EN|RU|UK
Блоги Виолетта Киртока
журналист
  3928  6

"Желаю выйти из плена последним"

29-летний житель Киевской области Максим "Богун" в мирной жизни мечтал стать актером, но с началом войны пошел добровольцем в батальон "Донбасс", освобождал города в Луганской и Донецкой области, прошел ужас Иловайского котла и провел в плену 119 дней, где спас и вынес украинский флаг. Сейчас боец продолжает службу в одной из десантно-штурмовых бригад. Наградной совет негосударственного ордена "Народный герой Украины" принял решение наградить Максима высокой Народной наградой. До сих пор боец получил только значок от министерства обороны "За Воинскую доблесть"…

Когда появилась информация о том, кто будет награжден серебряными тризубами, на странице в фейсбуке Михаила Николова, позывной Лермонтов, который служил в батальоне "Донбасс" командиром гранатометного взвода, появился такой пост:

"Затхлая камера не давала возможности личного пространства. Пленные толпились в ней как сельди в вонючей бочке. По манере дышать некоторые из нас были похожи на рыб,

- гротескно открывали рты, стараясь заглотнуть как можно больше воздуха.

- Друже командир! Я хочу остаться! - невысокого роста юноша с чистым взором обратился ко мне. Увидев, что я его не понял, поспешно добавил:

- Желаю выйти из плена последним, ежели будет таковая возможность. Возможно, приближу очередь освобождения для тех, кому это нужнее.

Минуло время, и он в очередной раз обратился ко мне:

- Командир! У меня наш флаг! Я спрятал его на себе. Попытаюсь вынести его на свободу.

В тех условиях это был подвиг. Не знаю, как ему удавалось скрывать флаг Украины во время обысков, но точно знаю, что грозило бойцу, если бы знамя нашли.

Спустя четыре месяца заточения на нас снизошла благодать, - пришло освобождение. Накануне этого офицер МГБ ДНР задал некоторым из списка на предстоящий обмен пленными вопрос: "Будешь ли ты воевать против нас после освобождения?" Получив отрицательный ответ, чиновничьей рукой он размашисто ставил отметки "на свободу" в своей истинно золотой ведомости. И лишь однажды он чуть не подпрыгнул и его стеклянные глаза округлились, когда, обратившись к Богуну, он услышал ответ, который мог стоить добровольцу не только свободы, но и здоровья.

Боец Богун - один из немногих добровольцев батальона "Донбасс", принявший мое предложение на участие в опасной боевой операции под Горловкой.

Сейчас он проходит службу в должности командира подразделения 79-й отдельной десантно-штурмовой бригады.

Я с презрением отношусь ко всякого рода награждениям дешевыми побрякушками в виде орденов и медалей, как правительственных государственных, так и волонтерских. Но в данном случае искренне рад за своего боевого побратима, которого решили наградить званием Народный герой Украины".

Михаил познакомился с Максимом в июне 2014 года. "Богун тогда был обычным стрелком, а мы, гранатометчики, стреляли громче, чем они, - вспоминает то время Лермонтов. - Пересеклись уже в Иловайске…

Максим попал туда 23 августа. В тот же день бойцы пережили мощный артиллерийский обстрел. А 24-го числа в четыре утра стали обстреливать постоянно и беспрерывно. "Після того ми здійснили контратаку і відбили частину міста, зайняли ключове перехрестя. Але сил на звільнення всього міста і взяття його під повний контроль не було, ще й російська армія увійшла на територію України, - вспоминает события того дня Максим. - Пройшовши вперед у місті, ми змогли забезпечувати хоч якийсь проїзд до нас. Можна було вивозити поранених. Також ми робили розвідвилазки на околиці найближчих населених пунктів, з бо нас кошмарили міномети і танки сєпарів. Ми намагалися їх виявити та знищити. Нам казали, що ми в оточенні, але ніхто не хотів полишати свої позиції. Ми ж на своїй землі! Чому маємо відступати? Великим розчаруванням стало 29 серпня, коли о четвертій ранку пролунала команда "На вихід".

Бойцам "Донбасса" россияне позволили выйти на открытую местность, где были вкопаны танки, и просто расстреляли их. Первый танковый снаряд из Т-72 попал в машину с красным крестом на боку. Максим видел это своими глазами. "У пам’яті моїй назавжди залишилися дві картини, - рассказывает боец. - Палаюча машина, з якої випадають ще живі тіла у вогні. І друга.... Їде уціліла "пожарка". В ній командир роти, з яким я працював. Зрівнявшись з нашою машиною, він усміхнувся мені і поїхав уперед. В "пожарку" теж влучив снаряд танку. Все згоріло. Потім я знайшов його останки...

Це дуже б’є по психіці".

Попав в окружение врага после расстрела техники бойцы начали планировать прорыв. Но у них на руках было много тяжелораненых. Максим для себя решил, что останется с побратимами. На следующий день украинскому командованию удалось договориться о том, чтобы раненых передали представителям "Красного креста", после чего оставшиеся бойцы попали в плен к российским военным, которые потом передали их сепаратистам.

"В Донецьку нас, 110 бійців батальйону "Донбас", завезли у внутрішній дворик СБУ, - продолжает Максим. - Спочатку у нас забрали всі речі, пропустили коридором ганьби, побили. У одного з наших був чуб, так його зрізали ножем і сказали: не гідний ти носити чуба. На порозі підвалу кинули прапор України, який знайшли у нашого побратима друга Шляха. Він його вивіз із Іловайська. І тих, хто відмовлявся наступати на прапор, дуже жорстоко били.

Я забрав цей прапор з порогу входу в приміщення, коли нас виводили на прибирання службових приміщень сєпарів. Скористався тим, що охоронець відійшов. Спустившись в підвал, переховував прапор в вентиляційній шахті, щоб його не знайшли при періодичних перевірках речей і приміщень. А коли від волонтерів прийшли нам теплі речі, викрав на роботах нитку й голку і разом з побратимами Добрим та Охотніком зашили прапор в підкладку куртки так, щоб не було помітно і відчутно. Про це знали всього декілька людей. Якби про те, що ми зробили, дізналися наші охоронці, нас могли вивезти в посадку або довго і методично калічити. Коли нас вивозили на обмін, я одягнув ту саму куртку і виїхав в ній на територію, підконтрольну Україні.

Чому я так зробив, чому вирішив забрати прапор? Не знаю... Деякі речі робиш від серця, а не користуючись раціональністю. Те саме стосується питання, чому я сказав Лермонтову, щоб в першу чергу обмінювали інших бійців. Я усвідомлював, що у мене немає таких зв’язків і знайомих, які б на волі допомогли мені витягати інших моїх побратимів.

Жити за совістю і честю - ось що, вважаю, головне в житті…"

Спасенный Максимом флаг могут увидеть все желающие. Он находится в военно-историческом музее Дома офицеров в Киеве. На нем расписались многие бойцы, вышедшие из Иловайского окружения.

Богун, не смог получить награду во время церемонии награждения в Хотыне. В это время его подразделение выполняло учебно-боевую задачу на национальных учениях и командир не мог их оставить даже ради получения высокой народной награды. А в данный момент боец выполняет задачи в районе проведения Операции объединенных сил.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх