EN|RU|UK
Блоги Татьяна Галковская
обозреватель Цензор.НЕТ
  616  6

Дедлайн для открытий, или Кто в Украине номинирует на Нобелевскую премию?

8 декабря в Киеве пройдет научно-популярная конференция Nobilitet 2018 и пре-пати вручения самой престижной премии в мире науки - Нобелевской, где украинские ученые и просветители расскажут самое важное о номинантах и достижениях этого года. Вручение премии состоится 10 декабря в Швеции. Долгое время весь процесс отбора кандидатов, номинирование и выбор победителя был под завесой тайны. Однако с некоторых пор покров начал понемногу приоткрываться. Об этом я беседую со всемирно известным ученым, директором Института физилогии им. Богомольца НАН Украны Олегом Кришталём, который вот уже 25 лет является номинатором Нобелевской премии в области физиологии и медицины.

- Как происходит отбор кандидатов на Нобелевскую премию?

- Номинаторов, которым Нобелевский комитет присылает приглашения предложить своего кандидата, во всем мире порядка 3 тысяч – по всем специальностям. Всё дальнейшее является тайной. Как и само номинирование – я никому не должен говорить, кого я номинирую. Более того, я бы даже вам не рассказывал, что я номинатор, если бы это сейчас уже не оказалось общедоступной информацией.

- Каким образом?

- В позапрошлом году Нобелевский комитет предоставил право номинировать на Нобелевскую премию членам Европейской Академии, а я член Европейской Академии, избранный еще в 1990-м году. Я, к слову, был первым украинцем, которого туда избрали.

- Сколько там сейчас наших?

- Человек пять от Украины. Поэтому сейчас мой статус как номинатора – секрет Полишинеля.

- Получил премию кто-то из тех, кого вы номинировали?

- Один человек.

- А за какую работу?

- Вот этого я уже не могу вам сказать. Потому что это будет выглядеть так, будто я хочу человека обязать. Он не знает, что я его номинировал. Может лишь догадываться, потому что я просил у него некоторые материалы. Но никто доподлинно этого не знает.

- Но вы же не один его номинировали, наверное, многие просили у него эти материалы.

- Совершенно верно, Нобелевский комитет смотрит, насколько популярен этот кандидат среди номинаторов. Но сам факт номинирования еще ни о чем не говорит. Были случаи, когда выдающиеся ученые, известные на весь мир, номинировались много раз, иногда даже несколько десятков раз. Один ученый был номинантом, кажется, 55 раз, но так и не стал Нобелевским лауреатом!

- Почему же так несправедливо?

- Сказать, что присуждение Нобелевских премий свободно от критики, нельзя. Но нет четких фиксированных подходов к присуждению премии. Всё развивается.

Скажем, Нобель в своем завещании требовал, и это записано еще сейчас, что открытие должно быть "свежим" – сделал в прошлом году, а в этом получил премию. От этого очень быстро отказались, потому что получалось, что давали премии необдуманно. Иногда даже за паранауку.

- Можете привести примеры?

- Был такой вопиющий случай – нейрохирург, который предложил лоботомию. Рассекали лобные доли мозга прямо через маленькую дырочку в черепе, и при этом, если человек страдал от эпилепсии, тяжелой шизофрении, в большинстве случаев вылечивался. В Америке в 30-х, в какой-то год сделали 5 тысяч таких операций! Человек получил Нобелевскую премию. А потом эта операция была признана вредной, потому что поняли, что когда рассекают лобные доли, то наносят непоправимый ущерб личности, человек превращается в нечто, близкое к травке. И, конечно же, премию там давать было нельзя. Поспешили.

Поэтому сейчас этот пункт завещания Нобеля не соблюдается, и премию дают, как правило, когда работы минимум несколько лет уже апробированы, а иногда бывает, что человек сделал открытие в молодом возрасте, а премию получает к 80 годам. Много таких случаев.

- Лично для вас какие существуют критерии отбора номинантов?

- Очень важная в научном смысле работа. И по своему влиянию на общество, если речь идет о медицине, или важная для дальнейшего развития науки. Как правило, и то, и другое.

- Как вы оцениваете награждения этого года?

- Это значительные работы. Сейчас такого вопиюще непонятного при присуждении премии уже не происходит. Механизмы награждения хорошо отрегулированы. Хотя, конечно, не всегда бесспорны.

- Как победители получают известие о присуждении премии и как воспринимают награду?

- Обычно человек заранее начинает догадываться, эффекта падения камня с неба в чистом виде, конечно же, нет. Тем не менее, это очень стрессово, я прекрасно понимаю этих людей. Но от положительных эмоций еще никто не умирал.

- Были ведь случаи, когда люди отказывались от премии.

- Да, были. Например. Жан-Поль Сартр получил премию по литературе и отказался, Лев Толстой тоже отказался. Сартр сказал, я не хочу, чтобы меня из живого человека превращали в институт (в смысле - в некое общественное явление), я хочу оставаться человеком.

- Среди номинантов премии по физиологии и медицине не было таких случаев?

- Нет. Там были всякие политические проблемы. Например, Гитлер не позволял своим нобелевским лауреатам получать премии. Несмотря на то, что между Германией и Швецией были нормальные отношения.

- Вы наверняка общались с нобелевскими лауреатами, скажите, "есть ли жизнь" после получения премии?

- Да, у меня в знакомых много нобелевских лауреатов, и есть даже близкие приятели. Вот мой близкий приятель Эрвин Негер получил Нобелевскую премию по физиологии, когда ему было за 50. В это время ученые уже не делают открытия. Дедлайн для открытий статистически в огромном большинстве случаев – 40 лет. Случаи с нобелевскими лауреатами, которых я знаю, только это подтверждают. Негер, после того, как сделал работу, за которую получил Нобелевскую премию, выполнил еще одно пионерское исследование. Но обычно, люди получающие премию, все после 40 лет, и в настоящем с них спрос должен быть невелик.

- Как вы полагаете, в каких областях науки сейчас можно ожидать наиболее мощные прорывы?

- Сложно сказать. Этот вопрос вообще можно взять для иллюстрации того, как вообще делаются открытия. Открытия невозможно запланировать, они приходят как прозрение.

- Наподобие того, как Менделееву приснилась периодическая таблица?

- Да. Не обязательно во сне, но это приходит как озарение. Поэтому ту вам уместнее было бы задать вопрос о роли сознательного и бессознательного в творчестве. Мне посчастливилось, я два-три открытия сделал. Важных, признанных на мировом уровне. И знаю, как они приходили.

- Внезапно?

- Я интенсивно работал над каким-то вопросом, причем, решался не тот вопрос, который я себе изначально ставил, а другой. Решение приходило как озарение. Главное было, его не просмотреть. Я искал в том же направлении, но это были новые возможности, которые сложились для меня в неожиданную комбинацию.

- Как вы оцениваете наш потенциал в области медицины и физиологии?

- В Украине вообще есть наука международного уровня во всех основных направлениях. Физиология даже не лучший пример. А, скажем, в кибернетике, математике, химии, физике. Но общий фон размывается. Страна ежегодно теряет около миллиона людей из наиболее активной части населения. Тут смело можно употребить метафору, что государство, как подстреленный зверь, теряет кровь. Остается только надеяться, что первая строчка нашего гимна еще долго будет звучать неизменно.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх