EN|RU|UK
Блоги Виктория Косенко
к.т.н., доцент ЗГИА, автор проекта "Сегодня была война"'.
  731  0

Генеральный спонсор

В 37 бате Юрия Флюнта за глаза называли "генеральный спонсор" или "Дед Мороз". В лицо говорить не отваживались, он реально не любил, когда его нахваливали, и резко на это реагировал. Когда батальон формировался, продал свою машину, купил бронежилеты 5 класса защиты и итальянские каски. На начало войны амуниция такого уровня была на вес золота!!! До этого он финансировал восстановление базы в Широком – перекрыли крышу, сделали внутренний ремонт, провели отопление, обустроили полигон. Затем был ремонт танков, БРДМов, приобретение джипов для подразделений батальона. Когда Юрий и начальник разведки поехали за "Уралами", то увидели просто автомобильный хлам, но решили: если заведутся, то возьмут! Машины таки завели, и повезли на СТО в Мелитополь. Там владелец станции техобслуживания, бывший десантник Адаменко, увидев эту печальку, вздохнул тяжело, и назвал машины металлоломом, но, зная, что транспорт необходим на войне, за работу взялся, и через три месяца сделал из них игрушки! Финансово помогла американская диаспора, но основные расходы легли на плечи Флюнта. Побратим Юрия Романовича N*** рассказал: "Юра не только патриот, он – человек слова, сказал – сделал. Он никогда себя не выпячивал, хотя помощь в батальоне оказывал всем – не было ни одного человека, которому Юрий чего-то не купил. Зачастую, его не нужно было просить о помощи, он сам это видел и помогал. В один из "выходов" я получил травму – сломал рёбра и не мог носить бронежилет – боль была адская. Юра увидел ситуацию, и уехал на какое-то время, ничего не сказав. А вернулся с кивларовым бронежилетом для меня!!! Этот броник очень лёгкий, я смог нормально двигаться, не страдая при этом от боли.

Флюнт вкладывал деньги, находил, привозил... Например, его идея была поставить наши ЗУ-23-2 на "мотолыги", это придало манёвренности пушкам. На его заводе сделали целое приспособление, выточили, и установили. Когда мы на стрельбы приехали, ахнули – другие батальоны были круто упакованы, тот же "Азов", например. Но, несмотря на это, на ночных стрельбах мы всех "сделали". "Пушкин" (командир артрасчёта) с двух выстрелов поразил две цели.

Юра увидел, что разведка батальона не мобильная, и сразу три джипа ребятам отгрохал! Разведчики ездили экипажами – в каком ещё батальоне такое было?! Когда есть, на чём и есть чем воевать, то и боеспособность подразделения, и боевой дух бойцов вырастает в разы!!! Я не могу сказать, что Юрий Флюнт был просто волонтёром, его забота о каждом бойце 37 бата была пронизана отеческой теплотой, для него не было больших или маленьких проблем и вопросов. Например, выходили наши танкисты на марш зимой, снег стоял стеной, бойцам пришлось с открытым люком ехать. Юра увидел, раздобыл очки тактические, чтобы снег глаза ребятам не залеплял".

Юрий Романович не только спонсировал батальон, но и яростно боролся за интересы с "нафталиновыми" командирами, когда в июле 2015 года батальон, который защищал целостность Украины в самых горячих точках этой войны (Авдеевка, Талаковка, Гнутово, Широкино и т.д.), вывели на ротацию под Токмак, в чистое поле, на жару 35-38 градусов. "Пацанов, которые девять месяцев сидели под обстрелами, без ротаций и отпусков, выгнали в поле, как скот, не дав ни палаток, ни стройматериалов для обустройства, ни даже воды" - гневное обращение Юрия Флюнта к зам. начальника Генерального штаба, которое он назвал "криком своей души", моментально разрешило тяжелую ситуацию. Сразу же приехала комиссия с командующим сектора, и батальон отправили на Черкасское.

Юрий категорически отказался называть суммы, которые он расходовал на обустроение, экипировку, вооружение 37-го бата, сказал, что это будет некорректно. Однако, по скромным подсчетам его побратимов выходит миллиона три!!!

О себе Юрий Флюнт, глава наблюдательного совета ЧАО "Бориславский завод "РЕМА", рассказал следующее: "Начался Майдан, я поддерживал его и помогал митингующим, но не находился там постоянно. Скажу честно, мне не нравится, когда ломают мостовую, что-то разбивают, но все-равно, в стороне от событий оставаться я не мог. Примчался на Майдан, когда зверски избивали студентов, детей!!! Под раздачу "Беркута" попали все, я вывез оттуда и доправил до больницы избитого поляка. А когда началась война, то стал помогать 95-й бригаде, где отслужил срочку, а также 81-й, 25-й бригадам, БФ "Повернись живим". На своем заводе мы ремонтировали для бойцов технику. Ещё в марте поехал в военкомат, но так как у меня трое детей, один несовершеннолетний, мне сказали, что дадут повестку на случай полной мобилизации.

Второго августа мы с приятелем встретились на День ВДВ в Киевском военном госпитале. Когда увидел молодых пацанов-десантников без рук, без ног, всё внутри перевернулось... Я сказал тогда другу: "Нам надо ехать! Мы уже пожили, жизнь видели. Что же дети калечатся и гибнут?!". Своей жене я раньше пообещал, что без повестки не пойду, но увиденное в госпитале не давало мне спокойно спать, и я стал искать возможность, как пойти на войну. В "Правый сектор" не хотел, в "Азов" тоже. Числа седьмого августа встречался с А. Ковалевым, и он мне сказал, что в Запорожье, на родине козацтва, формируется батальон.

В сентябре 2014 я поехал в Широкое, как волонтёр, и год прожил с батальоном. Поскольку собирался не только волонтёрить, записался в первую штурмовую роту. Автомат взял свой, зарегистрированный. Форму одел, рюкзачок на плечо, иду налегке по дороге, а тут навстречу мой давний друг, он тоже из Киева. Друг сказал, что он – начальник разведки в 37-м, и предложил идти к нему во взвод. Я сразу согласился. Пока жили на базе в Широком, помогал ему тренировать бойцов. Занимался с ними физподготовкой, гонял страшно – ребята, наверное, меня тогда ненавидели! Но и за питанием и здоровьем их хорошо следил – покупал мясо, чтобы кушали хорошо, кроссовки, чтобы бегали легко. Нас было пятеро "аниматоров" - так называли инструкторов разведки.

Когда пришел приказ выдвигаться в зону АТО, ребята спросили: "А "аниматоры" с нами поедут?". Одно отношение к инструктору, который поучил и уехал, а другое – когда с бойцами на "поле" живешь. Я собрался, и поехал, все наши инструкторы на войну пошли. О бизнесе своём я тогда не думал. У меня заводу 30 лет, металлургическое производство, занимаемся литьём. Тогда думал о своих детях, что с семьёй будет, если полномасштабная война в мой дом придёт...

С разведкой я прожил год, жил, как все ребята. Но ведь я производственник, бизнесмен, вижу, что и как можно сделать лучше, что усовершенствовать, что приобрести. Технику у себя на заводе ремонтировал, и в Мелитополь танки на ремонт возил, машины ездил покупать, солярку получать, снаряды, запчасти, каски, бронежилеты, переговоры вел с бизнесменами. Директор "Запорожстали" Ростислав Шурма батальону здорово помог, и директор Авдеевского коксохима Муса Магомедов с нами сотрудничал. Всегда свежий хлеб, и не только, доставляли нам благодаря Шестопалову Б.Б., директору "Хлебодара". Вобщем, я был везде, мой джип за год пробежал 75 тысяч километров по передку. Время пролетело быстро, как один день.

Когда выходили в зону АТО на линию Авдеевка-Новобахмутовка, батальон вначале стоял под Селидово, дня три. Ночью уже были морозы, и необходимо было срочно расквартировать бойцов. Мы с комбатом ездили к мэру, чтобы тот помог с этим вопросом. Он дал батальону помещение профилактория, но пожаловался на беспредел, сказал, что бойцы из батальона "Днепр" отобрали у него джип, и даже в яму сажали! Мы пообщались с добробатом по этому поводу, и они компенсировали ущерб. В Селидово, к сожалению, бывали случаи, когда под видом патриотизма некоторые позволяли себе мародёрствовать. "Соболь" организовал патрулирование по городу, чтобы пресечь беспредел.

Одной из задач батальона было обеспечение законности и порядка на выборах. Знаю по примеру Великой Новосёлки, как это было непросто, но с этой задачей мы справились. Порядок во время голосования обеспечили, и комиссию с бюллетенями доставили до центра в сохранности.

После выборов я поехал в Авдеевку, где находился наш первый ВОП. Бойцы занимали первые этажи девятиэтажки, и местные тоже там жили. Во дворе стояла колонка, к ней гражданские за водой ходили. Сепары часто обстреливали из минометов эту толпу мирных людей, но местным деваться было некуда – вода нужна каждый день. Во дворе девятиэтажки во время очередного обстрела был смертельно ранен "Лом" (Андрей Ломейко). Мы решили помочь людям, живущим в Авдеевке, и пробурить скважины. Я нанял бригаду, договорился, внёс предоплату. Рабочие приехали, но бурить отказались. Я наших бойцов не предупредил, отвлёкся на какие-то текущие проблемы, а они бригаду положили на землю, до выяснения, те испугались. Познакомился тогда ещё с одними парнями, с ними мы до сих пор общаемся. Батальон выдал работникам бронежилеты, каски, я оплатил работу, и, несмотря на обстрелы, ребята сделали две скважины – поработали хорошо. Когда бурить заканчивали, телевидение приехало, сюжет снимать о том, как "Национальная гвардия людям скважины бурит"! Мы тогда долго смеялись!!!

Штаб батальона в 2014 году находился в Новобахмутовке, а ВОПы – от Авдеевки до Красного Партизана. Между ВОПами большие расстояния – "дырки" до 15 км, их разведка заполняла, и ещё минировали территорию. Мотался я от первого до седьмого ВОПа по разным волонтёрским вопросам.

Было такое, что объявлялись недовольные жизнью бойцы. Например, служил в батальоне "Дядя". Воевать он особенно не хотел, зато постоянно жаловался, что плохо кормят. Я поехал разбираться с начпродом – как же это так, батальон голодает?! Проверил на ВОПах, как дела с питанием обстоят. Получилось, что все бойцы сыты, один "Дядя" "голодает". Из разведки его убрали, перевели на первый "блок", но он и там продолжал ныть.

Вобщем-то, всего не упомнишь, чем я ещё занимался в батальоне. Вернулся домой, ведь в тылу тоже фронт. Нужно за дело своё бороться, людям зарплату давать, налоги платить. Ответственность перед семьёй, перед государством. Продолжаю помогать армии. Считаю, что тогда, в 2014-2015 годах, наш батальон со своей задачей справился – личный состав сберегли, и врага не пропустили, ни одного сантиметра родной земли не сдали! Если начнутся полномасштабные боевые действия, я опять буду там. Мы все соберёмся, и поедем!".

Сентябрь 2018 года

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх