EN|RU|UK
Блоги Вика Ясинская
обозреватель Цензор.НЕТ
  2772  0

"Надо показывать ту правду, которую никто не показывает"



14 июня в Киеве в "Крымском Доме", по адресу Суворова, 9, открылась фотовыставка журналиста "Радио Свобода" Антона Наумлюка о судебных преследованиях украинских и крымских политзаключенных в России.

На пресс-конференции журналист отметил, что именно по его мнению является одним из важных факторов возвращения украинских политзаключенных домой:

"Когда ты работаешь на политических процессах, рано или поздно перед тобой встает моральный выбор: оставаться журналистом или переходить во что-то большее - то есть системно освещать процессы, а фактически жить с теми людьми, о которых пишешь. Сегодняшняя выставка - это продолжение журналистской работы об информировании людей о том, что творится в России, о том, кто там находится, кто еще требует помощи. Из всех, кто здесь представлен, домой вернулась только Надежда Савченко. Все остальные еще находятся в России и у многих путь домой еще только начинается. Люди, которых вы видите на фотографиях, для них очень важно, чтобы журналисты о них не забывали. Эти люди требуют вашего внимания - и только это позволит их вернуть домой."

- Чем Вы занимались до того, как стали писать о политзаключенных, о чем писали?

- Я преподавал историю. Был университетским преподавателем и ходил в бабочке. А когда начал заниматься журналистикой - это совпало с АТО. Я туда поехал, а когда вернулся оттуда, начал заниматься судебными процессами. Потому что это продолжение того, что происходит на востоке Украины. Это люди, пострадавшие от войны, точно так же, как и солдаты.

- Почему Вы решили поехать в АТО и освещать события с украинской стороны?

- Я историк и прекрасно понимаю, что происходит на самом деле. Когда я поехал в АТО, на тот момент там уже не было практически никого из российских журналистов. И я просто показывал, что происходит с другой стороны. Мне нравится мнение Аркадия Бабченко, который сказал так, что за кого я болею - там я и работаю, но я должен пытаться как-то это остановить своими фотографиями, репортажами. Вот и я тоже пытаюсь это остановить.

Не надо ни на кого играть, просто надо показывать ту правду, которую никто не показывает. Это важно - хоть одному, но быть на той стороне, где никого больше нет.

- Почему Вы считаете, что Кремль потихоньку избавляется от украинских политзаключенных?

- Я думаю, что это делают для того, чтоб снизить градус давления, снизить градус санкций.

До того, как Савченко вернулась домой, с Россией никто не хотел разговаривать, имеются в виду другие страны.

- Думаете, что результат освобождения Савченко - это заслуга журналистов и активистов?

- Понятно, что и журналисты, и активисты для Путина вообще ничего не значат. Но они давят на правительство своих стран. Правительство своих стран давит на международные организации, они в свою очередь давят на Кремль - и в результате мы имеем финансовые проблемы в России и попытку как-то это сгладить.

- Когда Вы начали писать о судебных процессах, изначально верили, что Ваша работа принесет результат?

- Я постоянно в это не верю, но каждый день убеждаю себя, что нужно этим заниматься, несмотря на то, что это просто какая-то черная дыра. Но вернулись двое заключенных Геннадий Афанасьев и Юрий Солошенко. А про Гену в последнее время писали единицы, но тем не менее все равно что-то капало понемногу - и вот есть результат.

- Можно сказать, что начав этим заниматься, Вы в каком-то смысле "заболели" этой работой и уже не можете остановиться?

- Да. В Грозном (дело Карпюка и Клыха), например, я оставался в какой-то момент один и стало понятно, что если я уеду, то все - информация вообще прекратится. Потому что ни одного журналиста там не было, поэтому вопрос выбора, оставаться ли и продолжить писать, даже не стоял.

- А не было таких моментов, когда понимали, что все - устал, не хочу больше этим заниматься?

- Нет, даже если устал, надо остаться в любом случае. Рано или поздно это все, конечно, закончится, но пока держишься на ногах, то надо работать.

- Что было самым сложным для Вас в этих процессах?

- Самое сложное - это психологически выйти из этого состояния. Это что-то типа военного синдрома. А технические вопросы - они спокойно решаются. В Грозном мне вообще не дали аккредитацию. Я пришел и сказал, что процесс открытый и я буду сидеть, как вольный слушатель. А на следующем процессе я просто договорился, что буду снимать.

- Если все эти процессы закончатся, Вы бы продолжили писать на такую же тематику или вообще вернулись бы преподавать историю?

- Эта тема не заканчивается и люди, которых осуждают, есть. Да и конфликты и поведение страны - это бесконечный процесс и он никогда не остановится. Сейчас я планирую поехать в Крым, работать по татарам. Это еще десятки людей, которых Вы тоже вот так когда-нибудь увидите на выставке, и с которыми мне надо будет, грубо говоря, жить и следить за их судьбами, общаться с родственниками.

На выставке присутствовали родственники украинских политзаключенных - жена Николая Карпюка Елена Карпюк, племянница Станислава Клыха - Леся, Отец приговоренного к 11 годам по сфальсифицированному обвинению в шпионаже Валентина Выговского - Петр Выговский. Сестра Надежды Савченко - Вера Савченко. Помимо родственников открытие посетили российский юрист, адвокат, который занимался делом Надежды Савченко Илья Новиков и координатор Комитета по защите прав крымскотатарского народа, член Меджлиса Эскендер Бариев.

выставка наумлюк

Антон Наумлюк

выставка наумлюк

Слева направо: Леся - племянница Станислава Клыха, Петр Выговский - отец Валентина Выговского, Елена Карпюк - супруга Николая Карпюка

выставка наумлюк

Антон Наумлюк, Вера Савченко

выставка наумлюк

Эскендер Бариев

выставка наумлюк

выставка наумлюк

новиков
Илья Новиков



Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх