольцем в первую волну. Тогда, в конце марта 2014го, мы оба пошли в военкоматы, но повестку получил только он... Михаила призвали в 93 бригаду, 3 батальон. До войны сын служил "срочку" в спецназе, поэтому попал в отряд быстрого реагирования (ДРГ). Их группа за короткий срок успела доставить противнику много неприятностей, за ребятами стали охотиться. В июле под Лозовой группа попала в засаду – это был последний боевой выход моего сына...

Поначалу я стала волонтерить, чтобы просто не сойти с ума, дома в четырех стенах... Я обратилась в первую попавшуюся волонтерскую организацию, конкретно в ту, через которую мне передали Мишины вещи, и начала помогать им. По образованию я врач, и мне близко все, что связано с медициной, поэтому передавала на фронт медикаменты. В сентябре-октябре 2014 года мы помогали 93 бригаде, Нацгвардии, 55 бригаде, и всем, кто просил. К медикаментам постепенно добавилась и другая волонтерка – так я втянулась... Параллельно начала сотрудничать со Штабом национальной обороны и Штабом Василия Гурика. Мы помогали в организации экспертиз по идентификации, а также в эксгумации и поиске тел погибших украинских защитников.

- Как Вы нашли в себе силы?

- Я просто поняла, что кроме меня это больше некому делать. В Запорожье есть Кушугумское кладбище, где хоронили неизвестных героев-защитников Украины. К нам после Иловайской трагедии стали приезжать первые семьи на идентификацию останков. Военкомат обратился за помощью к нам, волонтерам, потому что в начале войны не было ни механизма, ни соответствующих инстанций, вообще непонятно было – что и куда... Я договорилась с гостиницей "Украина", где предоставили бесплатное проживание семьям погибших. Мы носились вместе с ними по инстанциям: судмедэкспертиза, прокуратура, ЗАГСы. После всего – эксгумация и транспортировка к месту захоронения. Поначалу весь комплекс действий занимал 3-4 дня, но когда механизм отработался, управлялись за день. Больше всего запомнились первые пять семей, из Волыни. Это тяжелые воспоминания. У меня тогда умерла бабушка – вторые похороны за полгода. Я уже и плакать не могла, была просто как камень, а помощь другим помогала мне хоть ненадолго заглушить своё горе... Когда я ездила на передовую, просила ребят собирать информацию о возможных захоронениях, и то, что потом удавалось узнать, передавала через волонтеров в миссию "Эвакуация-200" Павлу Нетёсову.

- Скажите, Галина, как возникла идея создания "Солдатского привала"?

- Получилось каким-то необъяснимым чудом. В нашей области очень активный волонтерский "осередок", и зная, что в Днепре, Киеве, Харькове и других городах уже открылись привокзальные привалы, мы не могли отстать, тем более, что Запорожье – город прифронтовой и через наш ж/д вокзал шел большой поток бойцов. Стыдно было наблюдать, как ребята спят на полу в здании вокзала – так не должно быть! На тот момент мы ездили на фронт с Машей Хабровой, она тоже "горела" идеей создания солдатского хостела. На очередном заседании волонтерского комитета в обладминистрации подняли этот вопрос. Губернатор поддержал, и дело сдвинулось! Это было просто чудо какое-то – на территории вокзала нашлось пустующее здание. Мы ведь вначале робко надеялись, что предоставят какую-нибудь коморку, а тут целое здание! Область помогла нам сделать ремонт, провести воду, - получилось круто! Поскольку я выступала на комитете с предложением создать хостел, то мне и поручили им руководить. Мне нужно было найти волонтеров, которые стали бы работать в "Привале". Бросили "клич", пришли люди – и они уже четвертый год работают совершенно бесплатно! В основном наши сотрудники преклонного возраста, работа в "Привале" - это их возможность сделать свой вклад в победу над агрессором. Ведь это очень важно – встретить радушно бойца, покормить домашним борщом, перекрестить на дорожку... Поначалу наши гости не верили, что ТАК вообще бывает... Горячая вода, чистая постель, пирожки в дорогу, и самое важное – душевное тепло. "Солдатский привал" - это своеобразная визитка Запорожья. Для многих бойцов, которые у нас останавливаются, мы являемся лицом города. На сегодняшний день нам продолжает помогать область и "Фонд сприяння обороні Запорізької області" - закупают продукты и предметы гигиены. Мясом и овощами помогают фермеры, различные предприятия – с ними я договариваюсь напрямую.

"Солдатский привал" в Запорожье радушно принимает не только бойцов, но и путешествующих волонтеров. Частенько бывает так, что истрепанные волонтерские бусики ломаются на подъезде к городу – обращаются за помощью к Умиду Джуракулову, которого знают ВСЕ волонтеры, ведь он, как "Скорая помощь", помогает и и днем, и ночью!!! А пока Умид со своей командой занимается ремонтом, волонтеры живут у нас в "Привале".

За последние пять лет у меня накопилась такая концентрация общения, событий, встреч, какой за всю предыдущую жизнь не было! Война является экстремальной ситуацией, в которой все достоинства и недостатки ярко проявляются. Причем отрицательные качества проявляются быстрее – трусость, подлость, ложь, воровство, предательство. Достоинства человеческие – они скромнее, тише в своих тонах... Я благодарна судьбе за прекрасных людей и их доверие ко мне. Бывали случаи, когда мы помогли человеку, чем могли, а он через некоторое время перечислил нам на волонтерку крупную сумму денег – значит, доверяет! И я очень боюсь это доверие не оправдать... Например, Виктор Погодин. Когда проезжал через нас на фронт, очень часто оставлял нашим ребятам волонтерку. Ещё Валерий Горячек серьезно помогает нам средствами гигиены и тоннами новой детской одежды. Одежду волонтеры "Привала" раздают детям бойцов, в первую очередь погибших, в детские дома, детям волонтеров. Когда "Белый слон" приезжает в подразделение, мы записываем – у кого есть дети, потом подбираем одежду и рассылаем. Это ещё одна сфера нашей работы.

- Расскажите подробнее, пожалуйста, о "Белом слоне".

- "Белый слон" - это большая "опытная" грузовая машина. Я купила её за свои деньги в 2016 году для поездок на фронт. Средств в него вложено больше, чем он весит в граммах))) Волонтерский транспорт – это друг, член компании, от которого зависит половина дела в долгих экстремальных поездках. Название хотелось придумать позитивное, чтобы вызывало улыбку, поэтому – "Белый слон"!

- В какие подразделения Вы ездите с волонтерской помощью?

- Нет точки на фронте, где бы мы не были. Это и части ВСУ, и добробаты, крайняя поездка была в 93 и 28 бригады. Стараемся помочь всем, кто к нам обращается. Сейчас армия уже одета, обута, многим обеспечена, но потребность в запчастях, стройматериалах, технике осталась. Машины на передовой в основном старые, "ретро". Запчасти очень сложно найти – бегаем по магазинам, разборкам. Бывали и смешные моменты, когда запчасти для военной техники находились на складе в музее ретро автомобилей "Фаэтон", у моего одноклассника Димы Поздняка.

- Галина, можете ли Вы выделить самых знаковых волонтеров "Солдатского привала"?

- В нашем хостеле работает порядка 60 человек, сложно кого-то выделить. У нас есть Макс Кузьмин, который выехал из Крыма в начале российской оккупации. Он с первых дней работает в "Привале". Помогали создавать "Привал" Инна и Алексей Лукьяновы. Работает с нами и психолог Людмила, она, как специалист, беседует с бойцами и семьями погибших. У нас очень дружная команда. Собрались в основном одинокие люди, но здесь они чувствуют себя востребованными.

"Привал" открылся 6 ноября 2015 года, пошел уже четвертый год работы, десятая тысяча посетителей. Без волонтеров, которые работают здесь, ничего бы не было, и я бесконечно им благодарна!

- Скажите, Галина, а что для Вас самое главное в жизни?

- Главное, чтобы близкий человек был жив...

Апрель 2019 года

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх