EN|RU|UK
Блоги Виктория Косенко
к.т.н., доцент ЗГИА, автор проекта "Сегодня была война"'.
  2835  1

Разговор с Ангелом–Хранителем

В дивизионе у Евгения П*** позывной «Док».  «Ангелом-Хранителем» его называют за особое состояние души – он один из тех, кто не пройдет равнодушно мимо, если кому-то нужна помощь. Женя, в свои 30 с хвостиком лет, уже успел многое. Активная жизненная позиция, горячее, неравнодушное сердце всегда приводят его в эпицентр событий, туда, где он может быть максимально полезен людям. Вот история, которую мне рассказал «Док»:

“22 или 23 января 2014 года я поехал в Киев на Грушевского. По образованию, и в душе, я медик, поэтому решил помогать медикам Майдана. Однако когда я приехал, уже было относительно спокойно, и моя помощь не понадобилась. Я вернулся в Запорожье (и, как оказалось, вовремя),  на наш запорожский Майдан. Людей на Майдане в Запорожье было довольно-таки  много. Мои земляки, хотя и знали о кровавом противостоянии в Киеве, все же до конца не верили, что в Запорожье может произойти такое же!  Это, в итоге, была фатальная ошибка... Люди у нас, по-моему, самые доверчивые и спокойные! Но 26 января мы все убедились в серьезности намерений власти безжалостно подавить Майдан, даже если придется залить его кровью.

Нас, стоящих тогда на Майдане, окружили менты, из-за здания обладминистрации подтянулись титушки, вооруженные дубинками. Было очевидно, что  титушки действуют сообща с милицией (у них были белые повязки), и уже получили полную индульгенцию на насилие. Когда начался т.н. «штурм», в самую гущу митингующих милиционеры бросили две свето-шумовые гранаты, но люди, которые до этого момента еще наивно полагали, что власти не решатся на расправу над Майданом, не успели, и не собирались разбегаться. Остались стоять и получили ранения от осколков гранаты. Особо серьезных повреждений еще не было, но медицинская помощь, тем не менее, понадобилась. Аптечка у меня кое-какая была и что делать, я примерно понимал после поездки в Киев, поэтому сразу начал перевязывать пострадавших. Их было, может, и не так много, но я оказался единственным медиком! Меня звали со всех сторон!  Силовики не жалели слезоточивого газа, приходилось промывать глаза талой водой. Число  пострадавших росло, я разрывался между ними, но, к счастью, присоединились еще человек пять помощников. Помню парня, который буквально возник из дыма, и протянул мне 400 грн. - на медпомощь раненым на Майдане!  Я отказался брать деньги, и попросил, чтобы он купил нам белые футболки и красный скотч. Он довольно быстро все это привез,  мы с ребятами надели эти футболки и скотчем налепили красные кресты, чтобы люди знали, к кому обращаться в случае травмы. Эти кресты потом помогли избежать нам печальной участи остальных митингующих. Также люди постоянно несли какие-то медикаменты: бинты, жгуты, перекись, йод и зеленку, талую воду... Игорь Лукашенко из запорожского Автомайдана привез нам ящик соли, чтоб мы могли посыпать лёд, и палеты. К вечеру, когда основательно похолодало, в  кинотеатре «Байда» мы организовали медпункт и уже туда нам стали приводить пострадавших. Позже, когда противостояние, казалось, завершено, и поток пострадавших прекратился, я собрался было домой - отдохнуть и поспать. Но как раз в этот момент  начался печально известный штурм! Милиция перекрыла проспект по улице Гагарина и Якова Новицкого. Нас окружили, и не пропускали никого - ни людей, ни транспорт,  проезжали только маршрутки.

С Запорожским Майданом расправлялись по полной. Впереди силовиков бежали ошалевшие от безнаказанности титушки с распиленными пополам держаками от лопат в качестве дубинок. Набрасывались на немногочисленных, оставшихся на ночь, митингующих, и лупили на убой. Месиво... Шанс выбраться не покалеченным у меня был только один – маршрутка! Я сорвал футболку, бросился на дорогу перед автобусом, прямо перед лобовым стеклом замахал руками, прося водителя остановиться. Машина затормозила, и водитель подобрал меня. Я был взмыленный, пропахший дымом, вскочил в салон,  окинул взглядом пассажиров и быстро занял свободное место, слившись с остальными.  Люди отводили взгляды, наверное, боялись меня, но надо отдать должное моим землякам - когда наш автобус проезжал через кордон ментов, меня никто не сдал! Проезжали площадь мы как раз в тот момент, когда титушня, улюлюкая, гнала остатки митингующих в сторону фонтана. Мусора неспеша шли позади.

Позже я прочитал в интернет-новостях информацию о разгоне запорожского Майдана. Журналист написал, что избитым людям помощь оказывал местный  Красный Крест, а под текстом была моя фотография. На тот момент я никакого отношения к Красному Кресту не имел, и, решив «восстановить историческую справедливость»,  записался на курсы оказания первой помощи. У запорожского Красного Креста на тот момент еще не было Отряда быстрого реагирования, такого, как на Майдане в Киеве. Мне предложили его  создать и возглавить. Первыми его членами стали также Юлия Пасхина (на данный момент служащая ВСУ), Оксана Жовнер, Ксения Алекса, Ксения Эндик. Деятельность отряда была направлена на оказание домедицинской помощи пострадавшим на массовых мероприятиях, а также на обучение  навыкам  оказания доврачебной помощи  гражданского населения и военных.

           Когда началась российская агрессия на востоке Украины, я стал ездить с волонтерской помощью для наших военных (от автора: Женя был одним из самых первых волонтеров). Ездили в разные подразделения - кто просил помочь, туда  и ехали. Первый раз это было так - пришла информация по Zello в канале Автомайдана: «Нужна  помощь! Хлопчики в полі голі-босі!!»  Мы быстро собрались, Виталий Грицай дал машину, Сергей Осауленко её заправил. Оба они были из запорожской Самообороны. Кто-то принес денег, масло, крупы, хлеба, сало! В общем, загрузились и направились в Новоукраинку, но оказалось, что населенных пунктов с таким названием - аж три, и расположены они в разных концах нашей области - за пятьдесят, за сто, и за сто пятьдесят км от нас! Мы поехали, конечно же, не в ту Новоукраинку... Хорошо, что это выяснилось почти сразу, и примерно в 9 вечера взяли курс на нужный нам населенный пункт (конечно, он был за 150км). Естественно, точного местонахождения подразделений нам никто указать не мог. Долго блуждали в темноте по полям, и наконец, абсолютно случайно, наткнулись на “бэху”. Как потом выяснилось, мы попали на дозор, чуть позже подтянулась разведка. Встретили нас без энтузиазма: «Руки на виду! Ключи от машины и документы сдать!» Приняли нас за сепаров. Довольно долго мы им объясняли, кто мы, зачем приехали, откуда о них узнали... Слова «волонтер» тогда еще в обиходе не было. Во время диалога и у меня в голове пульсировал встречный вопрос: «Ребята, а вы-то чьи?» Выяснилось, что мы попали в 72-ю бригаду, и уже по возвращении домой мне позвонил командир одного из дивизионов. Мы познакомились, и он продиктовал список необходимого. Вот так мы и начали волонтерить...

В конце августа 2014-го ко мне обратилось руководство 55-ой бригады с просьбой помочь вывезти  с неподконтрольной территории тела двух бойцов бригады. Военным нужен был проводник по этим местам, а я, волонтерствуя, немного знал эту местность. К тому же, я тогда уже был представителем Красного Креста, а эта организация, согласно  международным договоренностям, имеет преференции в доступе на неконтролируемые территории.

От бригады ехали офицер медслужбы и водитель Владимир. Я преклоняюсь перед их мужеством, ведь если бы мы попались, я, как гражданский, скорее всего не представлял бы для террористов какого-то интереса, то ли дело военные ВСУ...  В “скорую” газель, облепленную красными крестами из скотча, погрузили два гроба и мешки для тел.

Ехали селами, полями. Через Розовку добрались до Волновахи, там тогда еще был наш крайний блокпост. Далее через Докучаевск поехали в Старобешево. На подъезде нас остановили наши разведчики, узнав, кто мы,  предупредили, что дальше нельзя – идет бой. Через несколько минут после остановки по нам начал работать миномет. Разведчики весьма убедительно попросили нас уехать... Мы приняли решение, не смотря на предупреждение, продолжить свой путь. Приехали в Старобешево, в разбитую больницу, благо, она оказалась на окраине, там нам указали, где морг. Где-то совсем близко шел бой,  “стрелкотня”, окна разбиты, электричества не было. Холодильники в морге не работали. Когда мы вошли внутрь, то чуть не повалились от характерного запаха. В морге находились две сотрудницы, которые дежурили там бессменно. Женщины спали прямо на полу, у стены, там было самое безопасное место. Как они это выдерживали?! Мы привезли им еды и воды, за что они были очень-очень благодарны. Нас повели в помещения, где находились тела украинских бойцов, но оказалось, что мы можем забрать не только двоих из 55-ки, а и еще троих погибших украинских воинов, которых довезли, пока мы ехали (как раз в это время были бои под Иловайском). Мы, конечно, согласились, но привезли с собой всего два гроба. Вышли из положения таким образом - крышками от гробов выложили пол и стены машины и уже на них грузили тела, предварительно пакуя  в мешки. Когда начали переносить тела, у меня окончательно заклинило спину (дали о себе знать две межпозвоночные грыжи).  Боль была такой силы, что оставшихся погибших ребята погрузили без меня.

Когда выносили тела к машине, было особенно страшно, внутри хоть какое-то укрытие, а снаружи казалось, что пули летят буквально над головой.

Несколько раз мы падали на землю и какое-то время ждали, пока утихнет стихнет интенсивность стрельбы. Потом вставали и, стараясь громко кричать «Не стреляйте! Красный Крест!», возвращались в морг за очередным телом.

 Из Старобешево мы выехали в полном молчании, с закрытыми окнами, потому что запах стоял, сами понимаете какой. Так, молча, под впечатлением от увиденного, мы мчались какое-то время... В Волновахе уже не было армейского блокпоста, и мы не знали, на чьей территории сейчас находимся, и взяли курс на Розовку…”

Это лишь небольшой эпизод из яркой Жениной жизни. Помимо волонтерской работы в Красном Кресте, помощи армии, он еще и инструктор по стрельбе! В мае 2016 года  Евгений пошел служить в ВСУ, в 55-ю ОАБР. Это решение друзьям и семье он объяснил тем, что исчерпал свои возможности быть полезным Украине как волонтер, и хочет защищать Неньку на передовой!

Лето 2016 года

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх