EN|RU|UK
  143  1

 ИНТЕРВЬЮ ЭКС-ГЕНПРОКУРОРА ВАСИЛЬЕВА "ДОНЕЦКИМ НОВОСТЯМ": "ВОЗДЕЙСТВОВАТЬ НА МЕНЯ НЕ МОГ И ПРЕЗИДЕНТ!"

События ноября еще долгое время будут оставаться темой 1 не только украинских, но и многих мировых СМИ. Что было в кадре, а что осталось в тени, каковы причины и какими будут последствия всего того, что произошло. Как плелись интриги и вершились судьбы. Ч

- Геннадий Андреевич, почему Вы все-таки приняли решение уйти с поста Генпрокурора?
- Я всегда считал, что Генпрокуратура – это то самое ведомство, которое по сути своей следит за соблюдением законов в государстве.
И ее нельзя сделать ручной, сделать карманной! Что касается меня, то воздействовать на меня не мог и Президент. И я открыто говорил ему: вам, наверное, другой Генеральный прокурор нужен был! Я не с улицы пришел на должность Генерального прокурора. Я пришел с должности первого заместителя председателя Верховной Рады, и я не ходил с протянутой рукой в поисках работы. У меня были определенные принципы, есть они и сейчас! И пусть мне скажут, в чём я или прокуратура поступили не по совести, не по закону! Я готов ответить на эти вопросы! На любом уровне!
Я принял решение тогда, когда стало ясно: прокуратуру хотят втянуть в политические игры, сделать ее заложником политических амбиций.
А этот подход с моими принципами и моим видением роли прокуратуры никак не сочетается.
- Что сейчас происходит с органами прокуратуры?
- Мне как человеку, более 30 лет отдавшему органам прокуратуры, стыдно за все, что происходит в этом ведомстве.
Сейчас в стране установилась система абсолютного правового нигилизма, когда люди делают заявления, которые абсолютно не соотносятся с законом. Это очень опасно для государства. Люди должны знать, что в государстве есть Закон и его главенство не- оспоримо.
Я считаю, что это возвращение в должность (Пискуна. - Ред.) абсолютно нелегитимно, незаконно и этому, конечно же, надлежит еще дать правовую оценку. И, прежде всего, должен дать этому оценку сам Пискун как Генеральный прокурор.
Кроме того, что можно говорить о позициях Генеральной прокуратуры, если мы сейчас видим, кто возвратился в руководство Генеральной прокуратуры! Это, скажем, тот же Николай Голомша, уволенный мною за развал уголовного дела Гонгадзе и за фальсификацию по делу Александрова. Он, кстати, сегодня уже с измененной формулировкой увольнения через суд восстановлен в должности заместителя Генпрокурора.
- Кстати, вопрос, интересующий очень многих наших читателей: как прокуратура, в частности, Генеральная, реагировала в дни “оранжевой революции” на призывы блокировать органы государственной власти, автомагистрали, на самоинаугурацию и т.д.? Создавалось впечатление, что все правоохранительные органы молчали Почему?
- Во-первых, я категорически против, когда то, что происходило на Майдане, называют революцией. Да не революция это, а полный бедлам.
Во-вторых, прокуратура не молчала. Мало того, прокуратура - практически единственный орган, который вел себя принципиально.
Что касается и призывов, и реального перекрытия автомагистралей, и за-хвата зданий, то прокуратура возбудила по этому поводу уголовные дела. Кстати, только документы прокуратуры города Киева и Генеральной прокуратуры зачитывались на Майдане.
Лично я вынес постановление о возбуждении уголовного дела за самовольный захват власти. А он начался 22 ноября. На следующий день в высшем законодательном органе государства, в зале Верховной Рады, Ющенко привели к присяге. Это еще что такое?! Кроме того, были изданы декреты, которыми приостанавливалось действие Конституции Украины.
Мы поставили вопрос перед Службой безопасности Украины: дайте этому соответствующую оценку (это в компетенции СБУ). Своевременная оценка не была дана, и тогда я сам возбудил уголовное дело и направил для расследования.
- Думаете ли Вы, что Генпрокуратура под Вашим началом “мешала” оппозиции проводить свою линию? Ведь больше ни одно силовое ведомство так не критиковалось оппозицией, как прокуратура.
- Я хочу, чтобы не создавалось впечатление, будто прокуратура боролась с оппозицией. Прокуратура действовала одинаково, в равной мере пресекая нарушения законов и на Востоке, и на Западе. Ко мне буквально после второго тура голосования пришли народные депутаты из оппозиции: Хмара, Лукьяненко и другие. В состоявшейся беседе я им сказал, что я горд за работников прокуратуры. Мы не разделяли: это представители Ющенко, а это – Януковича. Мы исходили исключительно из того, был ли нарушен закон или нет.
Вы помните, какие были действия на Западе: заседает сессия областного совета, принимает решение о назначении своих губернаторов, о переподчинении себе руководителей силовых ведомств, МВД, СБУ! И прокуратура реагировала на эти действия, так же следуя букве закона, как реагировала на события, происходившие на Востоке страны, - в равной мере законно. И обвиняя сегодня в сепаратизме Восток, нужно помнить обо всем, что происходило в конце ноября во всех регионах Украины.
Это касается и некоторых “забывчивых” чиновников. Вот сейчас мне передают информацию, что, дескать, Владимир Щербань, губернатор Сумской области, тоже “прозрел” и говорит: “Как здорово, демократия победила!” Но пусть он вспомнит, какие события происходили в Сумской области, например, когда студенты организовали пеший поход на Киев из Сумщины. Студенты тогда обратились в Генеральную прокуратуру, и мы возбудили уголовное дело о незаконных действиях, по факту применения силы в отношении студентов.
Почему же тогда не говорил губернатор Сумской области о том, что он защищает демократию на своей территории?! Более того, в ходе выборной кампании мы возбудили несколько уголовных дел по той же Сумской области, когда молодчики врывались на избирательные участки, крушили урны, забирали бюллетени, били представителей участковых комиссий. Там местная власть пыталась воздействовать на прокурора области, чтобы он не давал этим фактам должной оценки. Сейчас забылось? Я против таких фактов амнезии. Нужно анализировать все происходящее и ничего не забывать, не скатываться то в одну, то в другую крайность.
- Как Вы считаете, сможет ли новый “старый” состав Генпрокуратуры навести порядок в стране?
- Для этого нужно разобраться, какие задачи они перед собой ставят. Вы хотите в государстве порядок? Так приводите к власти порядочных людей, и пусть они исполняют обязанности по совести, по закону, так, как это должно быть.
Когда я пришел на должность Генерального прокурора, то освободил от должностей заместителей Генерального прокурора С. Винокурова, того же А. Медведько, которые непосредственно расследовали уголовное дело о нашумевшем убийстве журналиста Александрова. Уволил за явную фальсификацию в ходе расследования уголовного дела. Тогда был необоснованно привлечен к уголовной ответственности Вередюк, который позже под стражей скончался. Мы затем установили другие факты совершения преступления, которые связаны с убийством Александрова, расследовали и направили дело в суд.
Мы установили по делу Александрова возмутительные факты, когда фальсифицировались материалы уголовного дела, когда из уголовного дела извлекались отдельные страницы заключений экспертизы и прочее, когда результаты следствия подтасовывались под определенного человека. Следователь, ведший дело об убийстве Александрова, ставил вопрос перед С. Винокуровым, в то время первым заместителем Генерального прокурора, о необходимости проведения дополнительного следствия.
Когда я исполнял обязанности Генерального прокурора, мы расследовали уголовное дело в отношении наших сотрудников, которые вот таким образом, незаконно, бесчестно поступили в ходе расследования по этому уголовному делу.
А сейчас их восстанавливают в должности. Но скажите, какое, отношение будет после этого у людей к закону, к законности, в том числе к Генеральной прокуратуре и к прокуратуре?!
- А как Вы относитесь к заявлению Юлии Тимошенко, сделанному во время телеинтервью на канале “Украина” 29 декабря, о том, что Генпрокуратура причастна к торговле наркотиками?
- Конечно же, я возмущен. Высказывания подобного рода не должны быть голословными. При Президенте Кучме сменилось шесть Генеральных прокуроров, и мне тоже интересно, кто из них причастен к торговле наркотиками.
На самом деле этот вопрос более чем интересен. Года полтора назад в Верховной Раде Юлия Тимошенко подняла тему наркоторговли и Генпрокуратуры, обвинив тогдашнего Ген-прокурора Святослава Пискуна в причастности к незаконным операциям с наркотиками. Видимо, это и имелось в виду во время выступления Юлии Владимировны в Донецке. Так тогда надо называть вещи своими именами, а не говорить, что в целом прокуратура причастна к этому. Если есть данные по Пискуну, то нужно сказать, что это касается Генерального прокурора Пискуна.
- Геннадий Андреевич, как Вы относитесь к тому, что сотрудников прокуратуры делят на “своих” и “чужих”?
- Сотрудников прокуратуры можно оценивать лишь по их профессиональным качествам. Когда решался вопрос о моем назначении Генеральным прокурором, ко мне обращались депутаты из разных фракций: и оппозиционных, и так называемых провластных. Они намекали, что проголосуют за мою кандидатуру, если я оставлю у себя в заместителях “нужных” людей. Я тогда жестко сказал: “Нет, этого не будет! Я буду брать людей, исходя из их профессиональных способностей, умения расследовать дела, проводить проверки, давать оценки на основании закона. Другого подхода просто быть не может!” Конечно, такой подход многим не нравился.
Мало того, один из народных депутатов уже после моего назначения пришел ко мне обсудить некоторые дела, а затем, уходя, оставил мне “подарок” – золотой слиток. Я предложил ему забрать слиток. Депутат не взял. Тогда я вызвал главного бухгалтера Генпрокуратуры, и она официально оприходовала слиток золота. Мне ни от кого никакие подарки не нужны. Я категорически против такого подхода к работе.
Так вот, возвращаясь к Тимошенко, если она имеет в виду те же наркотики, что и тогда, то, наверное, нужно задать вопрос самому Ющенко: каким образом оказался сейчас на должности Генерального прокурора Пискун?
Кроме того, напомню: в отношении Пискуна расследовалось уголовное дело. Я ушел от контроля за расследованием этого дела, так как не считал для себя корректным вмешиваться в это. Я и сегодня не поднимал бы эти вопросы, если бы обстоятельства так не складывались.
- А как же тогда все эти разговоры о том, что Вы привели в органы прокуратуры всех уровней очень много выходцев из Донецка?
- Это опять передергивание фактов и лукавство. Я еще хочу заметить одно обстоятельство: до меня из прокуратуры Донецкой области взяли гораздо больше работников, чем это сделал я. И почему-то на это обстоятельство не обращают внимания.
Да, такие разговоры ходили. Мало того, сам Ющенко озвучил эту тему в теледебатах: мол, Васильевым проводилась политика перетягивания донецких работников в Генеральную прокуратуру, принимались работники недостаточно квалифицированные, исходя из каких-то субъективных признаков.
Так вот, можно сколько угодно рассуждать, а можно поднять цифры. Удельный вес работников из Донецкой области в Генеральной прокуратуре сегодня составляет 2,5%. Если взять западные области: Львовскую, Тернопольскую, Черновицкую и другие, - то для них этот показатель составляет от 3 до 5%. Если взять Киевскую область - 9%, город Киев - почти четвертая часть представителей прокуратуры Киева в Генеральной прокуратуре. Я очень взвешенно подходил к этому вопросу, и меня здесь не в чем упрекнуть.
– Вы все время опираетесь на цифры и факты. Кстати, Юлия Тимошенко тоже постоянно заявляла, что все обвинения должны быть доказаны в суде.
- Я одно скажу: что касается доказательства совершенных ею преступлений, то у нас достаточно материалов. Я не знаю, куда Пискун все это денет. Но, во всяком случае, если пропадут эти материалы здесь, в Украине, то они останутся в США, в России, и к этому вопросу можно и нужно будет возвращаться!
- Вы не могли бы рассказать о ситуации с депутатской неприкосновенностью?
- Я уже много лет выступаю за отмену этой нормы. Отдельные депутаты приходят в Верховную Раду только лишь за тем, чтобы получить неприкосновенность, эдакий иммунитет от Закона. Я вносил на рассмотрение Верховной Рады несколько представлений о даче согласия на привлечение депутатов к уголовной ответственности. Депутат в результате ДТП сбил человека насмерть – ничего. Другой народный избранник лишил жизни гражданина – снова ничего. Ни разу, ни по одному факту я не получил согласия Верховной Рады на привлечение ни одного народного депутата к уголовной ответственности!
Я эту проблему хорошо знаю изнутри, я 9 лет был в Верховной Раде! Я хорошо знаю порядки в Верховной Раде и всегда был за одно: отменить эту пресловутую депутатскую неприкосновенность!
Вы знаете, мне вспоминается эпизод при рассмотрении одного из представлений о даче согласия на привлечение депутатов к уголовной ответственности. Тогда очень тяжело шел этот вопрос, еще на заседании комитета. И я поднялся и сказал: “Вы мне, пожалуйста, народные депутаты, скажите, за какие преступления депутат может нести ответственность? Скажите мне, чтоб я знал, в какой части Уголовный кодекс не распространяется на депутатов?! Чтобы я знал, чтобы я мог людям сказать!”
- Еще одна криминальная тема, возникшая во время предвыборной кампании, - отравление Виктора Ющенко: то оно было, то его не было. Что же там все-таки произошло?
- Когда я услышал об отравлении, сразу же попросил оппозицию представить все материалы в прокуратуру. Ни одного материала, ни одного документа мы не получили! И все же мы возбудили уголовное дело и расследовали его.
Но Ющенко везде заявлял о том, что он не доверяет Генеральной прокуратуре, той Генеральной прокуратуре, которую я возглавлял. Но нынешней-то он доверяет, ведь теперь ее возглавляет его ставленник Пискун?! Так пусть ему расскажет, что произошло!
Для меня кажется очень странным, что такой человек, как Виктор Андреевич Ющенко, лидер оппозиции, принципиальный борец, так непоследователен в деле отравления. Вначале он говорит о том, что он знает конкретно этих людей. Их сначала было двое. Говоря о тех двоих, он имел в виду председателя Службы безопасности и его первого заместителя. Но спрашивается: чего вообще ты туда пошел?! Что понесло тебя, лидера оппозиции, на встречу с председателем Службы безопасности под покровом ночи, и какие вы там вопросы обсуждали?!
Затем странности продолжаются. Сегодня Ющенко говорит, что причастны к покушению уже 3-4 человека и он их прощает.
Подождите, так три или четыре? И как можно простить покушение на жизнь?
Украина заработала репутацию страны, в которой совершается отравление в духе средневековых времен. И это в начале XXI века! Не надо скатывать страну до уровня папуасов! Давайте же себя достойно вести! Лидер оппозиции, претендент на высшую должность в государстве - Президента Украины - и такие заявления!
- Как Вы как юрист расцениваете решение Верховного суда об отмене итогов второго тура выборов?
- Однозначно: Верховный суд при рассмотрении этого вопроса вышел за пределы своих полномочий. Если этому решению не даст свою оценку Конституционный суд, то это сделает история, она все расставит на свои места. И потом, а разве не под воздействием того же Майдана принималось это решение?! И не под воздействием пикетов, которые в дни рассмотрения этого вопроса были у здания Верховного суда?!
Знаете, что меня больше всего поражает в действиях того же Ющенко? Непоследовательность. Во время акции “Украина без Кучмы” он в письме-воззвании, подписанном Президентом Леонидом Кучмой, председателем Верховной Рады Украины Иваном Плющом и самим Ющенко (тогда премьер-министром), выступал категорически против уличных методов борьбы. Чуть ли не фашиствующими элементами демонстрантов называл. Но прошло несколько лет, и теперь он сам зовет людей на баррикады, уже оправдывая каждый свой шаг. Выходит, тогда выгодно было так говорить, а сейчас по-другому. Тогда он был премьером, а сейчас – в оппозиции. Сейчас Ющенко, кажется, заявляет: “Я не подписывал такой текст, он потом был изменен”. Что значит изменен?! Посмотрите, во всех средствах массовой информации были опубликованы эти материалы. Да и тогда никто не слышал, чтобы Ющенко с возмущением говорил: “Да я же не подписывал этот текст!”
- Как Вы думаете, что ждет общество в отсутствие объективного надзора со стороны прокуратуры? Мы можем предположить, что новый состав прокуратуры будет выполнять заказы новой власти?
- Это трагедия! Если у нас не будут действовать законы, если будут такие волюнтаристские заявления в отношении закона, это трагедия! Ничего хорошего в обществе ожидать не следует!
- После Вашего ухода из Генпрокуратуры возникает логичный вопрос: чем Вы теперь будете заниматься?
- Вы знаете, я пришел на должность Генпрокурора из политики. Сейчас мне поступает множество предложений, связанных с политикой. Я их сейчас рассматриваю. Вероятнее всего, возглавлю некое политическое движение. Для меня очень важно, чтобы Украина была правовым государством. Не декларативно, а на деле.
Источник: Донецкие Новости
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх