EN|RU|UK
Блоги Виктория Косенко
Редакция Цензор.НЕТ может не разделять позицию авторов. Ответственность за материалы в разделе "Блоги" несут авторы текстов.
  4085  5

Когда закончится адреналин...

Подполковник Котелевский Михаил Михайлович – координатор гуманитарного проекта ВСУ "ЭВАКУАЦИЯ 200", заместитель начальника отдела поисковой работы Управления гражданско-военного сотрудничества ВСУ. Кадровый военный, закончил Одесский институт сухопутных войск. Ещё до войны занимался поисковой работой в общественной организации "Военно-исторический центр "Память и Слава".

Война застала Михаила на службе в Одесском гарнизоне в зенитно-ракетном соединении, которое одним из первых перевели в высшую степень боевой готовности, так как Крымское направление имело реальную угрозу нанесения ударов авиацией РФ. Когда активные военные действия развернулись под Славянском, были оккупированы части Донецкой и Луганской областей, Михаил Котелевский не смог служить в тылу, и подал рапорт с просьбой отправить его в зону боевых действий. Кроме воинского долга, у него была ещё и личная мотивация вернуть украинскую землю, поскольку с Донбассом связана юность его родителей. Во время нашей встречи, в интервью, он просто, честно, без пафоса рассказал мне о том, почему так рвался на фронт в первых рядах добровольцев, и ещё о своей работе, которая стала делом совести и жизни.

"После гибели Ил-76 под Луганском мы с другом, майором Василием Петренко, написали рапорты, чтобы добровольцами попасть на фронт. В начале лета 2014-го наши зенитно-ракетные подразделения выполняли боевые задачи, не находясь в зоне АТО, поэтому попасть "на передок" можно было только в составе других подразделений. Заместитель командующего рода войск провел с нами беседу, порекомендовал ещё раз взвесить принятое решение... В июне мы подали рапорты повторно. Рапорт моего друга был удовлетворен в августе, а мой – в сентябре 2014 года. Я был направлен в оперативную группу "CIMIC" Сектора "Б". Одной из задач нашей группы было сопровождение гражданских поисковиков до неподконтрольной территории, их встреча на линии разграничения, и дальнейшая транспортировка останков погибших воинов. Далеко не каждый человек готов морально выполнять такую работу, но я решился, и в числе немногих дал согласие. Попробовал... Выдержал!

Мой друг Василий Петренко был в составе подразделения кадровых военных, которые с 30 августа по 2 сентября 2014 года, вместе с представителями Красного Креста и медперсоналом 8-ой медицинской роты, эвакуировали около 250 тел украинских воинов, погибших под Иловайском. Они заезжали, по договоренности, на оккупированную территорию, и, рискуя жизнью под стволами россиян и ополченцев, собирали и грузовыми машинами, в жару, без холодильников, везли останки наших воинов в Запорожье! Кроме того, ребятами были проведены успешные переговоры с "той" стороной, в результате которых удалось забрать из плена раненых бойцов ВСУ.

3 сентября 2014 года представители "ДНР" запретили въезд военным поисковым группам. С этого момента началась процедура реализации гуманитарного проекта ВСУ "ЭВАКУАЦИЯ 200". По нашей договоренности, под нашу ответственность, в проект вошли волонтерские организации, организаторами которых выступали представители Национального военно-исторического музея. Волонтеры заезжали на неподконтрольную территорию, проводили мероприятия по поиску, и возвращались на "ноль", там их встречали мы – военные. Далее мы транспортировали останки с "нуля" в Днепропетровскую область, где в тупиковом загоне стоял железнодорожный рефрижераторный состав... Эта работа выполнялась на протяжении двух с половиной месяцев. Потом часть вагонов с "грузом 200" отправили в Запорожье, а часть тел оставили в Днепре для идентификации. Тела погибших исследовали, отбирали биологический материал для выведения ДНК профилей и проводили захоронение под номерами, как "Тимчасово невідомий Захисник України". На момент начала войны только в двух прифронтовых областях персонал судебно-медицинской экспертизы имел соответствующий опыт. В Запорожье на тот момент функционировало отделение молекулярно-генетической экспертизы, подведомственное МВД, а в Днепре, с 2015 года, – новая ДНК-лаборатория Министерства здравоохранения Украины.

Одной из острых проблем было то, что первым поисковым группам не всегда давали возможность работать внутри подбитой техники, и они информировали нас, что оттуда шел сильный запах разложившихся человеческих останков. Плюс, ограниченность по времени, технике, специалистам...

Военное руководство приняло решение в кратчайшие сроки создать специализированную структуру, в которую вошли добровольцы: как военнослужащие ВСУ, так и волонтеры-поисковики под координацией Национального военно-исторического музея Украины. В этом тандеме была проделана колоссальная работа. Волонтеры приезжали в ротацию на 7-10 дней, кадровые военные находились в ротации от одного до четырех месяцев. Психологическая нагрузка была просто бешенная. Сам я заехал в зону АТО в сентябре 2014-го, а вернулся в июле 2015-го года. Нельзя говорить, что военные бездействовали, а всё делали исключительно одни волонтеры. Мы работали!!! В этой ситуации мы просто были вынуждены соглашаться на условия "той" стороны – о заезде поисковых групп, укомплектованных исключительно гражданскими лицами... Благодаря напряженной работе военнослужащих ни один волонтер не погиб, не был пленен и не был ранен.

Для того, чтобы полностью "врасти" в это дело, мне понадобилось четыре с половиной месяца. С 1 декабря 2014 года я стал начальником группы, а в январе 2015 года мне передали полномочия по координации проекта "ЭВАКУАЦИЯ 200".

Круг моих обязанностей значительно расширился – ведение переговоров с представителями "противоположной стороны", передача и эвакуация тел. Кстати, с января 2015 года мы достигли взаимной договоренности о передаче тел погибших, а не об обмене! Переговоры велись на протяжении длительного периода, как шахматная партия – нужно было "держать поводок в натяжке"! Специфика в том, что это не деловые переговоры, и не шантаж, а общение на личностном уровне с конкретными людьми.

До января 2016 года мы привозили тела, передавали представителям следственных органов и судебно-медицинских экспертиз, и возвращались обратно в зону АТО. Эвакуация тел и останков погибших проводилась с риском для жизни – минные поля, вероятность минирования тел, неисчислимое количество взрывоопасных предметов, заезды на оккупированную территорию, эвакуация тел под обстрелами, проведение поисковых мероприятий в так называемой "серой зоне", в зоне прямой видимости боевиков... Следственные органы, находясь уже на мирной территории, проводили идентификацию. Были случаи, когда этот процесс затягивался на год, два, три, четыре... У людей возникало отчаяние, обида на госструктуры – "почему не сделали этого раньше?!". Отвечу – система в начале войны не имела опыта, так как ранее не работала с таким количеством погибших и со специфическим состоянием останков.

Сейчас ситуация кардинально изменилась. При поддержке Международного комитета Красного креста мы, военные, научились мировой практике по поисковой работе, обращению с телами и останками погибших, приобрели бесценный и уникальный опыт непосредственно в районе боевых действий. В других странах поиск пропавших безвести в такой динамике, как сейчас в Украине, проводят через 10-30 лет после окончания военных действий. А у нас в стране это всё уже работает!

С зимы 2016 года мы активно включились в работу по содействию следственным органам Украины в идентификации неопознанных тел погибших. Как координатор проекта "ЭВАКУАЦИЯ 200" могу сказать, что на сегодняшний день у нас налажен конструктивный диалог с Главным следственным управлением и Департаментом уголовного розыска Нацполиции Украины, со следственными органами и Объединенным центром по поиску пропавших безвести при СБУ. Мы также осуществляем информационно-психологическое сопровождение семей пропавших безвести.

За время работы проекта мы вывезли из-под Иловайска, Дебальцево, ДАПа, Марьинки, Авдеевки, Саур-Могилы, Шахтерска более 1500 тел погибших и содействовали их идентификации. На бумаге – это статистика... А в реальности всё прошло через наши сердца... Каждый труп я, как начальник, осматривал - это необходимость. Не все следователи физически могли выполнять свою работу, кто-то терял сознание, кто-то отказывался, едва мы открывали мешки... Тогда приходилось вызывать свежую замену, и я, или кто-то из моих коллег, помогал проводить описание, фотодокументирование, передачу тел в морг, в присутствии уже нового следователя. Эти мероприятия проводили практически ночью, потому что утром машины должны были снова вернуться на "ноль" за "грузом 200".

Гибнут в основном молодые ребята, цвет и гордость нации, - открываешь документ и видишь "1997 год рождения". Слезы наворачиваются – к этому невозможно привыкнуть... Когда занимаешься работой по эвакуации погибших, четко понимаешь, что на месте любого из этих ребят мог быть ты... От человека осталась горстка пепла или костей, и нужно срочно что-то делать, иначе, если потерять время, не использовать все возможные методы идентификации, то позже сделать это будет невозможно. Тогда наступит самый страшный момент – ты ИМЕЛ возможность и не реализовал её! С этим будет тяжело жить... Подумаешь об этом, и уже не противно брать в руки останки, закрыть глаза погибшему, помочь одеть и уложить тело бойца, наложить специальную маску на лицо, чтобы после транспортировки он был опознаваем. Этому нас научила война, опыт пришел с переживанием и с адреналином. В критической ситуации знания усваиваются гораздо быстрее, ведь понимаешь, что даже горестная весть даст определенность истерзавшейся в неведении семье.

Мой личный опыт потерь помогает мне понять тех людей, которым привожу погибшего Героя. Это случилось в конце января 2015 года. Перед нашей группой стояла задача эвакуировать останки защитников ДАПа в течение суток. Когда забирали тела из морга в Красноармейске, я увидел бирку "Василий Васильевич Петренко". Я не мог поверить, пока сам не открыл мешок и не посмотрел на него... Мы дружили с Васей полжизни, но смерть "одевает свою маску", и я не смог сразу опознать его, сознание отказывалось верить... Состояние мое адекватным тогда нельзя было назвать, я совершал неосознанные, хаотичные движения... Когда, по словам коллег, я уже в пятый раз открыл мешок, то просто взял его за руку, и закрыл глаза... По тактильному контакту наконец понял, что это... Василий. Хорошо помню его ладонь – мы часто здоровались, были настоящими друзьями и на военной службе, и в жизни. Вместе с осознанием факта смерти пришла боль утраты. Майор Петренко был не только моим лучшим другом, он был прекрасным человеком и патриотом. Он горел, жил, дышал Украиной, и был до последнего вздоха предан ей. Когда началась война, мы хотели служить вместе, но судьба распорядилась так, что Василия направили в сводный отряд "Дикі Качки". Это подразделение воевало на "Зените" возле Донецкого аэропорта.

22 января 2015 года Василий Васильевич Петренко был убит снайпером во время боя, непосредственно на боевой позиции. Посмертно он награжден орденом Богдана Хмельницкого и ему присвоено звание "подполковник"…тоже посмертно. Васю похоронили на Житомирщине, двое деток остались без отца.

Друзья, знающие специфику моей работы, часто спрашивают – бывает ли мне страшно? Честно признаюсь – бывает. Я боюсь, чтоб ребята погибшие не снились. Лица многих остались в памяти, но пока не снятся... Позволить страху завладеть собой не имею права – на мне ответственность, как на руководителе, доверие ребят. Это помогает "держать стержень".

После почти годового пребывания в зоне АТО я уезжал из Красноармейска. С собой был большущий рюкзак и тяжелая сумка – всё, с чем был на войне. Когда садился в поезд, легко закинул рюкзак на плечо и занес сумку. А вот когда вышел на перрон в Киеве, эти вещи поднять с такой легкостью уже не смог!.. Адреналин ушел, и вещи, которые я, не задумываясь, таскал из лагеря в лагерь, стали тяжеленными для меня! Пришлось позвонить ребятам, чтоб помогли. Сам собой напрашивается вывод – если поменяю род деятельности и обстановку, то и психологический груз может стать неподъемным... Так же и для моих коллег... Время покажет. А пока мы не имеем права останавливаться, потому что даже после окончания военного конфликта наша работа не закончится. Необходимо будет вести поиск пропавших безвести на территориях, к которым сейчас нет свободного доступа. И ещё важно учесть, что по Иловайским и Дебальцевским событиям найдены не все тела бойцов. В Луганской области нелюди Мельчакова зверски убивали наших пленных, они делали это изощренно и бахвалились на видео! Задача проекта "ЭВАКУАЦИЯ 200" состоит не только в том, чтобы вернуть для захоронения с почестями тела погибших защитников Украины, но и собрать информацию об обстоятельствах гибели. А главное, вернуть ИМЕНА тем, чьи тела и останки еще не идентифицировали.

В позапрошлом году мы нашли тело одного из бойцов, пропавшего безвести во время Дебальцевских событий в феврале 2015 года. Судебные медики, проведя экспертизу, подтвердили – пуля была выпущена в голову стоящему на коленях раненому пленнику. Менталитет советско-российской диктатуры... Боевики, на "той" стороне, расстреливали "в спину", чтобы не смотреть в глаза своей жертве, ведь взгляд человека перед смертью не забывается, он будет сниться...

Когда непосвященные люди хотя бы отчасти вникают в специфику нашей работы, у них возникает изумление: зачем носить в сердце столько чужой боли, откуда берутся силы на это?! Но мы четко понимаем, что немного найдется людей, которые будут продолжать делать это дальше, и если остановиться (а война не закончилась), то кто-то из погибших может так и остаться в БЕЗВЕСТНОСТИ... В 21м веке, в центре Европы...".

Я записала интервью с подполковником Котелевским три месяца назад, но долго не решалась приступить к работе над материалом. Сложно найти слова, которые точно передали бы чувства и мысли, буквально разрывающие моё сознание. Работа в проекте "ЭВАКУАЦИЯ 200" не только испытывает человека на прочность и чистоту, она ещё и закаляет его, делая во сто крат сильнее! В итоге возникает тот "особый сплав" личностей, которым по силам даже неподъемный груз человеческого горя, боли, памяти. Скажу просто – я с трепетом прикоснулась душой к человеку "особого сплава"...

Январь 2019 года

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх