EN|RU|UK
  272  1

 ЮРИЙ ШАПОВАЛ: "ДЛЯ БАНДЕРОВЦА ЮЩЕНКО ПЛОХО ГОВОРИТ ПО-УКРАИНСКИ"

Украинский политолог Юрий Шаповал не занимается публичной политикой, однако в научных кругах Киева и Москвы пользуется большим авторитетом. В своем интервью, которое нам любезно выслали читатели "Цензор.Нет" (знали бы имя - поблагодарили), Шапов

Станет ли новый президент Украины Виктор Ющенко "вторым изданием" опостылевшего Леонида Кучмы? Грозит ли Украине обострение межнациональных противоречий? Чем объясняется глубокое политическое различие между Украиной и Россией? На эти и другие вопросы историка и журналиста Александра Гогуна отвечает руководитель Центра исторической политологии Института политических и этнонациональных исследований Национальной академии наук Украины Юрий Шаповал.

А.Г.: В чем, по-вашему, суть украинской "оранжевой революции"? Каковы ее основные силы?

Ю.Ш.: Люди разного возраста и социального положения, которые вышли на улицы с оранжевой символикой и долго мерзли в центре Киева, требовали одного – чтобы никто беспардонно не лез в их право сделать свой выбор. То есть того, что соответствует западным стандартам правового государства, а не путинской "контролируемой демократии".
Всем известный теперь в нашей стране Глеб Павловский скорбит: мол, революции вовремя не "дали в морду". Так вот, главный смысл "оранжевой революции" и состоит в том, что той линии, представителями которой являются Кучма, Кравчук, Медведчук, Янукович, Клюев, Тигипко, Шуфрич, Гавриш, Кивалов, а также всякие там павловские, погребинские и другое политтехнологическое отребье, как раз и "дали в морду". Разумеется, обиженными ощутили себя и Путин, Грызлов, Лужков, Черномырдин и всякая российская политическая шантрапа вроде Жириновского.
Народы России и Белоруссии получили хороший пример для подражания, а Европа вдруг обнаружила, что безнадежная, как казалось, кучмовская Украина способна вполне цивилизованно, бескровно, но при этом достаточно твердо и последовательно отстаивать ценности гражданского общества.
Cоциальной базой революции обычно называют средний класс, но я думаю, что эта база значительно шире. Пример - мои соседки-пенсионерки, которые по достоинству оценили разовую пенсионную подачку Януковича и исправно носили "революционерам" на Майдан еду и чай.

А.Г.: Каковы были основные вехи борьбы оппозиции за власть в последние годы?

Ю.Ш.: Пожалуй, оппозиция впервые "по-взрослому" заявила о себе в 2000 году, после того как исчез журналист Георгий Гонгадзе, а затем лидер социалистов Александр Мороз обнародовал записи майора Николая Мельниченко. Тогда обществу стало понятно, кто есть кто, и стали вызревать условия для последующих "оранжевых" пертурбаций. Мощным катализатором недовольства стало желание Кучмы остаться на третий срок, а затем его возмутительное решение сделать ставку на Януковича. Вот тогда-то народ не только воскликнул "Хоть бы нашли кого-нибудь с одной судимостью!", но и понял, что эта власть способна на все. Это подтвердили оба тура выборов, в ходе которых сложился оппозиционный блок.

А.Г.: Почему Украина – не Россия? В России уже пять лет идет так называемое "укрепление вертикали власти", а на Украине сформировалась мощная оппозиция, которая устроила революцию.

Ю.Ш.: Ваш вопрос напомнил мне слова из предисловия Николая ІІ к учебнику истории для кадетских корпусов: "Россия - страна не земледельческая и не торговая, а военная. Ее призвание - быть грозой мира и собирать народы под своим крылом". Ни один украинский лидер никогда не позволял и, надеюсь, не позволит себе подобных сентенций.
В России не только представители элиты, но и уличные бомжи могут вам рассказывать, что живут в великой стране, призванной выполнять некую мессианскую роль. На Украине наоборот: и в политическом классе, и среди обывателей вы найдете массу (к счастью, не подавляющую) людей, которые будут вам объяснять, что Украина не имеет шансов выжить как самостоятельное государство, что ей обязательно нужно идти под крыло российских братьев и т.д. Я уж не говорю о готовности продать то, что высокопарно называют национальными интересами, оптом и по частям. Эту готовность продемонстрировали в ходе избирательной кампании очень многие – от политиков до пенсионеров на крымских и донецких площадях, ратовавших за Януковича и "еэпнутую" Украину (ЕПН – единое экономическое пространство. – А.Г.).
Дело в том, что у Украины веками не было возможности состояться как государство. Не имеет она консолидирующей панукраинской идеи и сегодня, что порождает массу проблем и коллизий. Вместе с тем Украина – не Россия, ибо на Украине есть и, надеюсь, всегда будет пространство для выражения несогласия.

А.Г.: Бытует мнение, что Ющенко может стать новым Кучмой, поскольку и за ним стоят определенные группы бизнес-элиты. Справедливо ли это?

Ю.Ш.: Думаю, главное не в том, кто стоит за лидером, а в характере самого лидера. Кучма всегда был интриганом, его интересовала лишь власть сама по себе, и он всегда готов был заплатить за нее любую цену. Обратитесь к любому периоду его биографии – и вы в этом убедитесь. И то, что он хотел остаться на третий срок, раскалывал не только противников, но и общество уже на этапе предвыборной борьбы, то, как он использовал и выбросил Януковича, - все это подтверждает, что он ждал: придут, поклонятся и скажут: "Останьтесь, Леонид Данилович, без вас никак нельзя". Я уже не говорю о зяте, семье, "ближнем круге" Кучмы, убийстве Гонгадзе, фактической цензуре и прочих не очень чистых вещах.
У Ющенко, разумеется, масса недостатков, но его нельзя упрекнуть в нечистоплотности, непатриотизме и интриганстве. Ющенко – не бывший секретарь парткома какого-то там "маша", а профессионально подготовленный руководитель нового поколения, реалистично оценивающий мир и соседей, с которыми жить Украине. Ющенко – искренне верующий человек. Все это дает основания надеяться, что наш новый президент будет принципиально отличаться от предыдущего.
Мы обязательно его будем критиковать. Его уже критикуют, например, за то, что он позволил Кучме практически весь январь "рулить" страной. Однако он не станет новым Кучмой. Во всяком случае, я пока не вижу предпосылок для этого.

А.Г.: Какие основные проблемы достались Украине в наследство от прошлой власти – и советской, и режима Кучмы?

Ю.Ш.: Главная проблема – декоммунизация Украины в самом широком смысле этого понятия. И проблема эта, как показывает опыт других "соцлагерных" стран, разрешима. Вторая фундаментальная проблема – коррупция. Ее масштабы просто невообразимы, а проявления отвратительны. Ющенко и его команда должны будут проявить недюжинную твердость, ум и хитрость, чтобы преодолеть эту ситуацию.

А.Г.: Российские официальные СМИ рисовали Ющенко в виде националиста-бандеровца. Насколько этот образ соответствует действительности Украины?

Ю.Ш.: Мне самому довелось видеть и слышать, как показывали Ющенко и что о нем рассказывали в России. Вcе это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Виктор Андреевич не националист и уж тем более не бандеровец. Замечу хотя бы, что он говорит на плохом, иногда просто смешном, украинском языке. Правда, лучше, чем Кучма и Янукович. Но все равно это суржик (смесь украинского и русского. – А.Г.), а украинский националист просто обязан в совершенстве владеть родным языком.
Надеюсь, конечно, что Ющенко язык подучит, однако он вряд ли изменит свое мировоззрение. А мировоззрение это либеральное, в основе его уважение к правам человека, уважение к другим народам, их традициям, образу жизни, культуре и, ясное дело, языку. Поэтому никакой "насильственной украинизации", разделения по национальному признаку и тому подобной чепухи, которой в период президентских выборов у нас угощали свою аудиторию некоторые российские СМИ, на Украине при Ющенко не будет.
С другой стороны, я верю, что Ющенко достанет мудрости проводить политику в украинских национальных интересах, добиться общественного консенсуса относительно фундаментальных вопросов нашей истории (и давней, и недавней), действуя в правовом поле, показать, что Украина – это государство со своими традициями, которое не только заслуживает, но и требует к себе уважения.

А.Г.: Наcколько, на ваш взгляд, возможна дальнейшая декоммунизация Украины, более решительный отказ государства и общества от наследия СССР и УССР?

Ю.Ш.: Как я уже сказал, декоммунизация – одна из серьезнейших проблем, оставшихся от кравчуковского и кучмовского режимов. Ни Кравчук, ни Кучма так и не решились даже на словах осудить коммунистическое прошлое. И посткоммунистическая номенклатура восприняла это как сигнал. Начался возврат к ценностям "светлого" прошлого, празднование на государственном уровне 85-летия Владимира Щербицкого (партийный лидер УССР в 1972-1989 гг. - А.Г.), годовщины комсомола и т.д. То есть начала формироваться вполне кафкианская ситуация: на фасад здания, над которым реет "националистическое" знамя с тризубом, начали приколачивать герб с серпом и молотом.
Очень надеюсь, что Ющенко как президент не обойдет вниманием и эту проблему. Но самое главное – это, конечно, кадры. Я не скрывал и не скрываю, что являюсь сторонником люстрации. Но, насколько мне известно, Ющенко против люстрации. Более того, стремясь привлечь на свою сторону тех или иных деятелей, он обращался к ним примирительно: мол, я понимаю, вас заставляли идти против меня, теперь давайте идти вместе за Украину.
Что же, не надо "чисток", не надо раскрывать имена стукачей коммунистической спецслужбы, если вы уж так печетесь о гражданском мире, но старые, а особенно дискредитировавшие себя, в том числе и в ходе избирательной кампании, кадры нужно обязательно убрать. Иначе никакой новой Украины не построить. Если этого не будет, Ющенко совершит еще одну позорную ушибку, равную той, когда он поклялся на Библии в парламенте и при этом не отобрал власть у Кучмы, а вступил с ним в политический торг.


Александр Гогун

14.01.2005
Источник: Грани.Ру
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх