EN|RU|UK
Блоги Олена Тищенко
юрист
  10063  10

Прощание с "активами Януковича", или "Персональный привет новому Генпрокурору от английского правосудия"

В Украине существует традиция: с приходом новых лиц в высокие кабинеты все начинается заново: борьба с коррупцией, спасение экономики и, недавно прибавившаяся к этому, работа по возврату активов Януковича.

Последняя все это время происходила в основном только на бумаге и в средствах массовой информации, но это не мешает ей сделать очередной виток активности. Тем более, что на этом, в отличие от все сильнее уменьшающихся возможностей в других сферах, в Украине все еще можно неплохо заработать: грантовую помощь иностранных доноров, выделяющих вполне серьезные суммы на разработку законопроектов, призванных реформировать систему органов юстиции Украины, и политические дивиденды. При этом отрицательный результат такой работы только создает все новые и новые поводы для реформирования и без того уже многострадального, многократно изуродованного законодательства Украины. Некогда бывшего красивой, логичной системой Советского права.

Поэтому вновь созданное Правительство сейчас по новой активно начали обхаживать представители донорских организаций, и созданных ими же общественных организаций, через которые они таким образом могут утилизировать выделяемые на борьбу с коррупцией и преступностью в Украине финансовые ресурсы. Все это под благословение иностранных наблюдателей, которым также важно поддерживать мнение об активно проводимых в Украине с их участием реформ. Результаты же очевидны: за последние два года в Украине было принято несколько десятков антикоррупционных законодательных актов и создано 4 (!) новых органа по борьбе с коррупцией, два - по борьбе с преступностью и несколько новых (платных) Реестров Минюста. Плюс введены антикоррупционные прокуроры, при каждом органе заработала "общественная комиссия" из одних и тех же грантовых "общественников" и журналистов, чего нет ни в одной стране мира (чтобы на сугубо профессиональные должности прокуроров выбирала непонятно как сама отобранная общественность!). В общем, работа кипит! И неважно, что по факту законы за копейки пишут студенты, включая в наше право все больше чуждых ему наскоро переведенных норм других стран, а в качестве "экспертов" выступают журналисты, а не специалисты с многолетним опытом работы. Главное, процесс идет.

Яркой иллюстрацией служит совещание, проведенное Премьером Гройсманом при участии глав МВД, Минюста, Нацполиции, Госфинмониторинга и Генпрокуратуры во вторник. На этом совещании было принято решение направить в Интерпол делегацию представителей указанных органов для обмена опытом по возврату активов. Погода в Лионе сейчас действительно хорошая. Стоит ехать. Проблема в другом: Интерпол не занимается поиском и возвратом активов (кроме угнанных автомобилей). Это старая система, созданная в свое время для поиска лиц, уклоняющихся от правосудия и именно в этом состоит его основная задача.

В этом я убедилась, заняв должность Начальника Управления по возврату активов МВД летом прошлого года. Первое, что мы отмели как орган сотрудничества - был как раз Интерпол. Потому что любые запросы, касающиеся имущества и тем более банковских счетов, возвращаются с указанием на то, что это не входит в сферу деятельности организации. Хотя писать наши следователи все равно туда любят, потому что это занимает много времени и на вопрос "что происходит в деле?" всегда можно ответить "послали запрос в Интерпол. Ждем!"

Следующим исключенным органом стал Госфинмониторинг. И не потому, что это слабая организация. Наоборот: на сегодняшний день это единственный орган в Украине, который в оперативном режиме может получить информацию о клиентах банков и о движениях по счетам в украинских и иностранных банках, а так же на 10 дней задержать средства на счете до оформления соответствующих официальных документов. Здесь ситуация в другом: в Украине он не работает. Точнее работает, но без нужных для расследования преступлений результатов. Потому что как только Управление по возврату активов МВД начало получать информацию от других организаций, ответы стали приходить через один следующие: "сообщить детальную информацию по этому каналу связи не можем, но такого-то числа она была направлена в ваш Госфинмониторинг". Где благополучно растворилась. Более того, в некоторых отчетах самого Финмониторинга, фигрировали вообще странные для это организации выводы, фактически навязываемые следователю: "да, у таких-то граждан (фигурантов громкого дела) есть счета на Кипре, но по нашим данным они в такой-то период не покидали территорию Украины, а значит открыть счета не могли". Вопросы "а зачем для этого покидать территорию Украины, благо сейчас все открывается через электронку и обмен оригиналами по почте?" или "а какое до этого дело Финмониторингу - он не пограничная служба и вообще как и зачем он получил информацию о не пересечении границ?" - являются риторическими. Для юриста с опытом эта информация будет просто лишней. Для фигурантов дела и, скажем, пятидесятилетнего судьи местного суда, который далек от понимания того как открываются счета за границей, это может трактоваться как доказательство невиновности. И это без учета коррупции.

Более или менее работала система CARIN. Это контактная сеть, соединяющая информационные центры полиций и органов юстиции более ста стран мира. Но, во-первых, без членства в Евросоюзе она все равно предоставляет Украине только информацию из открытых источников (реестров), а во-вторых, как только наше Управление начало (впервые в истории Украины) с ней работать, Глава Интерпола Украины тут же начал писать служебки Министру Авакову с просьбой не передавать ее нам, так как формально ее Секретариат находится в Европоле, а это родственная Интерполу организация, и далее по принципу "самим им очень нужна, а то, что раньше не использовали - не имеет значения".

Поэтому достаточно интересно наблюдать как руководители правоохранительных органов кто сознательно, а кто по незнанию, всерьез, вместе с Премьер-Министром, обсуждают вопрос каких-то ознакомительных поездок в Интерпол. Тем более, что в МВД уже был опыт создания органа по возврату активов. Вот ради любопытства, поинтересуйтесь наработками. Ведь проделана большая работа. Но зачем?

Кстати Управление МВД было фактически уничтожено под создание очередного нового органа - Агентства по возврату и управлению активов. Так у нас решат проблемы. Создают органы по их решению. И это при том, что этот орган был списан "реформаторами" с английского Asset recovery Agency, который считается провалом в направлении работы по взысканию криминальных активов в Великобритании. Дело в том, что не будучи органом в системе правоохранительных, Агентство было вынуждено все делать через гражданские иски. Которые для поиска активов в принципе не работают. А поскольку в Англии практически нельзя вести процесс без участия юристов, лучшие из которых стоят 1000 фунтов в час, и при этом при проигрыше дела нужно компенсировать расходы другой стороне, орган быстро "прогорел". За три года существования он потратил на себя 65,5 миллионов фунтов стерлингов и вернул 15 миллионами фунтов. После чего его закрыли, слив с соответствующим подразделением полиции. Но, видимо, возможность тратить деньги на частные юруслуги и привлекает создателей Агентства в Украине. Для этого у Агентства будет специальный фонд. Если добавить к этому то, что органу отдали право управлять всеми арестованными активами в Украине (!) и получать себе за это часть прибыли, становится более понятно его возможное предназначение. Скорее всего его судьба будет такая же как в Англии. Только потратит на себя он гораздо больше.

В реальности же суть поиска преступных активов как раз очень проста: Украине для возврата активов не нужны новые органы. И ни одна международная организация по поиску активов не предоставит информацию, которую и так нельзя получить в открытых источниках. Все, что касается банков, банковской тайны и фактической собственности, можно узнать только в рамках конкретного уголовного расследования или оперативного дела. Через правоохранительные органы. Поэтому всех странах мира управления по возврату активов работают в их составе.

И отсюда становится ясно что действительно нужно Украине - улучшение оперативного обмена информацией украинских органов следствия с правоохранительными органами других стран. Напрямую, без участия Генпрокуратуры, до сегодняшнего дня служащей дорогостоящим почтальоном - посредником между следователями разных стран. Которые при этом абсолютно не знают правовую систему друг друга и не могут поэтому нормально взаимодействовать между собой и быстро получать оперативную информацию. Даже если хотят. Нет права на нормальную коммуникацию. Хочешь получить информацию - пиши международный запрос. Процедура его отправки через Генеральную прокуратуру занимает 3-4 месяца в лучшем случае. И это - только, чтобы получить информацию. Плюс возникает множество возможностей ее утечки. О том, чтобы успеть арестовать деньги или имущество - речь даже не идет. Миллионы двигаются по нескольким счетам за несколько минут через интернет.

Поэтому в свое время Управление по возврату активов разработало для МВД современные международные договора о непосредственном оперативном сотрудничестве в сфере борьбы с организованной преступностью и отмыванием денег, которые нужно было только подписать с ключевыми странами. Причем все это - бесплатно. Без затрат на создание чего-то там. Но все "умерло", не начавшись. Потому что интерес как раз - СОЗДАТЬ, ПОТРАТИТЬ, ПОКАЗАТЬ НАРОДУ. Как в фильме Граф Калиостро: "Можешь починить телегу за один день? Могу. А за два? Могу. А за неделю? Это сложно. Подумаю".

Что же касается взыскания уже арестованных средств, в частности на основании иностранных санкций, которые, как обещают Украинцам, будут возвращены, то ситуация здесь еще более сложная. Потому что к отсутствию фактических действий, прибавляется элементарное незнание иностранного права и практики таких процессов в других странах.

Это очень хорошо иллюстрируется делом Злочевского. Во всех СМИ прозвучало, что замороженные в Англии на счетах его Кипрской компании 23 миллиона долларов, были освобождены судом из-за письма Генеральной прокуратуры адвокату Злочевского о том, что его клиент не является подозреваемым по делу. Неправда. Для Англии это не имело ключевого значения. Отмывание денег там - самостоятельное преступление. И все, что нужно было Украине,- это проверить основания получения этих денег Злочевским от … Курченко, который перечислил их ему на счет его фирмы в Украине. Далее, эти деньги попали на счет Кипрской компании Злочевского в Англии, будучи несколько раз переброшенными через счета его же оффшорных компаний в Латвии в декабре - январе 2014 года. А компания со счетом в Англии перебросила их еще раз, другой его компании со счетом в Англии, якобы купив за 35 миллионов долларов США землю в Украине, которая … принадлежала компании Злочевского. Если кто-то еще не запутался, дополню: при этом часть денег на покупку своей же земли он якобы одолжил некоему партнеру из Латвии, тем самым продав землю как бы частично ему. Дополняло всю эту "красоту" то, что 23 миллиона предназначались Злочевскому в качестве дивидендов от работы его Кипрской компании за 2013 год. Англичане назвали всю эту плохо поясняемую логикой схему классическим примером отмывания и арестовали деньги на счете. И все, что нужно было Украине - это чтобы Украинская Генпрокуратура выполнила запрос англичан, а также самостоятельно подумала что сделать и проверила все указанные факты. В частности, что это за партнер из Латвии, которому одалживают деньги на совместный бизнес в период "гонений", сделав его номинальным собственником имущества в Украине, действительно ли земля в Киеве стоила 35 миллионов и была продана, а также разобраться с деньгами Курченко. И это не говоря уже об аудите Кипрской компании прибыль которой и дивиденды Злочевскому в 23 миллиона наверное должны были соответствовать бухгалтерии и налоговым обязательствам. На моей памяти английский суд признавал гораздо менее подозрительные операции фиктивными. Но в данном случае это не сработало. Потому что англичане эту информацию сами не отработали, видимо, надеясь на Украину. Да и специфика таких дел сложна. Специалистов мало. Прецеденты ограничены и не все их знают. Это только нам рассказывают как браво возвращают на Западе отмытые деньги.

В Генеральной же прокуратуре исполнением международных запросов занималось управление в подчинении Заместителя Генерального прокурора Касько. И именно это управление должно было по Положению ГПУ обеспечить сбор необходимых англичанам доказательств в их деле против Злочевкого. Что сделал Касько? Он переслал все это на исполнение другому Заместителю Генпрокурора. Затем, когда англичане начали волноваться, говоря что в в январе 2015 будет заседание суда на основании жалобы адвокатов Злочевского, Касько …. направил письмо Генеральному прокурору Украины, уведомив его об этом, и фактически переложив свои обязанности на него. И дальше стал ждать.

Как практик могу сказать, что международные управления как раз и нужны для того, чтобы их специалисты (если они есть конечно), разбирающиеся в тонкостях иностранного права, обеспечивали сбор именно тех доказательств, которые принимаются в той или иной системе права. То есть играли активную роль. Потому что почтальоны у нас на почте. В Генеральной прокуратуре им делать нечего. Но, обложившись двумя отписками, и как бы сняв с себя ответственность, Касько спокойно ждал и ничего не делал. Хотя его письмо видимо возымело действие и украинское следствие, на всякий случай наложило арест на английские счета в рамках собственных дел. Далее Касько требовалось отправить составленное по всей форме международное поручение на арест денег Злочевского до заседания суда в Англии в 2015 -м году. У него было на это около 20 дней. Дошла бы и голубиная почта. Но вместо этого суд получил … письмо без даты (!), в котором сообщалось, что на основании возбужденного в Англии дела (!) украинское следствие наложило арест … и так далее. И это при том, что форму направления арестов за границу Касько как руководитель соответствующего управления должен был знать наизусть.

Можно представить себе английского судью, которому письмом без даты сообщили о том, что в Украине налагаются аресты на счета в Англии в обеспечение английских уголовных дел. Поэтому он просто отменил арест и отразил в решении следующее: "оснований не верить адвокату Злочевского у него нет". Тем более, что запутанная практика в Украине свойственна, видимо, не только правоохранительным органам, но и бизнесу. "И в принципе опровержений позиции защиты Злочевского - не поступало. А то, что Злочевского на словах представляют преступником и, в частности, что бывший Министр внутренних дел Луценко обвинял его еще в 2006 году в преступлениях и начал расследование, так этот Министр сам потом сел в тюрьму. Так что …. Но если Украина все-таки отправит международное поручение на арест по своему уголовному делу, то с этим можно будет разбираться в период, предоставленный на обжалование решения" и тогда деньги не уйдут. Но международное поручение от управления Касько в Англию так и не поступило. Его "волнение" по поводу того, что ничего не делается закончилось с решением суда первой инстанции в Англии. Хотя, наверное, это не случайно. Касько - партнер в юридической фирме, представляющей в Украине интересы Курченко и его российских партнеров. А вскоре после провала в деле Злочевского Касько очень "удачно" засветился в деле Сакварелидзе против бриллиантовых прокуроров и положительный пиар покрыл все.

Вот такая у нас практика. И так же Украина сдала дела по снятию санкций. Потому что в них опять - таки не принимали участие Генеральная прокуратура в лице международного управления, и Минюст.

Сейчас, после провалов с санкциями, спохватились в отношении ценных бумаг и денежных средств почти на два миллиарда долларов, арестованных на счетах Клименко и других лиц в Украине. Довести дело до приговора - сложно. Ценности - на счетах оффшоров. Получить информацию из-за границы и тверже доказательства участия фактических собственников в отмывании - тяжело. Но все признаки отмывания налицо. В других странах для таких случаев существует конфискация до приговора. В Казахстане, Латвии, Англии, практически везде. В Украине без приговора предмет преступления можно конфисковать только по спецконфискации в случае закрытия дела из-за исчерпания возможностей собрать доказательства и по ряду других причин. То есть казалось бы - добавь еще одно основание, пропиши условия возврата имущества в случае оправдательного приговора - и все. Бюджет пополнен на два миллиарда. Но нет. Поданный было в Раду законопроект 4057, который и так не касался другого имущества, кроме денежных средств и ценных бумаг государственного займа, был раскритикован и Парламентским анти-лобби, и даже иностранными наблюдателями, которые видимо напряглись, что таким образом со счетов банков их стран могут вдруг начать уходить украинские миллиарды.

И теперь молодые реформаторы активно взялись за проект 4057, пообещав привести его в соответствии с европейскими стандартами. Прочитав последний вариант у меня сложилось впечатление, что неправильно понятые нормы английского права сначала перевели на грузинский, а с него уже на украинский. Чего стоит предложение взыскивать так называемые "необгрунтовані активи", которые, как выяснилось, уже успели "засунуть" в гражданский процессуальный кодекс борцы с коррупцией в конце 2015 года, нарушив при этом минимум две статьи Конституции и еще несколько норм других отраслей права. И что интересно, пишут все это вроде бы постреволлюционные реформаторы. А в каждом (!) антикоррупционном проекте заложено по несколько норм, фактически работающих на правительство Януковича, делающих их активы недосягаемыми. Даже в реформе МВД.

Да и время идет. Срок хранения доказательств в банках Европы - 5 лет. Так что 2011 год мы уже потеряли. До 13-го - рукой подать. Еще пара лет реформаторства, создания новых органов и отправок делегаций сначала в Интерпол, потом в Европол и далее по списку - и все.

Так что украинцам пора начать забывать о пресловутых "активах Януковича и его окружения". Реформаторы сделали для этого все. Дальнейшие издевательства над законодательством только поставят под угрозу украинский бизнес. Потому что кто знает сколько у него "необгрунтованих активів", которые реформаторы предлагают конфисковывать не то, что без приговора, а и вообще без возбуждения уголовного дела. В гражданском порядке. По иску прокуратуры. После такого можно понять английского судью. У нас все очень запутанно.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх