EN|RU|UK
Блоги 

Константин Паршин

  2201  0

Успеть до октября! Дневники реформы. Выпуск 4.

Начнем с хорошего. На прошлой неделе эксперты Международного проекта «Центр подготовки «PATRIOT» закончили проводить заседания рабочих групп по подготовке новой структуры управления Национальной гвардии Украины.

В конце прошлого года, 21 декабря, мы с Георгием Каландадзе на брифинге рассказывали о том, что дан старт переходу НГУ на стандарты НАТО - началась реформа. За это время мы с коллегами провели интервьюирование руководителей всех управлений и департаментов Главного управления НГУ, адаптировали натовскую структуру под Нацгвардию, разработали и одобрили у командующего НГУ генерал-лейтенанта Аллерова проект новой структуры управления. Потом в рамках рабочих групп отдельно провели консультации с руководителями управлений по новой структуре - как должно работать непосредственно их подразделение, какие новые функции у него появляются, какие уходят и т.д.

На данный момент идет работа по подготовке новых штатных расписаний, должностных инструкций и положений об управлениях в соответствии с проектом новой структуры. Собственно, можно было бы говорить о том, что процесс реформирования структуры управления вышел на финишную прямую - разработка и утверждение всех этих документов займет от силы пару месяцев. Можно было бы - но, боюсь, не выйдет.

Мы с коллегами по Международному проекту «Центр подготовки «PATRIOT» неоднократно говорили о том, что сектор государственной безопасности и обороны надо реформировать целиком - отдельные реформы в ВСУ или НГУ ничего не дадут. Это должна быть комплексная реформа по одному образцу - все формирования, входящие в сектор, должны иметь одинаковую структуру управления. Необходимо это для того, чтобы в особый период они все могли максимально оперативно начать эффективно взаимодействовать. И командующий НГУ это понимает прекрасно.

Юрий Владимирович Аллеров - боевой генерал. Он не из учебников знает, как важна слаженность действий на поле боя. И потому совершенно здраво полагает, что сроки перехода на новые стандарты управления должны быть синхронизированы с ВСУ. Вот только одна беда: в армии натовские стандарты управления собираются ввести аж в 2018 году.

Откуда вообще взялась эта дата? Нет, понятно, что Президентом была озвучена стратегия «Украина-2020» и все министерства начали наперебой подгонять под нее свои планы - встроились в генеральную линию, так сказать. Но непонятно, почему они дату, которая важна для Президента, восприняли как общий ориентир? В Украине такая ситуация, когда можно расслабиться и ориентироваться на результат через 4-5 лет?

Такую же злую шутку сыграла «Украина-2020» и с Минобороны. Что значит «к 2018 году?» Такое впечатление, что нет войны на Донбассе, что на пороге у нас не стоит лютый враг со своей шизофренической картиной мира в голове. Настолько шизофренической, что в своей борьбе с мифическими жидоящерами, этот враг уже готов начать третью мировую. У нас что, есть время ждать?

Больше всего тут удивляет позиция Генштаба. Казалось бы: кто как ни НГШ должен быть больше всех заинтересован в эффективном управлении, в эффективном планировании операций, в нормальной подготовке бойцов, в нормальном снабжении? По логике, именно начальник Генерального штаба должен бить в набат и выступать самой активной движущей силой реформы. Но вместо этого НГШ собирает у себя блогеров и мужественно глядя в глаза чуть не под подписку о неразглашении перечисляет им номера частей и фамилии командиров. Ну и констатирует, что в армии есть проблемы.

Собственно, именно такие «странности» и являются причиной того, что министр обороны Степан Полторак поддержал создание Комитета реформ МОУ. Тут дело не только в позиции натовских партнеров или конструктивных сил гражданского общества. Постоянное внутрисистемное сопротивление изменениям, в которые упираются все позитивные начинания в Минобороны - вот главная причина появления Комитета. Решение было обусловлено, в первую очередь, желанием «расшевелить» такую архаичную структуру, как армия, с помощью внешней силы.

Создание Комитета - идея очень правильная. Только сам Комитет за почти три недели так толком и не начал свою работу. Собрались, поделились на подгруппы. Поделились, как мы с коллегами сразу отметили, очень странно: отдельная подгруппа разрабатывает новую структуру МОУ, одна - новую структуру ГШ, еще одна - финансовые вопросы и т.д. Как можно говорить об изменениях в системе закупок, если непонятно, кто этими закупками будет заниматься в новой структуре? Как можно менять структуру ГШ, не согласовывая это с изменениями в структуре Минобороны? Так вопросов можно задать еще очень много. Что они возникнут - было очевидно сразу. Они возникли - теперь в Комитете занимаются перераспределением подгрупп.

А тем временем глава Минобороны без всякого Комитета взял и приступил к основному: отменил 138 приказов прошлых лет, которые дублируют функции МОУ и ГШ и тормозят реформы. Это, на самом деле, очень хороший сигнал. Когда есть заинтересованность руководителя - процесс идет гораздо продуктивнее. Собственно, мы это на примере реформы НГУ можем наблюдать.

Думаю, если министр обороны продолжит теми же темпами, в оборонном ведомстве могут успеть сделать все то, что уже успели в НГУ - причем в сопоставимые сроки. И НГУ, и МОУ обязаны до конца 3 квартала 2016 года разработать новые структуру, разобраться с положениями об отделах, должностными инструкциями, штатными расписаниями и подготовкой новых уставов. И не только это: необходимо утвердить программы боевой подготовки, «штатки» боевых подразделений, и т.д., и т.п. Критически важно подготовить все документы именно в этот срок! Ведь все это должно иметь под собой финансовую основу - а значит нужно будет успеть внести все необходимые суммы в бюджет-2017.

У нас действительно появился шанс быстро и эффективно провести реформу сектора государственной безопасности и обороны - главное, чтобы сейчас максимально активизировались все, от кого эти изменения зависят. Потому что времени до 2018 года у нас просто нет.


Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх