EN|RU|UK
  150  1

 ПОЛ-ВВП НА ДУШУ НАСЕЛЕНИЯ

В действительности цены в России выросли на четверть, а производство сократилось на 7%.

По словам спикера Госдумы Бориса Грызлова, в российском обществе появилось «чувство социального оптимизма» (этот термин, вероятно, означает, что гражданам живется все приятнее). Наиболее оптимистичен сам Грызлов. Его вердикт по-служивому прост: провозглашенному Путиным удвоению ВВП — быть! Мол, рост производства бьет ключом, население богатеет — аж на 9% в год, а цены выросли совсем чуть-чуть…
Между тем, если внимательно посмотреть на любое из правительственных «достижений», неправда обнаружится сама собой.

По словам председателя правительства, инфляция в России лишь чуточку выше, чем хотелось бы. Цены за 11 месяцев выросли на 10,5%, хотя планировалось ровно 10% за целый год.
Если же смотреть глазами обычного гражданина, а не чиновника от статистики, правительственные проценты выглядят несколько странно.
Аренда простенькой однокомнатной квартиры на окраине Москвы год назад обходилась в 300 долларов (около 9 тыс. руб.), а сейчас в 400 (11,3 тыс. руб.) — подорожание за год в рублевом исчислении составило 25%.
Бензин за прошедшие с начала 2004 года 11 месяцев подорожал почти на 30%.
Проезд в метро подорожал с 7 до 13 рублей — почти вдвое.
Хлеб в магазине рядом с моим домом подорожал за год примерно на четверть.
И так далее. И при этом глава правительства говорит, что инфляция составила — увы и ах! — целых 10,5% вместо 10%.
Откуда такая разница? Почему чиновники, живущие, в общем-то, в одной стране с нами, видят совсем другую экономическую картинку?
Инфляция, или рост цен, определяется с помощью так называемой потребительской корзины. В нее включены товары и услуги, которые, по мнению чиновников, обеспечивают среднему россиянину нормальную жизнь. В корзинке «лежат»: хлебобулочные изделия, крупа, мясо, овощи, а также какие-нибудь брюки, рубашки, ботинки, квартплата, что-то еще. Ежемесячно рассчитывается стоимость этой корзины, после чего полученная сумма сравнивается с той, что была в январе. Когда Фрадков, а за ним и Грызлов говорят об инфляции в 10,5% годовых, имеется в виду, что на оплату нашей корзинки в конце года нужно будет потратить всего на 10,5% больше, чем требовалось в начале.
На самом деле это вранье, которое к тому же имеет большое государственное значение. Ведь инфляция — это коэффициент для расчета многих показателей, призванных объяснить населению, что оно сегодня живет лучше, чем вчера.
Простой пример — уровень реальных доходов населения. Допустим, год назад ваша зарплата была 10 тыс. руб. в месяц. Пусть за год она выросла до 11,5 тыс. руб., то есть на 15%. Положим, в то же время инфляция, по данным Росстата, составила 10%. Рост вашей зарплаты минус инфляция и есть рост реальных доходов. Считаем: в официальных бумагах инфляция составляет всего 10%, следовательно, вы разбогатели на 5%. Но вот если для расчета принять более реальный уровень инфляции — около 25%, то рост доходов окажется отрицательным: вы стали беднее на 10%.
Так создается картина призрачного богатства населения страны.
Другой важнейший показатель, зависящий от инфляции, — размер валового внутреннего продукта (тот самый ВВП).
ВВП — это, грубо говоря, общая стоимость произведенной в стране продукции. Допустим, по итогам 2003 года номинальный ВВП составил 13,3 трлн руб. Допустим, за 2004 год российские предприятия продали товаров и услуг на сумму 15,7 трлн руб. — на 17% больше. Можно радоваться и рапортовать президенту: рост ВВП составил 7%.
Картина будет совсем иной, если скорректировать ВВП на реальную инфляцию. Тогда выйдет не рост, а падение ВВП где-то на 7%.
Получается, что в действительности растет не производство, а цены. Производство умирает со скоростью 7% годовых. Это уже не удвоение, а уполовинивание ВВП.
Уровень инфляции в 25% не выдуман мной, это официальные данные Росстата. Только эти цифры не принимаются во внимание — потому что экономическая казуистика позволяет эффективнее обманывать и население, и руководство. Ведь имеется в виду инфляция не розничная, а оптовая, то есть удорожание того сырья, материалов, продуктов, топлива, из которых производятся товары для розницы.
Почему же оптовая инфляция в 25% и выше не полностью отразилась на соответствующем росте цен на прилавках? Ответ: потому что падал доллар.
По мере того как доллар в России опускается, цена импортных товаров либо не растет, либо даже снижается. Из-за конкуренции с импортом российские производители не могут резко поднять цены — вот потребительская корзина и дорожает относительно медленно, на радость удвоителям падающего ВВП. Можно смело водить за нос президента.
Отсюда и финансовая политика: в сущности, российские власти тормозят инфляцию, банально опуская доллар. Если делать по уму, то надо бы укрощать оптовую инфляцию — устранять ее причины: монополизм, коррупцию, тогда и рост цен в рознице успокоился бы. Но это трудно и сложно...
Проще выдавать обнищание населения, падение производства и усыхание ВВП за процветание страны под мудрым руководством ее президента.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх