EN|RU|UK
Блоги Евгений Шевченко
Предприниматель, ветеран батальона "Донбасс".
  25184  63

"Дебальцевский плацдарм" - мифы, ложь и обман. Часть 2.

Реальное описание боевых операций, в которых принимали участие подразделения батальона "Донбасс".

Ссылка на первую часть статьи: http://censor.net.ua/blogs/1596/debaltsevskiyi_platsdarm_mify_loj_i_obman_chast_1

Во второй части своей статьи-опровержения я расскажу о трагедии в Чернухино и о том, как в Логвиново группе "донбассовцев" и вояк в количестве 13 человек удалось пленить 17 сепаратистов, а также предоставлю описание боёв за Логвиново - этого безусловно переломного момента в битве за Дебальцево, проиграв который мы проиграли весь Дебальцевский плацдарм, что для нас в войне с РФ стало вторым масштабным поражением после Иловайска, хотя наш Президент Порошенко и его генерал Муженко заявляют обратное, а именно, что Дебальцевская операция стала одной из самых успешных украинских операций за всё время АТО (ну да, у них же не война - у них АТО).

Итак, начнём: "Дебальцевский плацдарм: Чернухино, Новогригорьевка, Логвиново." Ссылка на статью: http://petrimazepa.com/debaltseve2.html, в которой автор под псевдонимом Sergio Mark (к слову, ни разу не посетивший Дебальцевский плацдарм во время описываемых им событий) в попытках обелить высшее руководство украинской армии чёрное называет белым, а в попытках очернить реальных героев этой войны белое называет чёрным, но недостоверные факты данной статьи легко опровергаются и читатели смогут в этом убедиться.

Начинается вторая часть вышеуказанного научно-фантастического опуса от пиар-службы НГШ Муженка с очередного поливания лайном Семена Семенченко:

"...к вечеру огонь артиллерии усилился. Видимо, противник заметил появившихся в селе украинских бойцов. В связи с этим командир принял решение забрать разведчиков с района. Спецназовцы отошли от Чернухино и вернулись в Дебальцево. Об этом услышал Семён Семенченко, находившийся при штабе, и, объявив, что спецназовцы не способны выполнить задачу, которую выполнят «его подразделения», выдвинулся в составе батальона «Донбасс» НГУ к Чернухино, предварительно попросив о помощи Ису Мунаева, командира добровольческого батальона имени Джохара Дудаева. Группировка направилась в посёлок и попала под огонь артиллерии россиян / сепаратистов, в результате чего понесла потери; там же и погиб командир Иса Мунаев. Выезжая из Чернухино, она наткнулась на группу 73-го МЦ СпП, которую отправили к этому селу, информировав, что «Донбасс» и батальон имени Джохара Дудаева понесли потери. Подъезжая к Чернухино, колонна 73-го МЦ СпП столкнулась с колонной «Донбасса». БМП, которая ехала впереди колонны «Донбасса», зацепила бортом грузовик 73-го МЦ СпП с личным составом, выбросив тот на обочину. В результате этого «медичка», которая ехала за БМП, не справилась с управлением и столкнулась с БТРом 73-го МЦ СпП. В ней находился Семён Семенченко, которого потом вытаскивали разведчики 73-го МЦ СпП. Водитель «медички» погиб на месте в момент столкновения. Семенченко был эвакуирован с несерьёзными травмами.".

Начну с того, что когда автор пишет, как "Семенченко в составе батальона "Донбасс" выдвинулся в Чернухино", то я даже как-то теряюсь от таких абсолютно несусветных вымыслов - в чьей нездоровой голове рождаются эти фантазии? Для читателей поясню, что для выполнения узкопрофильных задач по Чернухино (и это была не только лишь разведка) на одной машине выдвинулось всего три (!) бойца из батальона "Донбасс" (позывные "Медок", "Тимофей" и командир сапёрного взвода "Борис"), а также группа Исы Мунаева в составе 6-7 человек. И это была не просьба Семёна к Исе о помощи - выполнялось заранее спланированное и всем понятное совместное задание. Никаких потерь в Чернухино бойцы батальона "Донбасс" не понесли, а бойцы батальона имени Джохара Дудаева понесли потери уже после того, как группы разделились. Это произошло примерно в четыре утра, когда после выполненного задания трое "донбассовцев" и Семенченко плюс двое бойцов Исы Мунаева поехали назад в Дебальцево на ВСУшной "таблетке" (которую предоставили в штабе вместе с её же ВСУшным водителем), сам же Иса и остальные его бойцы остались в Чернухино, где примерно в 08:00 попали под плотный миномётный обстрел. Одна из мин разорвалась в метре от Исы Мунаева, не оставив ему никаких шансов на жизнь - он умер мгновенно.

Описывая ДТП автор снова говорит о колонне "Донбасса", но я повторюсь - никакой колонны "Донбасса" не было и в помине - это откровенная ложь автора, цель которой опять же таки представить легендарного боевого комбата, а ныне Народного депутата от партии "Самопоміч", в максимально неприглядном свете. Ехала всего лишь одна всушная "таблетка", за рулём которой находился военнослужащий ВСУ, а в самой машине (как я уже написал выше) было пятеро бойцов и Семён.

Что же произошло в то злочастное утро на самом деле, если мы уже неоднократно убедились в абсолютно лживом характере предоставляемой автором информации? По словам выживших (как "донбассовцев", так и бойцов Исы Мунаева) за секунду до столкновения прозвучал взрыв с правой стороны обочины по ходу движения "таблетки". Что это было - заложенный минный заряд, просто шальной одиночный снаряд или прилетевшая мина - неизвестно. Водитель "таблетки", возможно получив осколок, возможно просто инстинктивно взял резко влево в сторону от врзыва, вследствие чего налетел на идущую без света (на одних только "ночниках") бронемашину разведчиков. После столкновения водитель "таблетки" и доброволец батальона "Донбасс" Андрей Реута (позывной "Медок") погибли на месте. Командир сапёрного взвода (позывной "Борис") получил тяжелейшую травму головы и месяц пролежал в коме, но слава богу таки выкарабкался. Третий боец "Донбасса" (позывной "Тимофей") получил многочисленные переломы и раздробление таза - проходил долгое лечение в Днепропетровске, в итоге был комиссован, но здоровье слава богу восстановил и сейчас вполне уверенно ходит на своих двоих. Сам комбат Семенченко получил сотрясение мозга и перелом рёбер, а также серьёзное повреждение нижней части хребта, что, правда, выяснилось уже в военном госпитале Харькова, куда Семенченко был доставлен в тот же день. Некоторые детали данной трагедии я оглашать не буду, так как по данному факту СБУ ведёт следствие - надеюсь в ближайшем времени оно уже будет завершено и тогда как его результаты, так и показания выживших можно будет обнародовать.

На фото мой близкий друг и надёжный побратим Андрей Реута (позывной "Медок", г. Сумы), погибший ранним утром 1 февраля по дороге из Чернухино в Дебальцево:

Что касается описания событий касательно села Логвиново, то я уже и сам не знаю, что хуже - полуправда или полуложь? Масса неточной информации в перемешку с достоверными фактами, уплетёнными однако с абсолютным вымыслом бредовой (иначе и не скажешь) фантазии автора. Судя по всему Sergio Marc вообще не знает, каким именно образом развивались события с 9 по 12 февраля. Максимально полное, хронологическое и детализированное описание тех событий (как и всех остальных боевых операций, в которых принимал участие батальон "Донбасс") я предоставлю в книге (труда над которой ещё много, но работа спорится), пока же остановлюсь на нескольких эпизодах и поданных автором недостоверных фактах.

Описывая события по 9 февраля автор утверждает следуещее: "В связи с тем, что о перекрытии района дороги у Логвиново стало известно в секторе лишь к 11:00, до этого времени колонны, которые проходили у этого села, обстреливались из стрелкового оружия и бронетехники." - это не соответствует действительности. В те дни батальон "Донбасс" сменил место дислокации с Лоскутовки на Артёмовск (педучилище), откуда ежедневно выезжал для выполнения поставленных задач в Дебальцево. Ранним утром 9 февраля и.о. командира батальона "Донбасс" (позывной "Сват"), как и в предыдущие дни, получил приказ на выполнение поставленных задач в районе Дебальцево.

На фото Стоян Сергей (позывной "Сват"), пгт Мироновский:

Примерно в 05:45 выехали с базы и в 06:30 проехали пгт Луганское (это последний населённый пункт на трассе Артёмовск-Дебальцево перед Логвиново), но на последнем блок-посту за Луганским (так называемый "Крест за Луганским" - его держали парни из бывшего "Беркута", г. Ровно), нашу колонну остановили и командиру группы (позывной "Лукич") сообщили, что дальше ехать нельзя, так как час назад Логвиново заняли россияне с танками. То есть в штабе сектора узнали о перекрытии трассы точно не в 11:00 и это логично, ведь в Логвиново находился наблюдательный пункт, который перед оставлением позиций сообщил в штаб о входе в село российской группировки. Почему об этом моментально не сообщили на крайние с обеих сторон Логвиново блок-посты - неизвестно. Ведь колонна батальона "Донбасс" была первой остановленной (по крайней мере, со стороны Артёмовска), а к этому времени уже час-полтора трасса была перекрыта и в штабе об этом скорее всего знали. Более того, в открытом доступе есть видео от 9 февраля 2015 года, которое снималось российским журналистом и на котором видно, как расстреляли внедорожник с украинскими бойцами, но случилось это (судя по дневному свету) точно не ранним утром - скорее уже после восьми утра. То есть почему-то со стороны Артёмовска трассу перекрыли в 06:30, а со стороны Дебальцево в лучшем случае после 08:00.

На фото расстрелянный транспорт с украинскими военными - ни один из них к сожалению не выжил..

К сожалению по сегодняшний день никакого расследование по данному факту не было, а если же и было, то его результаты спрятаны в тех же сейфах военной прокуратуры, где лежит дело Иловайской трагедии. И главному военному прокурору Матиосу абсолютно наплевать на то, что за время предательского молчания штаба на трассе в районе Логвиново было просто-напросто расстреляно в упор не менее 20-ти украинских военнослужащих с последующим уничтожением колёсной техники, на которой они передвигались.

Для мирного обывателя из Киева, Львова или Полтавы эти 20 человек, как и все остальные, всего лишь цифры - сухая статистика. Для тех же, кто участвовал в боевых действиях и встречался со смертью лицом к лицу, каждая цифра, каждая фамилия и каждый позывной - это глаза друга и его улыбка. Это совместные рейды, совместные шутки и его заразительный смех. Это окоп один на двоих и одна на двоих "лежанка". Это кусок чёрствого хлеба один на двоих и одна на двоих консерва. Друг на войне, побратим - это тот, кто поделится с тобой последним патроном и последней гранатой. Кто не оставит тебя раненного на поле боя. Это тот, кто случись трагедия, привезёт тебя к родителям и предаст твоё тело земле... И единственное за что можно быть благодарным этой войне, так это за то, что она познакомила меня с лучшими людьми на планете, многие из которых, к моей безграничной боли и вечной печали, вернулись домой на щите...

Фото расстрелянных утром 9 февраля 2015 года украинских военных и техники, которые могли бы остаться в живых, если бы ни чья-то преступная халатность:


На этом фото видны ещё живые ребята - к сожалению все они были расстреляны...

Позднее их убийцы были идентифицированы: http://censor.net.ua/photo_news/422899/identifitsirovany_voennye_prestupniki_kotorye_izdevalis_a_potom_ubili_ukrainskih_voennyh_berdesa_demchuka/sortby/tree/order/desc/page/2#comments


Дальнейшее развитие событий 9 февраля 2015 года обнажило всё те же нарывы в координации действий при совместных операциях, от которых никто почему-то так и не избавился начиная с лета 2014-го. С 5 сентября 2014 года по 20-е числа января 2015-го у нас было относительное перемирие (за исключением ДАПа, естественно, и ещё некоторых очаговых ситуаций). Чем в это время занимались россияне мы знаем исходя из тех результатов, которых они добились в последующей зимней кампании - они занимались формированием ударных кулаков и комплексной подготовкой к атакующим действиям, после проведения которых в жизнь они достигли всех основных поставленных перед собой целей. Чем же все эти 4,5 месяца занимался наш мудрый и дальновидный Генеральный штаб - неизвестно.

И вот 9 февраля в критический и безусловно самый переломный момент битвы за Дебальцево всё оказалось, как обычно: у вояк своя связь, у нацгвардии своя. Никакой координации с бронетехникой, кроме как постучать по броне, докричаться до командира экипажа или мехвода и ткнуть ему пальцем направление движения. Никаких точных и детализированных карт с координатами и целеуказаниями. Связь с артиллеристами в лучшем случае по телефону. Никакой аэроразведки - почему в данном районе не оказалось ни одного БПЛА (беспилотный летальный аппарат)? Лишь случайно оказавшиеся в Артёмовске волонтёры с маленьким коптером, который всего-то и мог, что уйти на дистанцию не более 800 метров, что в тех условиях было абсолютно бесполезным занятием. Ну и так далее. Итогом халатности и безответственного отношения штабных генералов к своим обязанностям всегда становится смерть простых украинских солдат и уничтожение дорогостоящей военной техники, каждая единица которой обходится украинским налогоплательщикам в миллионы гривен и события на дебальцевском плацдарме к глубокому сожалению не стали исключением.

Возвращаясь к событиям 9 февраля. В 06:30 утра, когда стало известно о невозможности продвижения по трассе на Дебальцево, колонна батальона "Донбасс" отошла назад по трассе в сторону Артёмовска и стала ожидать дальнейших указаний возле пантонного моста (у поворота на село Роты).

В это время в штабе 30-й бригады ВСУ (пгт Мироновский) проходило экстренное совещание при участии начальника штаба АТО генерала Сырского (позывной "Барс"). Итогом совещания было решение о немедленном штурме Логвиново под командованием командира 30-й бригады полковника Якубова и силами 30-й бригады ВСУ, которым батальон "Донбасс" был придан на усиление. Также, вероятно, в этой операции принимали участие ребята из 54 разведбата, которые в то время дислоцировались в пгт Луганское и лучше всех остальных знали этот район. В 09:00 начался штурм. Вернее, попытка штурма, ведь штурм как таковой не состоялся.

В целом было решено заходить в село с двух сторон - в лоб по трассе на Дебальцево и слева полевой дорогой, которая идёт между Логвиново и селом Нижнее Лозовое. В колонне, которая шла слева, было несколько БМП, танк, личный состав 30-й бригады ВСУ и подразделение батальона "Донбасс" (старший группы "донбассовцев" - позывной "Дуглас"). Проводником был офицер 54-го разведбата, но он промахнулся с поворотом и колонна вышла в селе Нижнее Лозовое. Пока разобрались, что к чему, то вышли на Логвиново и с опозданием, и не в той точке, где должны были. Подходили к селу просто по полю (следует учесть, что само Логвиново находится на возвышенности) и по сути на окраинах села (до первых домов оставалось не больше 200 метров) ведущий танк получил под башню от российского танка, закопанного в капонир. То, что они успели окопаться за столь короткий промежуток времени (особенно с учётом мёрзлой зимней почвы) говорит о высоком уровне профессиональной военной подготовки и в целом разумной оценки ситуации теми, кто руководил захватом Логвиново и его удержанием. После попадания снаряда украинский танк взорвался сразу же - все танкисты погибли. Пошла обоюдная стрелкотня, также со стороны села работала ЗУшка. Наши совершили несколько выстрелов из РПГ и "мух" по российскому танку, из которых было два попадания, но оба снаряда просто срикошетили от башни. Попасть же в уязвимую зону под динамическую защиту не представлялось возможным, так как танк стоял в капонире. В итоге вся группа понеся потери отошла на исходную позицию на трассу возле Луганского. Фото подбитого украинского танка возле Логвиново (со стороны Нижнего Лозового) - сделано позднее российскими журналистами:

По второй атакующей группе, которая пошла в лобовую атаку, на расстоянии примерно в 1,5-2км до села россияне стали лупить из "фаготов" (ПТУР "Фагот" - противотанковая управляемая ракета). Первый танк получил по лобовой броне - спасла ДЗ, но механик-водитель вероятно получил сильную контузию и потерял сознание, так как танк застыл на месте. Вторая ракета из ПТУРа также попала в танк, но снова спасла динамическая защита. В этот момент из башни выскочили командир экипажа и наводчик и спустя несколько секунд третий выстрел из "фагота" пришёлся в цель - сдетонировал боекомплект и в нашем танке оторвало башню. Также плотный огонь из "фаготов" вёлся и по остальной украинской бронетехнике, которая стала отступать. По пехоте работали из КПВТ (крупнокалиберный танковый пулемёт) и ЗУшек (ЗУ-23 - зенитная установка), плюс миномёты и АГС. Ввиду стремительного и хаотичного отступления ВСУшной бронетехники со всем личным составом забирать раненных танкистов из первого уничтоженного танка пришлось "донбассовцам" (вызвался боец - позывной "Чайка", также если не ошибаюсь там был "Мемфис" и ещё несколько ребят), которые безусловно проявили героизм, когда под шквальным огнём сумели подобраться к пылающему танку, в кувете возле которого лежали раненные и оглушёные танкисты - командир экипажа и наводчик; механик-водитель к сожалению выбраться из танка не успел.

В это время передовой отряд батальона "Донбасс" обнаружил в поле справа от Логвиново не менее 10 российских танков, но не было связи с артиллеристами, чтобы их навести. Здесь я отмечу, что перед началом операции командующий штурмовой группой "Донбасса" (позывной "Бархан") предложил офицеру из 30-ки обменяться хотя бы одной рацией, чтобы у нас была в случае чего возможность координировать свои действия, но в ответ услышал отказ - мол, мы ж тут все на виду будем - нет необходимости. Через какое-то время информация до артиллеристов таки дошла и они сами вышли на "Бархана" по мобильной связи, которой как таковой там вообще не было - лишь в нескольких местах удавалось ловить связь оператора "Life", но по итогу беседы выяснилось, что артиллеристы абсолютно не знают этот район, так как ни разу по нему ещё не работали, а "Бархан" в свою очередь не может дать достоверные координаты, так как перед началом операции в штабе не предоставили точных карт незнакомой для "донбассовцев" местности. Единственную карту, которая была на руках у "Бархана", тот получил в штабе 54-го разведбата, которую те незадолго до начала операции распечатали на чёрно-белом принтере ужасного качества. По итогу арта так и не смогла отработать по стоявшей в поле российской танковой роте. После неудавшегося штурма и понесённых потерь стало понятно, что там организована грамотная оборона и с наскока село без крупных потерь не взять, поэтому дали команду на отход.

Тут я добавлю ту очень важную информацию, которая стала известна мне уже позднее, а именно информацию о причине того, как и почему враг смог быстро и без боя взять ключевое село на дебальцевской трассе. Оказывается, вечером 8-го февраля подразделения 30-й бригады ВСУ, которые держали оборону по правой стороне трассы включая дорогу из Логвиново на Углегорск (через Калиновку) получили приказ из штаба АТО оставить занимаемые позиции. Не передать кому-то, а просто оставить. Приказ сей подписал полковник Таран - на то время Командующий сектором "С". И вот уже через несколько часов вражеские подразделения абсолютно свободно, не встречая никакого сопротивления прошли по дороге с Углегорска через Калиновку и зашли в Логвиново, тем самым перерезав основную артерию снабжения всей дебальцевской группировки. Вы, мои дорогие читатели, можете называть это случайностью, но ни один адекватный офицер в самый разгар атакующих действий противника (Углегорск, напомню, на тот момент уже больше недели находился под контролем российских войск) не будет оставлять без прикрытия по сути единственную дорогу, значение которой без преувеличения можно было обозначить как "дорогу жизни". Но командование сектора решило именно так и только открытое и публичное судебное заседание сможет установить истинные причины этого циничного и предательского решения.

Идём далее.

10 и 11 февраля также при участии подразделений батальона "Донбасс" несколько раз проводилась разведка боем и по итогу было принято решение подготовить ударную группировку и провести масштабный штурм 12 февраля 2015 года. Автор статьи "Дебальцевский плацдарм" (сайт "Петр и Мазепа") участие батальона "Донбасс" в событиях 12 февраля описывает следующим образом:

"Взвод «Донбасса» во время этих боевых действий принял участие в уничтожении противника в селе преимущественным образом из стрелкового оружия и ручных гранатомётов и пленил 17 человек, уничтожив 1 БТР из гранатомёта и 1 танк роты 5-й ОТБр ВС РФ. Но по мере продвижения вглубь Логвиново подразделение «Донбасса» попало в засаду и приняло тяжёлый бой с российскими военными. Выйдя из села, «донбассовцы» заняли круговую оборону, после чего, спланировав действия, начали выбираться оттуда. Делали это, разделившись на две группы: первая выходила вместе с пленными, а вторая её прикрывала. Именно она и была почти полностью уничтожена. В ней погибли 5 нацгвардейцев.".

Перед описанием самого штурма отдельным абзацем считаю нужным отметить тот факт, что 12 февраля находившиеся в самом селе российские и сепаратные подразделения имели на руках точно такие же отличительные повязки жёлтого цвета, какие использовали и украинские военнослужащие. Отличие было в ином - на обеих ногах у них были повязки белого цвета.

Первый (утренний) штурм села осуществлялся силами 79-й бригады ВДВ и 30-й бригады ВСУ. По истечении первых атак россияне запустили атакующих в глубь села и стали расстреливать уже вплотную - никакой вражеской техники на нижней улице села не было. Показательный эпизод, о котором после боя рассказал парень из 30-й бригады (позывной к сожалению запамятовал) - они были весьма удивлены, когда в самом селе увидели военных с жёлтыми повязками на руках. Те поздоровались и махнули продвигаться дальше, но как только они прошли мимо них, то были ими же и расстреляны. На фото тот самый боец:


По сути по инициативе попавшей в засаду 79-ки и 30-ки и был вызван на помощь батальон "Донбасс", который де-факто должен был поддержать понёсших потери и израсходовавших почти весь боекмоплект вояк, а также зачистить остатки россиян и закрепиться в населенном пункте, но делать это пришлось "Донбассу" с абсолютно недостоверными исходными разведданными и без надлежащей поддержки бронетехникой, немало которой на тот момент уже было сожжено, а уцелевшая не решилась поддержать атакующих, что и привело к весьма плачевным последствиям.

Перед получением приказа на выдвижение в Логвиново в штабе 30-й бригады офицерам "Донбасса" (позывные "Сват" и "Лукич") сообщили, что личный состав боевиков и россиян вместе с танками вследствие идущих с утра тяжёлых боёв село оставили - на данный момент наша десантура с вояками практически весь населенный пункт уже освободила, а сам бой идёт в километре от села в сторону Калиновки. Не знаю, правда, откуда была такая самоуверенность в том, что все танки ушли из села, ведь даже мы понимали, что россияне и так не будут ставить все свои танки в селе, по которому каждый час била наша артиллерия. Помимо этого была дана инфа, что так как 10-го и 11-го февраля наша артиллерия нещадно долбила по Логвиново, то там вообще уже камня на камне не осталось. Также были предоставлены "точные" данные по количеству оставшихся в селе сепаратистов - а именно группа боевиков в составе 20-25 человек засела в нескольких домах на верхней улице, что также отражено в архивных докладах. То есть по факту была поставлена задача не штурма, а всего лишь зачистки населенного пункта при поддержке четырёх БТРов/БМП и четырёх танков. Задачу ставил непосредственно уже вышеупомянутый "Барс" - начальник штаба АТО генерал Сырский. Помимо этого командирам штурмовой группы "донбассовцев" ("Гроз" и "Вожак") было доведено, что в первом доме от дороги (слева - напротив автобусной остановки) закрепилось наше подразделение, поэтому по первому дому огонь не вести.

Что же вышло на самом деле? Оказалось, что на тот момент никакого нашего подразделения в Логвиново уже не было - ни в первом доме, ни в каком-либо другом - все военнослужащие 79-ки и 30-ки получили приказ (не знаю уж точно, от кого именно и с кем этот приказ был согласован) на отступление или же просто отступали без приказа уже в виду невозможности вести бой и удерживать занятые в основном на нижней улице села позиции. То есть "донбассовцы" заходили, а те спешно им на встречу отходили. Вместо "группы боевиков в составе 20-25 человек" там оказалось 12 российских танков, которые отошли за ложбину в сторону села Калиновка (примерно 1км) и просто выжидали очередной штурм украинских войск. В самом селе танков не было, но находилась по самым минимальным оценкам полная вражеская рота в количестве 100 человек из состава преимущественно НВФ (так называемая рота СпН Новороссии - командир роты позывной "Ольхон"), в которую однако входило и большое количество российских военных-отпускников. Как выяснилось уже потом, помимо этого была ещё полноценная рота НВФ "Второй Енакиевский батальон" (по штату 2-ой МСБ 3-ей ОМСБр ВСН) прикрывавшая фланги (по 50 человек с северной и южной стороны села), из числа которой нашим удалось позже пленить 17 человек.

"Донбассовцы" и бойцы 30-й бригады ВСУ (всего примерно 70 человек) направились к селу на БМП и нескольких БТРах ("тройки"), плюс шло два танка "Булат" вместо обещанных четырёх, хотя я лично наблюдал возле Луганского не менее десяти наших танков, которые стояли там в ожидании непонятно чего. Не доезжая до села метров 400 наши спешились и остановились у ложбины (слева от трассы). В село решили зайти двумя группами. Первая группа в составе 30-35 человек поехала дальше на двух БТРах и одной БМП. "Булаты" остановились на трассе со стволами направленными в сторону села. Подъехала первая группа к посёлку и не успели они спешиться, как с первых домов их стали вплотную косить с пулемётов и автоматов, полетели "мухи" (реактивные противотанковые гранаты). Практически сразу погибло 6-7 человек, из них трое "донбассовцев" ("Впевненный", "Вован" и "Санта"). Много раненных. И в этот момент разворачивается и уезжает первый БТР-"тройка", за ним второй БТР, и БМП тоже развернулась и уехала - ни кого с собой из раненных на броню не забрали. Когда уже на следующий день выясняли причину этой подставы, то командир первого БТР сказал, что они начали было стрелять, но пушка сломалась, поэтому они сразу вышли из боя. Командир второго БТРа сослался на то, что он увидев как его ведущий уходит, решил что нужно отходить. Мехвод БМПшки сказал, что просто-напросто испугался, когда увидел что обе "коробочки" ушли и поехал за ними. В следующие несколько минут из-за бугра со стороны Калиновки одномоментно выехало 5-6 российских танков и по факту своей огневой мощью просто разрезали трассу - ни один из бойцов батальона "Донбасс" оказавшихся по ту сторону в селе не выжил. И сразу же начался заградительный огонь из миномётов и АГС, который отсекал группу прикрытия, не давая им ни малейшей возможности высунуться из ложбины. Вместе с заградительным огнём появилось ещё два российских танка, которые стали обходить обнаруженную группу прикрытия с левой от села высоты. В этот момент оба наших "Булата" стоявших на трассе не совершив ни единого выстрела (!) развернулись и пошли назад в сторону Луганского - очень нелицеприятный, но факт. Вот так и осталась вся первая штурмовая группа без брони на растерзание российских танков и вражеской пехоты.

На фото погибшие в том бою и впоследствии сгоревшие "донбассовцы" - российский "Урал" тогда был уже подбит, но ещё не горел. Когда же за ним укрылись наши парни, то по нему начали бить из стрелкового и "мух", в следствие чего сначала из пробитого бака растеклось топливо, а позднее всё это и загорелось...

В это время в ложбине группы прикрытия вместе с "донбассовцами" осталась только одна (!) БМП, которую в буквальном смысле "донбассовцы" остановили открытой и готовой к выстрелу "мухой", но идти в атаку на танки было смерти подобно, поэтому доложили в штаб о текущем раскладе сил и запросили помощь. В штабе ответили, что помощь придёт - ожидайте.

Также в это время вёлся шквальный огонь из ствольной и реактивной артиллерии армии РФ по трассе за Логвиново в сторону пгт Луганское и пгт Мироновский - этим огнём было уничтожено несколько единиц бронетехники, а также 3-4 грузовика, одна скорая-"таблетка" с раненными и ещё два боевых внедорожника-пикапа на мосту в самом Луганском. На фото сгоревшая и подбитая в тот день техника украинской армии (трасса Артёмовск-Дебальцево, пгт Луганское):

Это подбитый того же 12 февраля "Краз" в пгт Мироновский:

В это время в самом селе кто-то из первого дома (из него огонь не вёлся) позвал наших на помощь - во всей этой суматохе, взрывах и стрелкотне невозможно было разобрать, кто где - бой велся на дистанции 20-30 метров. В общем, в первый дом им же прикрываясь от траектории огня из других домов, побежали несколько человек, в том числе и наши "Араб", "Кэмэл" - позже выяснилось, что все кто туда побежал, погибли. Остальные, заняв позиции где пришлось вдоль дороги, вели бой на протяжении двух часов - ждали помощь, но помощь не пришла. Связи не было - она была моментально погашена россиянами. Российские танки ближе не подходили, так как знали, что у наших есть РПГ и "мухи", периодически они с дальняка работали из КПВТ (крупнокалиберный танковый пулемёт), а снаряды вероятно берегли для наших танков. Ребята из группы прикрытия постоянно пытались выйти на штурмующую группу по рации и узнать, что же там происходит, но связь пропала сразу же, как только атакующая группа зашла в село. Высунуться из ложбины не было ни малейшей возможности, не говоря уже о том, чтобы преодолеть те 400 метров. На протяжении последующих двух часов ни со стороны россиян, ни со стороны наших войск атаки не последовало. В периоды затишья россияне кричали "Зенит - чемпион" и "Хохлы - сдавайтесь" - наши отвечали огнём.

Спустя какое-то время вояки подобрав раненных под прикрытием нашего пулемётчика (позывной "Афон") сумели немного спуститься вдоль трассы. Когда "Афон" остался один, огонь резко усилился - он подполз к убитому (как он сначала подумал) украинскому военнослужащему, чтобы прикрыться хотя бы его телом, которое было всё в крови, но тот вдруг открыл глаза. "Афон" немного оттащил тяжелораненного бойца с линии огня и оказал ему первую медицинскую помощь. Это был боец 30-й бригады ВСУ - он был в сознании и сказал свой позывной - "Рыжий". После "Афон" начал тащить его по едва заметной ложбине вдоль трассы в ту сторону, куда ушли остальные. Но "Рыжий" весил под 100кг и какие-то последующие 100 метров пришлось преодолевать 20 минут - сначала "донбассовец" бросал вперёд автомат, после тащил "Рыжего", у которого были прострелены обе ноги и рука. Когда "Афон" выбившись из сил наконец дотянул раненного к своим, тот умер...

Фото "Рыжего", тело которого нам спустя неделю удалось вывезти с оккупированной территории:

Выжившие из штурмовой группы отошли на окраину села - на нижнюю улицу. Все дома на тот момент там были целыми (привет достоверной разведке и точной артиллерии, которая утверждала, что от Логвиново за два дня камня на камне не осталось), но признаков движения врага здесь не было, поэтому решили пробиваться к своим по нижней улице и дальше полями обойти возвышение, на котором стояло два российских танка.

Примерно в это же время не получив за два часа никакой помощи и не дождавшись никого из своих зашедших в село штурмовиков, группа прикрытия получила приказ на отход, так как уже темнело и в штабе решили никаких атакующих действий более не проводить.

Группа прикрытия стала грузиться на броню и в этот момент один из российских танков, стоящих на возвышении, двинулся к ним в ложбину и вышел на прямую наводку - направил дуло на БМП с нашими парнями (дистанция метров 150-200 метров). Один осколочно-фугасный снаряд похоронил бы всех вместе и от "бэхи" тоже мало бы что осталось - на какое-то мгновение все замерли в ожидании взрыва, но танк выдержав паузу так и не выстрелил. Вместо этого он повернул башню, а вместе с ней и свою пушку в сторону трассы на Артёмовск, куда ушли ранее наши "Булаты". Скорее всего это было продиктовано тем, что под конец тяжелейшего боевого дня БК был на исходе и в танке каждый снаряд был на счету, посему бурятский экипаж приберёг их исключительно для борьбы с украинскими танками. Фото бурятского экипажа (сделано в Логвиново российским журналистом):

Теперь что касается пленённых сепаратистов. Да, действительно по счастливому стечению обстоятельств "донбассовцам" изначально удалось взять в плен 17 человек из состава третьей роты НВФ под названием "Второй Енакиевский батальон", но справедливости ради стоит отметить, что бойцы 30-й бригады также приняли участие в пленении и именно на броне вояк вышеуказанные сепаратисты были доставлены в Луганское. Правда, один из пленённых (как выяснилось уже позже, это был их командир роты - российский офицер) на полном ходу спрыгнул с БМП в кувет, поэтому по факту на подъезде к Луганскому было зафиксировано 16 пленных.

Видео пленных по ссылке (снято возле Луганского):

https://www.youtube.com/watch?v=YaSMZ6dIQnA

Само пленение происходило следующим образом. Как я уже писал выше, в 16:00 после двухчасового боя (штурм с участием батальона "Донбасс" начался в 14:00) уцелевшими было принято решение отходить по нижней улице Логвиново. Россияне заметили нашу группу и идентифицировали её как вражескую уже в километре от села по своему правому флангу - открыли огонь, но расстояние уже не позволяло нанести урон отступающим. Примерно в 17:00 (уже смеркалось) пройдя ещё с километр, увидели впереди мелькающие в овраге каски - те завидев нашу группу начали махать руками и кричать "Мы свои - не стреляйте!" - наши залегли в ложбину и крикнули в ответ: "Давайте к нам - перебегайте по одному!" - ведь не было до конца понятно, кто эти "свои" и для кого они "свои" на самом деле. Когда первый к ним перебежал, то сразу увидели белую повязку на руке и стало понятно, что это не "свои" - его моментально разоружили и забрали все гранаты. Таким же образом по одиночке перебегая по открытому участку местности со своего оврага в ложбину к нашим "сепары" попадали в тёплые объятия "донбассовцев" и ВСУшников. Ситуация выходила слегка комической, ведь наших было всего 13 человек, а "сепаров" с каждым следующим пленённым становилось всё больше и больше и по итогу их оказалось целых семнадцать! После прибытия в нашу ложбину и последующего разоружения последнего боевика их построили в колону и повели в сторону трассы. В какой-то момент наконец удалось пробиться по рации к своим и вызвать транспорт для вывоза наших и сепаров. Приехала всего лишь одна БМП, на которую с большим трудом погрузилось 30 человек (держались в буквальном смысле друг за друга) и помчались в сторону Луганского. Как потом рассказали пленные коллаборанты (все кроме одного оказались гражданами Украины), то они сначала попали под миномётный огонь своей же миномётной батареи, корректировщик которой в условиях наступающих сумерек принял их за украинцев, после чего эти перепуганные попавшие под раздачу сообщили командованию свои координаты. В ответ им приказали сидеть на месте и ждать, когда к ним прибудет группа на усиление, которая и выведет их с этого района на нужную позицию. Поэтому они и приняли наших отступающих из Логвиново парней за ту обещанную группу усиления.

Помимо этого добавлю, что все эти пленные до Логвиново ни разу не участвовали в боевых действиях - это с их слов, но впоследствии я уточнял эту информацию и она оказалась достоверной. Это безусловно говорит о том, что в боях за Дебальцево и прилегающие территории как россияне-контрактники армии РФ, так и НВФ ЛНР/ДНР из числа местных сепаратистов несли очень ощутимые потери и для закрытия дебальцевского котла были стянуты все имеющиеся на оккупированной территории силы. Мы неоднократно докладывали в штаб полученную от агентурной сети информацию, что начиная с 8-9 февраля в таких городах как Горловка, Енакиево, Первомайск, Стаханов, Ирмино и других численность российских и сепаратных подразделений стала резко уменьшаться, ведь все они перекидывались в район Дебальцево. А после 12 февраля, когда был подписан "Минск-2" и согласно которому начиная с 15 февраля устанавливалось перемирие, в оккупированных городах оставался минимальный для обороны гарнизон, в задачи которого входил лишь контроль блок-постов. Также здесь могу добавить, что потери уже упомянутого мною НВФ "Второй Енакиевский батальон" (командир НВФ - позывной "Рим") в боях за Углегорск (29-31 января) были катастрофическими - в строю второй роты данного формирования после Углегорска осталось лишь три (!) человека: все остальные были убиты, ранены или взяты в плен, плюс было несколько случаев дезертирства. А вот третью роту этого же НВФ (которая ранее занималась исключительно контролем блок-постов в городе Енакиево, а также прилегающих населенных пунктов Ждановка и Оленёвка) кинули на Логвиново, где из 100 человек 17 попали в плен, порядка 30 погибло и ещё около 40 было раненных. По словам "Ольхона" (командир так называемой роты СпН ВСН), который командовал взятием и удержанием Логвиново, потери среди российских военных-отпускников и вольнонаёмных боевиков из РФ были несоизмеримо меньше, чем у "альпаченцев" (производное от слова "ополченцев" - так россияне называют украинских сепаратистов). Это было связано с высоким уровнем военной подготовки и наличием боевого опыта у первых и отсутствием перечисленного у вторых. Плюс уровень дисциплины - российские военные беспрекословно выполняли приказы командиров, в то время как сепаратисты даже по приказу не хотели рыть себе окопы и блиндажи, чтобы иметь хотя бы минимальную защиту от артиллерии. Вместо этого они бродили по селу в поисках уцелевших погребов, которые неоднократно становились братскими могилами во время массированных ударов украинской артиллерии.

На фото сообщения во время дебальцевских событий в соцсети "Вконтакте" (группы "новороссия" и "Первомайск-ЛНР"):

Тут я отмечу, что если потери россиян и коллаборантов к реальности весьма близки, то потери "укропов" не соответствуют истине, так как в сумме вся группировка украинских войск, которая находилась и принимала участие в боях за Углегорск не превышала 400 человек.



Возвращаясь к событиям в Логвиново. При отступлении из села "донбассовцы" потерь не понесли, хотя Sergio Marc (поклонник гения Муженко и автор статьи "Дебальцевский плацдарм") почему-то утверждает, что была полностью уничтожена группа прикрытия батальона "Донбасс" в составе пяти человек, что является неправдой - все наши парни погибшие в тот день, погибли непосредственно в самом селе при штурмовом заходе, а из состава группы прикрытия все слава богу остались целы. Подтверждённые невозвратные потери у "Донбасса" составили 5 человек: Анатолий Полищук ("Кемел"), Владимир Панчук ("Араб"), Роман Мельничук ("Санта"), Андрей Каминский ("Впевненый"), Владимир Самойленко ("Вован"). На фото погибший "Впевненый" - сын офицера батальона "Донбасс" с позывным "Велес", который в то время принимал участие в боях за Широкино:

Фото отца (Игорь Каминский, "Велес"), который продолжает нести службу в батальоне "Донбасс", хотя в июне 2015-го в Широкино вследствие попадания снаряда (САУ, 122мм) получил ранение и тяжелую контузию, но спустя несколько месяцев реабилитации вернулся в строй.

Раненных в бою за Логвиново у нас было шестеро и двое числятся пропавшими без вести ("Робин" и "Партизан"). Всего 12 февраля 2015 года после боёв за Логвиново в больницу Артёмовска было доставлено 75 раненных украинских военных. По погибшим в тот день в целом по украинским подразделениям точной информацией не владею, но предположительно их количество было в районе 20 человек.

Тела пятерых наших погибших (в том числе и останки сгоревших побратимов) впоследствии удалось найти и вывезти с уже на тот момент оккупированной территории. Также нам удалось вывезти тела ещё 18 погибших в Логвиново украинских солдат и офицеров, в том числе и тело упомянутого мною "Рыжего". Видео об одной из таких поездок за телами погибших по ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=pClWpYUW6fc

Отдельно скажу о том, что некоторые украинские военные, попавшие в плен в боях за Логвиново (в период с 9 по 12 февраля), были там же и расстреляны. Это выяснялось по мере того, как мы забирали тела погибших, некоторые из которых имели нехарактерные для боя ранения, как то простреленные колени (по два прямых попадания в коленные чашечки правой и левой ноги), пулевое отверстие по центру во лбу или же по центру в груди, что говорит о том, что бронежилет с пленного вероятнее всего был снят ещё до расстрела.

Возвращаясь к событиям в Логвиново. Вечером 12 февраля Начальник генерального штаба генерал Муженко принял решение оставить попытки деблокировать трассу. Мы же готовились к новому штурму, который генерал Аллеров (позывной "Говерла", командующий НГУ в секторе "С") приказал провести на следующий день после массированного артиллерийского удара по Логвиново. Время штурма - 08:00, где-то с 05:00 начала работать арта: "грады", "смерчи" и "Точка-У". На этот раз село в буквальном смысле слова сравняли с землёй.

Фото с БПЛА от 13 февраля - село Логвиново:

Фото утреннего артобстрела (сделано кем-то из россиян или коллаборантов в самом селе):

Фото корпуса ракеты "Точка-У" (судя по погоде, фото было сделано месяцем позже):

И вот, что осталось после села (фото сделаны позднее российскими журналистами):

Ни одного целого дома на утро 13-го февраля в Логвиново не осталось, но приказ на штурм мы так и не получили - вероятно генерал Муженко в отличии от генерала Аллерова имел другое мнение на сей счёт и по итогу, как это всем известно, украинская армия оставила Дебальцевский район. Нам же в тот день лишь поменяли место дислокации и мы разместились в двух пгт на трассе Артёмовск-Дебальцево, а именно Луганское и Мироновский, где до 19 февраля прикрывали и обеспечивали прохождение конвоев на Дебальцево и обратно, проводили разведывательную и контрдиверсионную работу в данном районе и держали оборону некоторых особо важных объектов, как-то например дамба и мостовая переправа в Мироновском.

Стоит отметить, что вражеская артиллерия также не молчала - работа велась ежечасная и нам на головы прилетало абсолютно всё: начиная от 80мм и 120мм миномётов и заканчивая особо крупными калибрами - такими как "Акация 2С3" (152мм) и "Пион 2С7" (203мм).

Последствия попадания в жилой дом всего лишь одного 203мм снаряда (пгт Мироновский):

Сгоревшая под артиллерийскими ударами украинская техника (пгт Луганское):

Спрятать технику в селе абсолютно негде, поэтому единственное, что мы могли делать - это выводить её за предела населённого пункта в поле и ставить в чёрные воронки от снарядов (это минимизировало риски того, что техника будет замечена с российских беспилотников, которые круглосуточно жужжали над нашими позициями).

Целое окно после таких массированных артобстрелов найти было крайне сложно (пгт Мироновский):

Сложно представить, как в этом хаосе выживали мирные, которые изредка мелькали на улице в поисках воды и еды. Мы с ними делились консервами и сухпайками - больше помочь мы им ничем не могли... Также кругом шатались обезумевшие и оглохшие, испуганные и голодные псы. Причём часто нам на глаза попадались ухоженные породистые собаки, которые были брошены своими хозяевами на произвол судьбы - они жались к нам в поисках человеческого тепла...


17 февраля после очередной работы российской гаубичной батареи по трассе Артёмовск-Дебальцево взорвался газопровод возле города Светлодарск:


Также 13 февраля был нанесён точечный удар из "Градов" по базе батальона "Донбасс" в Артемовске (Дом культуры). В те дни я не писал, насколько точным был этот удар, но тогда только чудом ни один из снарядов не попал в место стоянки всей нашей техники - все они попадали в считанных метрах - аккурат по периметру здания и прилегающей территории. "Донбассовская" техника отделалась осколочными попаданиями, которые существенного вреда не нанесли.

Помимо вышеупомянутых мною заданий, которые с 13 по 19 февраля ставились перед батальоном "Донбасс", одной из ежедневных задач в том районе была охота за блуждающими миномётными расчётами противника. 14 февраля 2015 года во время одной из таких операций нам удалось обезвредить и затрофеить целым и невридимым 120-й миномёт, который прежде принёс нам немало хлопоту, так как ежедневно обстреливал наши позиции в Луганском. Трофейный миномёт по сей день исправно несёт службу в нашем батальоне и в боях за Широкино был просто незаменим. Правда, как и в истории с Углегорскими героями, ни я (позывной "Писатель"), ни Дато Кукчишвили (позывной "Давид"), и ни один из парней группы прикрытия, без которых данный миномёт не стал бы трофеем, так и не получили никаких ведомственных или же государственных наград.

На фото грузин "Давид" (фото сделано на последнем блок-посту за Луганским):

И Евгений Шевченко (позывной "Писатель"), трасса Артёмовск-Дебальцево, пгт Луганское:

Выгрузка трофейного миномёта на базе батальона "Донбасс" в Артёмовске:

Жаль, правда, мы не успели загрузить БК к нему, которого было порядочно (не менее 20 мин) - нас засек вражеский корректировщик и пошла работа ствольной арты. Повезло нам конечно, что корректировщик был неважнецкий и снаряды ложились метрах в ста от нас. А минами мы потом уже у вояк разжились - у нас ведь такого тяжёлого вооружения официально нет, поэтому мы не могли получить БК на свой внештатный 120-й миномёт. В последующем ремонтировать нам его несколько раз приходилось также благодаря личному знакомству с директором военного завода.

Если вернуться к той самой статье "Дебальцевский плацдарм", прочтение которой и натолкнуло меня на написание данной статьи-опровержения, то касательно третьей её части можно остановиться на цифрах, так как в большей части описываемых событий батальон "Донбасс" участия не принимал. Автор (под ником Sergio Marco) утверждает, что в день выхода дебальцевской группировки украинских войск погибло или пропало без вести приблизительно 40 человек, но я бы поставил данную информацию под большое сомнение, так как я в числе других побратимов 18 февраля в основном как раз и занимался тем, что вывозил раненных и тела погибших, которых мы подбирали вдоль полевой дороги на Дебальцево (через Нижнее Лозовое и левее через Рассадки) или же снимали с приходивших уже в пгт Луганское и пгт Мироновский конвоев - скорых машин тогда катастрофически не хватало. Так вот примерно в 20:00 я узнал, что тела в морг просили больше не везти, так как их там уже просто некуда складывать. Но так как и нам их складывать было негде, то часть тел пролежали у морга на улице до утра, пока не приехал рефрижератор из Днепропетровска.

То есть ближе к ночи 18 февраля 2015 года только в морге Артёмовска было не меньше 50 тел погибших и это без учёта гражданских, которых также в те дни к сожалению было немало. О раненных добавлю, что по состоянию на 20:00 того же дня в больнице Артёмовска было официально (!) зафиксировано 170 "трёхсотых" (это мне лично сказала дежурная медсестра), хотя в тот же вечер президент Порошенко заявил, что при выходе из Дебальцево раненных было всего порядка 30-ти человек или что-то в этом роде.

Если же в целом оценить выход нашей дебальцовской группировки, то это точно не было слаженным и скоординированным выполнением поставленной задачи - больше было похоже на хаотичное и абсолютно никем неконтролируемое движение людей и техники, которое порой приводило и к трагическим последствиям дружественного огня, ведь "дебальцевские" зачастую отбившись от конвоев выходили на наши позиции вовсе не там, где их ождали. Особенно это касается более позднего времени, когда уже стемнело и те или иные группы или техника украинских войск терялась в ориентирах и выходили уже в полной темноте. Так, например, поздним вечером 18-го февраля подразделение батальона "Донбасс" едва не уничтожило двигающийся с поля прямо на нашу позицию танк - РПГ были на готове, "мухи" также были открыты. Ситуацию спасла выдержка командира ОП в районе водохранилища в пгт Мироновском (позывной "Узбек"), который до последнего момента не давал команду на открытие огня и мы сумели разглядеть опознавательные знаки на броне уже с расстояния в 20-30 метров.

Также в день выхода я имел честь познакомиться с героями 40-го батальона "Кривбасс", которые 8 февраля на опорниках "Зенит" и "Зозо" уничтожили танковую роту ЛНР. Правда, я об этом узнал уже позже, а один из "кривбассовцев" Юрий Брехаря, с которым мы знакомы по FB, после тяжёлых боёв и пешего рейда (вся их техника была разбита - выходили они, как и многие в тот день, на своих двоих) был в столь неприглядном виде (впрочем, как и все мы), что Юра зафиксировал нашу встречу лишь спустя несколько месяцев, когда я опубликовал видео событий 18 февраля, а Юра написал мне в FB, что увидел себя на ролике в ютюбе:

https://www.youtube.com/watch?v=wh2Z-6M491I


На фото Юрий Брехаря, старший лейтенант 40-го батальона "Кривбасс" (пгт Луганское, 18 февраля, примерно 09:00 утра)

Вообще день конечно был ужасным - мы уходили из Дебальцево. Мы оставляли украинскую землю. Мы несли потери. Весь день возились с приходившими конвоями, с ранеными и погибшими и под вечер все мы валились с ног от усталости. Три из моих четырёх колёс спускали, так как вся трасса была усеяна осколками и помимо того, что мы возили парней, нужно было ещё периодически останавливаться и подкачивать колёса и делать это постоянно. Как сейчас вспоминаю, под конец того дня даже думать было тяжело. В какой-то момент после очередной ходки, когда уже стемнело, мы с "Давидом" посмотрели друг на друга и одновременно спросили: "Всё?.."

19-го февраля весь батальон "Донбасс" перекинули в Широкино. Мы с "Давидом", "Барханом", "Вано" и ещё несколькими парнями остались, чтобы произвести обмен одного пленного сепаратиста из Енакиево на тела наших погибших в Логвиново боевых товарищей. После обмена и последующих нескольких выездов за телами и останками погибших, которые осуществлялись с 20 по 24 февраля, последнее подразделение батальона "Донбасс", которое дислоцировалось в Артемовске покинуло помещение Дома культуры и выдвинулось под Мариуполь.

Напоследок отдельным абзацем дам оценку тому "подведению итогов" дебальцевских событий, которые присутствуют в статье "Дебальцевский плацдарм", вышедшая из под пера пиарщиков Муженко - ссылка: http://petrimazepa.com/debaltseve3.html

Зная поднаготную автора я не сомневался, что здесь будут звучать если не победные фанфары, то по крайней мере точно не будет слов "поражение" или вообще какая-либо критика генералов Генерального штаба и в особенности НГШ Муженка. Так и вышло - только послушайте эти фразы: "Роль Дебальцевского плацдарма была выполнена полностью", "Группировка РФ и боевиков не смогла создать ещё один «котёл»", "Цена, которую заплатили боевики и российские войска за не полностью выполненную ими задачу, таки колоссальна", "Задача российского командования окружить и уничтожить дебальцевскую группировку украинской армии потерпела полное фиаско" - потерять массу людей и техники, отдать стратегический район врагу и при этом заявлять, что задача российского командования потерпела фиаско - это просто феерично. И ещё финишное - "Отвод войск был абсолютно логичным в сложившейся ситуации" - естественно логичным, когда проеб@ли всё, что можно, то нужно или идти всеми силами вперёд (что с 15 февраля было строжайше запрещено сраными минскими договорняками), или же производить отвод войск, дабы выживших не угробили и не добили так, как это сделали в Иловайске. В общем, я так понимаю, что заказчик той статьи в лице НГШ Муженко безусловно остался доволен. Но почему-то яростное недовольство выражают настоящие боевые, а не штабные генералы, которые не считают победой сдачу украинской территории врагу. И тот же генерал Аллеров (позывной "Говерла") на совещании в штабе сектора, которое состоялось 19-го февраля и на котором присутствовало высшее командование украинской армии включая Президента, открыто заявил, что вина за поражение в Дебальцево (а это именно поражение - тяжёлое и трагическое) полностью лежит на плечах Муженко, так как бой за боем мы проигрывали не потому, что в тактике были слабоваты, а потому что важнейшие стратегические решения или принимались Генеральным штабом ошибочно, или вовсе не принимались в тот момент, когда нужно было действовать, а когда они всё же принимались, то было уже слишком поздно.

Например, многие знают, как быстро сепаратисты в своё время залили бетоном Иловайск, сделав из него очень хороший и качественный эшелонированно укреплённый для обороны город. Что делал Муженко, какие и кому распоряжения отдавал на счёт возведения инженерных оборонительных сооружений в Дебальцевском районе - остаётся загадкой. Ясно одно - любой хоть чуть-чуть соображающий военный человек понимал, что рано или поздно, но россияне будут срезать ту "кишку" на оккупированной территории, которую являл собой Дебальцевский плацдарм. Понимая это за полгода в ожидании масштабного наступления можно было залить бетоном не только само Дебальцево, но и Углегорск, Чернухино, Редкодуб и Никишино, включая сеть таких ключевых ОП (опорных пунктов) как "Балу", "Станислав", "Валера", "Зенит" или "Зозо". Да и удалось ли бы вообще российско-террористическим войскам с такой лёгкостью взять Логвиново и собственно перекрыть трассу Артёмовск-Дебальцево, если бы там, на Логвиновском возвышении хоть один долбанный штабной генерал додумался соорудить хотя бы один ВОП (взводно-опорный пункт)? Сколько жизней было бы спасено?.. Десятки, сотни ребят, которые погибли в боях за Дебальцево могли бы остаться в живых. Могли бы вернуться домой - к своим семьям, к своим детям... Они вернулись, да. Многие. Только они вернулись в гробах...

В нашей жизни много вопросов, на которые мы вряд ли когда узнаем ответы, но всё же я надеюсь и верю, что когда товарищ Муженко сядет на скамью подсудимых, то мы узнаем ответы хотя бы на некоторые из них. И первыми эти вопросы зададут побратимы и родственники тех лучших сынов Украины, которые погибли в Иловайске. И я хочу заверить всех, что никакие статьи штабных прихлебателей подобные тем, что размещаются на сайте "Петр и Мазепа", никакие неустанные боты в соцсетях, никакие "достоверные" репортажи и интервью в СМИ не дадут ни малейшей возможности избежать заслуженного наказания тем, кто виновен в трагических поражениях украинской армии, как-то Иловайск, сбитый в Луганске Ил-76, 32-й блок-пост на Бахмутке, Донецкий аэропорт и конечно же Дебальцево, которое могло стать стратегическим и победоносным укрепрайоном украинской армии, об который сломала бы все свои зубы хвалёная армия и спецура РФ (как она это сделала в ДАПе), а по факту мы понесли абсолютно глупые и безответственные потери как личного состава, так и техники, не говоря уже про целый ряд оставленных населённых пунктов. Поэтому надеяться остаётся только на то, что в самом ближайшем времени военные преступники в лице штабных бездарных и безответственных генералов сядут на скамью подсудимых, а их место займут те украинские офицеры, которые обладают бесценным боевым опытом и бесприкословным авторитетом среди военных и таки умеющих по-настоящему ценить каждую жизнь украинского солдата и каждый метр украинской земли.



P.S.: если у моих побратимов или участников описываемых мною событий из других подразделений будет желание что-то добавить или уточнить, то просьба писать в личку. Заранее благодарен!

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх