EN|RU|UK
Блоги Дмитрий Луфер
Операционный директор сети медклиник Into-Sana
  188  0

Инновации в медицине появятся, когда за них будут готовы платить

Не станет откровением тот факт, что большинство государственных медицинских учреждений не в силах конкурировать с частными по качеству предоставляемого сервиса. До реформы у первых не было ни единого стимула к развитию — субвенцию гарантировал сам факт их существования. Не важно, соответствует ли поликлиника санитарным нормам, кто в ней работает и какие суммы собирают с пациентов, государство заплатит. У частников стимулов хоть отбавляй. Чтобы зарабатывать, надо быть лучше во всём, начиная от квалификации врачей, заканчивая приветливостью рецепции. Несмотря на разительное отличие в сервисе, доля частных медучреждений в Украине по самым оптимистичным прогнозам не превышает 10%. Рыночную экспансию сдерживает сразу несколько факторов: низкий уровень жизни, географическая ограниченность и ментальная неготовность к инновациям.

Вопреки развитию крупных сетей, в целом система здравоохранения продолжает работать по советской модели, в которой задача врача ограничивается назначением корректного лечения, а дальше выбор и ответственность пациента — придерживаться рекомендаций или нет. Тем временем в мире набирает обороты пациентоцентрическая модель. В ней пациент — равноправный участник лечебного процесса. Здесь работает принцип согласования целей, когда и врач, и пациент понимают, каким должен быть результат лечения. Например, фониатор (отоларинголог специализирующийся на голосовых связках) назначает лечение, которое вернёт голос пациенту через неделю. Но у того концерт завтра и голос нужен через сутки, а не через неделю. В этом случае врач либо объясняет, почему это невозможно, либо вместе с пациентом составляет такой план лечения, который вернет голос к концерту. Или модификация образа жизни, которая предполагает отказ от кофе. Если пациент не в силах это сделать, в советской модели врач скажет: если не откажетесь, умрёте и это ваша ответственность. В пациентоцентрической он найдёт компромисс — снизит дозировку или обозначит допустимое содержание кофеина.

Следующая ступень пациентоцентризма — ценностная модель здравоохранения. Она состоит в том, что пациент платит не за услуги, а за фактический результат. Ведь никто из нас не приходит в больницу за консультацией врача. Мы платим не за то, чтобы доктор рассказал, из-за чего возник кашель и как его лечить. Мы платим, чтобы перестать кашлять. Если клиника вылечила мой кашель за 5 дней, я заплачу условно 1000 грн, если за 3 дня — 2000 грн, за 7 дней — 500 грн. Потому что я оцениваю свое состояние так. Сейчас пациенты оплачивают процесс — консультации врача, которые, возможно, и не приведут к выздоровлению. И пока их это устраивает. Into-Sana проводила в Киеве эксперимент «Простуда». Мы предлагали пациентам заплатить 700 грн за случай простуды и гарантировали полное излечение в рамках этого бюджета. Даже если понадобится 5 консультаций, куча анализов, узи и КТ, мы сделаем всё это за 700 грн. 

Эксперимент провалился, потому что пациенты говорили следующее: а вдруг простуда за одну консультацию пройдёт, и я получается переплатил? Никто не говорил о том, что сэкономит, если понадобится 7 консультаций. И тем более никто не говорил о гарантии выздоровления как главной ценности любого лечения. Это та модель, в которой сама клиника заинтересована обследовать и назначить лечение как можно качественнее с наименьшими затратами для себя. Нынешняя же система, в которой надо платить за каждую консультацию, априори цинична: врач заинтересован в визитах. Я большой приверженец пациентоцентризма и ценностного здравоохранения. Такой подход требует несколько иной подготовки врача и большей вовлечённости пациента. У нас пока ни одни, ни другие к этому не готовы. Как и не готовы к менее фундаментальным нововведением.

Задача любой инновации — удешевить процессы и/или  упростить нашу жизнь. Представьте мобильное приложение для вызова скорой с одной единственной кнопкой. После нажатия на неё, приложение мгновенно передаёт вызов напрямую врачу скорой вместе с вашими координатами и номером телефона для коллбэка. В ситуациях, когда на счету каждая минута, вам не придётся набирать номер, ожидать на линии и объяснять диспетчеру, на перекресток каких улиц нужно ехать. Мы спросили у пациентов, сколько они были бы готовы платить за такое приложение в год, и предложили минимальный порядок цен — 5, 10, 15 грн. Большинство опрошенных ответили, что вообще не готовы платить, потому что, во-первых, такое приложение должно быть бесплатным, во-вторых, оно решает проблему исключительно скорой, ведь пациента не должно волновать, каким образом и как быстро бригада его найдёт.

Ещё один пример — телемедицина. Удалённая консультация (первая или повторная) по принципу skype-call, которая не требует личного присутствия пациента. Это удобно в первую очередь ему — не нужно никуда собираться, тратить время и деньги на дорогу, выстаивать в пробках. Мы столкнулись с устойчивой уверенностью пациентов в том, что такая консультация должна стоить как минимум вполовину дешевле традиционной. Это парадоксально. Ведь самое дорогое, что мы продаём, это время врача, а не стены его кабинета. Клиника ничего на телемедицине не экономит, она пытается предоставить клиенту ещё один сервис и освободить его время. Контактный сервис задействован так же, врач консультирует столько же, мы точно так же должны предоставить ему рабочее место. Я не думаю, что пациента устроила бы консультация на фоне ковра с бегающими перед камерой детьми. Единственная выгода для клиники — лишний раз не вымыть лестницу, всё. Врачи получают столько же, налоги мы платим абсолютно такие же. Сейчас телемедицина стоит вполовину меньше «живой» консультации, мы делаем это в убыток, чтобы показать пациенту преимущества: даже если заплатишь столько же, ты уже сэкономил как минимум на дороге. Да, телемедицина никогда не заменит традиционный приём, но это не значит, что она хуже. У пациентов есть выбор: разговор с врачом, не выходя из офиса, или полуторачасовая дорога, чтобы услышать «продолжаем лечение по ранее намеченному плану», но зато лично.

Сейчас телемедицина в исполнении Into-Sana — инвестиция в рынок как таковой. Мы очень хотим сформировать такую культуру у пациентов и доказать практичность нововведений. Зачастую за инновации не готовы платить, не потому что жаль денег или их нет, а потому что люди не видят их ценности. Сумеем её показать — предложим качественно новый сервис и получим ресурсы на развитие инновационной медицины в Украине.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх