EN|RU|UK
Блоги Виктория Косенко
к.т.н., доцент ЗГИА, автор проекта "Сегодня была война"'.
  3273  1

"Хортица"

Проект "Сегодня была война" был задуман мной в 2014 году, когда в условиях российской агрессии, простые и знакомые люди стали вдруг Великими украинцами, своими поступками и порой даже жизнью, они показали настоящую любовь к Батькивщине. Проект я создала изначально для студенческой молодежи и в команду также привлекла молодежь. Ведь от них зависит наш завтрашний день. И от того, что будет в сердцах у ребят, в их головах, будет зависеть будущее Украины. Мои ребята помогают мне популяризовать сборники, собирать материал о Героях сегодняшней войны, и пробуют себя в качестве авторов. Один такой рассказ, написанный совместно со студентом, а теперь аспирантом, Романом Ляшенко, предлагаю вниманию читателя.

Я – студент, учусь в ЗГИА. Хочу рассказать об одной встрече, которая серьёзно изменила меня и мою жизнь. С Вячеславом Зайцевым, киборгом, кавалером ордена "За мужество", я познакомился прямо на сцене ДК Строителей. Ему аплодировал весь зал, и мне посчастливилось получить из его рук диплом победителя конкурса "Студент года – 2015" в номинации "Патриот года". Вячеслав Зайцев – мой земляк, он – ЛИЧНОСТЬ!!! Мне очень хотелось узнать о нём побольше. И вот, вторая наша встреча состоялась в более непринужденной обстановке, в маленькой кафешке, где за чашкой кофе "Хортица" (позывной Зайцева) рассказал о "своей" войне за независимую Украину. Вот его история...

"Для меня всё началось с того, что я решил пойти добровольцем в АТО, но сразу в военкомате мне, к сожалению, отказали, и взяли служить уже во вторую мою попытку. Помню, самая первая отправка была в город Николаев в 79-ю десантную бригаду. В учебке мы прошли ускоренную подготовку, и нас перебросили под Крым – это Чонгар, Чаплинка. Мы усилили тогда наших пограничников, ходили в патрулирование с боевыми патронами, но, правда, ни одного выстрела там, под Крымом, никто не произвёл. А чуть позже, в середине мая, наша бригада была переброшена на Донбасс, и с 1 июня мы стали участниками АТО.

Первая боевая задача, которая была поставлена перед нашим десантным подразделением, – это освободить Красный Лиман, там мы попали в засаду. С боевыми побратимами мы прошли много "горячих" точек этой гибридной войны. Наша рота, помимо операции на Красном Лимане, пережила ад Изваринского котла, позже мы участвовали в рейде под Мариуполем, защищали ДАП, удерживали до последнего Дебальцевский плацдарм (мы воевали в Логвиново – это часть Дебальцевского котла). Там я был ранен. Если уж точно говорить о ранениях, то первое осколочное ранение в живот я получил в аэропорту, в старом терминале, а второе, в ногу, уже в районе Дебальцево.

Вначале в аэропорт зашла 3 рота нашего батальона, в тот день сгорело заживо несколько парней, одним из них был Саша Пивоваров – наш земляк из Запорожья. В ночь на 2 октября мы заняли старый и новый терминалы, башню аэропорта. Дорога в аэропорт постоянно обстреливалась, противник не жалел для нас ни мин, ни снарядов, в то время, как наши штабные генералы постоянно звонили и спрашивали, почему у нас такой большой перерасход боеприпасов.

Ротации в ДАПе проходили каждые 10 дней, потому что тяжело было, и психологически, и морально, выдержать круглосуточные обстрелы наших позиций, бытовые неудобства (отсутствие бани, двухчасовой сон в сутки и т.д.). Одновременно в аэропорту никогда больше сотни бойцов не находилось. Для меня один из самых запоминающихся моментов был тот, когда мы попали в старый терминал. Была тёмная безлунная ночь, и мы зашли незамеченными. Первое, что мы увидели в старом терминале, – это носилки с двухсотыми – днём их не могли вывезти, дожидались темна. Погибшими были ребята из 3 полка спецназа. На самом деле, не все тела героев вывезли из ДАПа, часть наших пацанов присыпало стенами, потому что их в упор расстреливал российский танк, и те, кто там находился, сгорели живьём. У них не было ладоней, не было пальцев на ногах, остались одни угли.

Мне сильно врезался в память пожар, когда мы были отрезаны от своих. С одной стороны "насыпали" сепаратисты, с другой – стена огня. Если бы ветер дул в другом направлении, мы бы все сгорели, потому что рядом находилось много боекомплектов, и они уже начали взрываться. Мы на корточках укрывались за обломками стен. Поэтому сейчас я пирофоб, всем советую почистить свои кладовки и сдать макулатуру! (улыбается).

В новом терминале укрытием нам служили опоры или уцелевшие бетонные стены, пролеты лестниц, кучи строительного мусора, но это большей частью были визуальные укрытия, которые не могли защитить от пуль. Из-за гипсокартонных стенок можно было выглядывать и наблюдать за противником или корректировать огонь. Защитить нас мог только бетонный пол, который, конечно, не спасал от бьющей сверху артиллерии.

Мы всё ещё удерживали терминал, а сепары уже во всю трубили по СМИ, что взяли все терминалы ко дню рождения Путина, потом ко дню Октябрьской революции, а потом на полгода референдума. Если Вы спросите меня, благодаря чему мы так долго продержались, то я отвечу – нас прикрывала наша арта, которая стояла в Песках, Водяном. Побратимы – артиллеристы, прикрывая нас, гатили из миномётов, гаубиц, реактивной артиллерии по российским бандформированиям.

Первый бой был самый страшный, если честно. Конечно, сейчас, уже повоевав, я понимаю, что этот бой не был таким уж впечатляющим, а тогда я сидел в БТР-е, по нам работал пулемёт и пули стучали по броне... Это ощущение передать невозможно.

Первый бой... Первый обстрел из "Града"... Это случилось 4 июля. Мы только заступили на позицию, рыли окопы, а чуть ниже уже начала гореть трава от реактивного снаряда. Тогда россияне "Градами" накрыли огромное поле. Бойцы сразу же воочию убедились, что надо зарываться по-глубже – это спасет жизнь.

Ещё в самом начале войны был южный котёл, Изваринским его называют. Мы попали тогда в окружение, но, тем не менее, перекрывали и оттягивали силы террористов на себя. Россияне лупили по нам с двух сторон: с одной била российская арта, находящаяся на территории РФ, а с другой – ДНР-ские бандформирования. Я считаю, что города Дебальцево, Лисичанск, Северодонецк, многострадальный Славянск были освобождены тогда и благодаря нам тоже. Держались мы в окружении будь здоров! По нам не только постоянно долбили, но ещё была нехватка воды и продовольствия, да и техники практически не было. На одном БТР-е выезжало по 30 человек (на броне), и в случае попадания мины было бы 30 трупов, но мы смогли вырваться из котла... Мы – это 24-я, 72-я, 79-я бригады, часть 3 полка спецназа и пограничники".

Наш разговор с Вячеславом продолжался. Время летело быстро, но для меня оно как-будто остановилось. Воспоминания "Хортицы" сменяли друг друга. Я жадно слушал, мне было важно знать правду об этой войне.

"Помню, в Новом терминале было небольшое затишье, и майор отправил меня наблюдать на 4 этаж за танком. Танк было слышно, но я его не видел и решил сделать кофе. Вдруг вижу – пробегают три сепара, и я понимаю, что из-за этого кофе я не успел их обезвредить (о чем очень жалею), не исключено, что они могли кого-то убить... Хотя бывали и хорошие дела – мои попадания из гранатомёта были более чем в ста случаях точными, я очень метко стрелял. Пулемётчик – это, на самом деле, опасный человек!" (улыбается).

Я спросил у Вячеслава Алексеевича, терял ли он друзей на войне, и увидел, как глубоко взволновала его эта тема, боль и горечь промелькнули в его глазах.

"Прежде всего, мне вспоминается Саша Пивоваров, с которым мы вместе призывались, он сгорел в ДАПе 28 сентября. Общество ветеранов АТО Запорожья, главой которого я являюсь, поспособствовало тому, чтобы его именем назвать улицу. Для родных потерю сына не восполнить, он был ещё очень молодым. Когда я уходил на фронт, у меня оставалась дочка, а вот он после себя не успел никого оставить, только светлую память... Поэтому назвать одну из улиц Запорожья в его честь – это самое малое, что мы можем сделать.

Случилось так, что после демобилизации меня не только избрали главой Общества ветеранов АТО Запорожья, но и предложили защищать интересы бойцов в качестве депутата горсовета. Так я стал ещё и депутатом. Одно из направлений моей работы – это инвалиды АТО и семьи погибших ребят, которые нуждаются в льготах и моральной поддержке. В ходе работы мы добились бесплатного питания для детей участников боевых действий, летом отправили ребятишек в лагерь в Бердянске. В проекте памятник воинам АТО. Кроме того, на базе 3 городской больницы создали реабилитационный центр с новой аппаратурой и качественным ремонтом. Вместе с единомышленниками провели телемарафон, собранные деньги распределили семьям погибших, раненым бойцам, инвалидам АТО. Я хочу, чтобы люди знали, что в нашем городе мирно и спокойно благодаря бойцам, которые защищали и продолжают защищать территориальную целостность и независимость Украины".

Время нашей беседы пролетело незаметно, как мне показалось, просто на одном вздохе. Честный и искренний рассказ "Хортицы", его желание и умение служить Батьківщині, где бы он не находился, произвели на меня сильное впечатление, и я принял твердое решение, что после окончания ВУЗа я не уеду за границу в поисках лучшей жизни, как хотел раньше.

Я останусь на Родине – создавать эту лучшую жизнь! Теперь я окончательно уверен, что у нас это получится, потому что рядом есть такие люди, как Вячеслав Зайцев, киборг ДАПа, с позывным "Хортица".

Роман Ляшенко, Виктория Косенко

Сентябрь 2016 года

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх