EN|RU|UK
  77  1

 У ЕВРОПЫ ЕСТЬ ВСЕ ОСНОВАНИЯ, ЧТОБЫ ПРОТЯНУТЬ РУКУ ПОМОЩИ УКРАИНЕ

Результаты выборов на Украине ознаменовали собой триумф демократии и прогресса. Они также создали дилемму для Европейского союза (ЕС). Прием в члены ЕС Украины - в придачу к Турции - является столь огромным вызовом, что многие европейские официальные лица

Разумеется, все еще возможно, что скептическое отношение к приему в ЕС Украины окажется оправданным. Мы уже были свидетелями революций Власти Народа в Центральной Европе и в Прибалтике, которые приводили к созданию стабильных демократических режимов и к успешным экономическим реформам. Но мы также наблюдали такие революции, которые приводили не более чем к ограниченным перестановкам в правящей олигархии.

Виктор Ющенко возглавит коалицию, которая имеет большую склонность к делению. Ему, по всей вероятности, придется иметь дело с некоторыми, по меньшей мере, из доморощенных украинских олигархов. И хотя тем, кто его отравил, пока не удалось его остановить, если им удалось причинить стойкий вред его здоровью, то их чудовищное деяние все еще может сильно ослабить его президентство.

Тем не менее, было бы очень неправильно для ЕС действовать, исходя из предположения о том, что события на Украине каким-то образом приведут к тому, что Брюссель снова станет свободным от всяких обязательств и откажется от конкретной помощи в деле подготовки Украины к приему в свои ряды. Это было бы неправильным с моральной точки зрения, поскольку украинцы, которые боролись за демократию с таким рвением и дисциплиной, заслуживают нашей явной поддержки.

Это было бы неправильным и в стратегическом плане, поскольку, если ЕС воздержится от предоставления помощи, тогда ведущей организацией в вопросе интеграции Украины с Западом станет НАТО. Это таит в себе риск катастрофической конфронтации с Россией задолго до того, как Украина станет по-настоящему интегрированной в экономическую и социальную системы Запада. Если, как это имеет место сегодня, миллионы украинцев легально работают в России и посылают домой деньги, в то время как работать в Западной Европе разрешили лишь небольшой группе украинцев, тогда едва ли будет удивительным, если многие украинцы станут считать Россию, а не Запад истинным другом Украины. Такие люди будут сильно сопротивляться таким акциям, как расширение НАТО, которое серьезно нарушило бы связи Украины с Россией. Их гнев мог бы дать Кремлю множество возможностей для разжигания волнений и даже для отделения, если он того пожелает.

Расширение НАТО особенно проблематично в силу того, что, в глазах большинства украинцев, война в Ираке очень серьезно опорочила идею военного альянса с Америкой. Принимая во внимание войну в Ираке и более широкие потенциальные потребности войны с террором, разве может кто-то всерьез помышлять, что - будет Украина членом НАТО или не будет - американских солдат пошлют на Украину защищать ее стабильность и территориальную целостность от внутреннего восстания или от российского вмешательства? Или что у европейских стран будет как сила, так и желание делать это?

Вполне возможно, что ЕС будет вынужден протянуть руку помощи Украине, хочет он того или нет. Если Украина при г-не Ющенко сумеет осуществить серьезные реформы, то политически станет почти что невозможным избежать начала процесса ее приема, рано или поздно, даже если Украина будет к этому не готова. Ведь, в конце концов, широко распространены ожидания, что Румыния в 2007 году вступит в ЕС, несмотря на то, что во многих отношениях она к этому ужасающе не готова.

Ясно, что ЕС уже становится куда менее сплоченной организацией, чем предусматривалось 20 лет назад. Это несчастье для тех европейцев, которые мечтали о сильной федеральной Европе как противовесе Америке. Однако не так сильно сцементированная Европа может оказаться благом, когда дело дойдет до постепенного и мирного расширения культурной и экономической сфер Европы на бывший Советский Союз и Ближний Восток.

Непроницаемая, по типу шенгенской, граница между Турцией и ее восточными соседями создала бы фактически новый раздел для курдского народа, который оказался бы по обе стороны этой границы. Прочная граница такого рода на востоке Украины разлучила бы украинское и русское сообщества, говорящие на одном языке, имеющие общую культуру, перемешавшиеся между собой и очень сильно связанные экономически. Более свободный ЕС с пористыми границами на востоке, напротив, создал бы условия для того, чтобы украинцы могли "войти в Европу", сохранив свои тесные связи с Россией.

Даже если ЕС и станет развиваться в этом направлении большей свободы, ему все равно придется с большой осмотрительностью решать вопрос с Украиной. Радуясь тому, что очевидное большинство украинцев проголосовало за ориентацию на Запад, мы не должны забывать, что в свободных и честных выборах солидное меньшинство - более 40% - проголосовало против этого и в пользу того, чтобы сделать приоритетными связи с Россией. Если интересы и желания этой части электората не будут учитываться, то их достаточно много, чтобы создать неконтролируемые проблемы для Украины и для ЕС.

В первую очередь ЕС не должен пойти по пути, которым в последние годы идут столь многие западные дипломаты: инстинктивно выступать против любой политики, которая, как им кажется, защищает российское влияние. Так, Украина в данное время является унитарным государством всего с одним официальным языком, украинским, и с программой постепенной "украинизации". Нет ничего в западной демократической практике, в западных интересах, или, если на то пошло, в украинских интересах, что бы говорило, что так и должно быть, или что Запад должен это поддерживать. Множество западных демократических стран имеет федеративное устройство и более одного официального языка. Если выяснится, что ценой мирной и успешной интеграции Украины в Европу является официальный статус для русского языка и автономия для русскоговорящих областей Украины, тогда эта цена в действительности не очень высока.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх