EN|RU|UK
Блоги Ирина Ромалийская
журналист ("Громадське радіо")
  6270  27

Погибший в бою с ГРУшниками. Маме нужна помощь

"Я рада, что он там никого не убил, душа его на небе чистая", - это одна из первых фраз, которые она говорит мне. Татьяне Алексеевне - 64. Она на пенсии. Здоровья и денег на постоянные поездки на суд в Киев из Кременчуга - нет. А в Голосеевском районном суде столицы с ноября прошлого года судят россиян Ерофеева и Александрова, которые, по версии украинского следствия, причастны к убийству ее сына - 40-летнего бойца 92-й бригады Вадима Пугачева.

Черные брюки, блузка, и черный шарф. Кажется, она до сих пор носит траур по сыну. Татьяна Алексеевна во второй раз на суде. "Добрый был, очень добрый. И честный. Честность его и погубила…", - замолкает, о сыне ей тяжело говорить, пытается скрыть слезы.

смерть помощь боец

Мысль подхватывает ее внучка Юля (она единственная, кто сейчас живет с Татьяной Алексеевной): "Он, когда встретил этих двух ГРУшников, то не смог промолчать. Он крикнул! И спас всех остальных". Татьяна Алексеевна, уже справившись с эмоциями, добавляет: "Он шел, там лесок какой-то был. Он увидел их и крикнул хлопцам, предупредил! Его и расстреляли". И снова эта невысокая сильная женщина борется со слезами.

У нее было двое детей - сын "Владичка", которого убили на фронте, и еще дочь, которая пытается устроить сейчас свою жизнь в Крыму. Вадим Пугачев пошел на войну добровольцем. "Если честно сказать, он в жизни немножко растерялся, не нашел себя, с семьей разошелся…, - рассказывает Татьяна Алексеевна. - Но не из-за этого, на самом деле ушел на фронт. Когда он собрался, я ему говорю: "Вадичек, ну зачем же ты будешь идти?"А он мне: "Мам, мне уже сорок лет, а там хлопцы гибнут, которым по 18-20 лет. Вот возле него сейчас и похоронен 21-летний хлопчик".

Ее сын погиб 17 мая 2015 под городом Счастье. Тогда украинские войска захватили в плен двух россиян - Евгения Ерофеева и Александра Александрова. Вначале они дали множество интервью, рассказывали, что действующие сотрудники Главного разведуправления Генштаба России. Потом они, правда, от своих слов отказались. Но именно действующими российским военными их называет украинское следствие. "Как вы относитесь к Ерофееву и Александрову?" - спрашиваю. "Вы, наверное, спрашиваете потому что я сама русская?... Иногда со злостью, с ненавистью. И иногда думаю, что может и они не виноваты, может, они тоже жертвы чьи-то. По-разному бывает. Они же тоже чьи-то дети", - говорит мне Татьяна Алексеевна.

Она хочет, чтоб за смерть сына ответила Россия. Государство, которое напало на Украину. И хочет выиграть это дело в суде. Но на квалифицированного адвоката нужны деньги. У пенсионерки из Кременчуга их нет.

Наверное, иск должен быть подан в Европейский суд по правам человека. Наверное, с претензией к государству. Наверное, требовать нужно моральную компенсацию. Слишком много "наверное", это - лишь мои размышления, журналиста, а не юриста. Когда я задаю уточняющие вопросы Татьяне Алексеевне, она растеряно пожимает плечами и спрашивает у внучки Юли: "Может, дурная это затея - искать адвоката?…" Юля говорит, что не дурная.

И мне хочется верить, что найдется адвокат, который будет достойно представлять в суде интересы Татьяны Пугачевой.

Контакты внучки Юли: 0960011272 - Юлия Эльгарт


Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх