EN|RU|UK
  83  1

 КОНСУЛЬТАНТ АП ЛЮДМИЛА ГРЕБЕНЮК: «ПО НАШИМ ДАННЫМ, ЮЩЕНКО БЫЛ ВСЕ ВРЕМЯ ЛИДЕРОМ В ХОДЕ ПОДСЧЕТА ГОЛОСОВ!»

Одним из важнейших свидетелей, показания которого были учтены Верховным cудом при вынесении приговора о фальсификации результатов голосования во втором туре президентских выборов, стала главный консультант администрации Президента Украины Людмила Гребенюк

Однако она передала в суд свои показания, ставшие сенсацией процесса. Л.Гребенюк участвовала в разработке системы по оперативному сбору и анализу хода голосования, которая снабжала АП информацией РАНЬШЕ Центризбиркома. Людмила Гребенюк представила факты, которые в Верховном суде явились неопровержимыми доказательствами фальсификации результатов голосования во втором туре выборов. Как только позволило состояние здоровья, Людмила Васильевна согласилась встретиться с корреспондентом «ЗН» и ответить на вопросы, которые Верховный суд не смог ей задать. Мы уверены, что эта информация вызовет соответствующую реакцию правоохранительных органов.

На основе информации, полученной от компетентных источников, а также ряда лиц, являющихся непосредственными фигурантами записей разговоров якобы избирательного штаба Януковича, опубликованных народным депутатом Олегом Рыбачуком, сегодня есть основания утверждать, что в распоряжении администрации Президента Украины находилась сложная система сбора информации о ходе голосования, параллельная системе Центризбиркома, однако собиравшая сведения быстрее ЦИК. Данные по явке избирателей и сбор результатов по протоколам участковых комиссий осуществлялись с привлечением широких возможностей государственного аппарата на каждом из тридцати трех тысяч избирательных участков в Украине. Это требовало огромных затрат, а также материальных и людских ресурсов, которыми оппозиция не располагала. Никакими законными полномочиями администрация Президента для организации и бюджетного финансирования подобной системы, как считает руководитель юридического департамента штаба Виктора Ющенко Николай Катеринчук, не владела. Тем более что имеются веские основания предполагать, что система работала в интересах избирательного штаба кандидата от власти.

Члены Центризбиркома А.Магера и Р.Князевич заявили, что количество выданных и проголосовавших бюллетеней по всей стране на миллион сто тысяч превышает количество выданных бюллетеней.

«ЗН» уже знакомило читателей с показаниями Галины Мандрусовой, разработчика системы «Выборы», которая подробно рассказала, кто и как мог организовать вторжение в базу данных Центризбиркома.

Но сегодня мы предлагаем сенсационный материал — интервью с сотрудницей администрации Президента Людмилой Гребенюк, которая последние одиннадцать лет занималась вопросами информационного обеспечения Президента Украины. В ходе этой кампании она была сотрудником главного управления организационно-кадровой политики и взаимодействия с регионами, где под руководством заместителя главы администрации Президента Алексея Ищенко (одного из лидеров СДПУ(о) была организована система предварительного подсчета голосов на президентских выборах. Эта система работала без задержек.

В показаниях г-жи Гребенюк, приобщенных к делу о фальсификациях результатов выборов, был заявлен принципиальный для оппозиции вопрос. Кто организовал и руководил предварительным подсчетом голосов, кто может быть причастен к фальсификациям результатов голосования и каким был настоящий результат второго тура.

— Людмила Васильевна, прежде всего, расскажите о системе подсчета голосов, организованной администрацией Президента.

— Думаю, наша система подсчета голосов была вообще основной, поскольку мы работали гораздо быстрее Центризбиркома и оснащены были не хуже. Сбор информации происходил с помощью специально уполномоченных представителей АП, кураторов каждого региона. Они вместе с представителями местных властей оперативно получали информацию по явке избирателей в участковых комиссиях и по результатам подсчета голосов. Информация передавалась нам в максимально короткие сроки. Работе нашей системы уделялось огромное внимание. Нас контролировало все руководство администрации, постоянно появлялись большие и малые начальники. Руководство утверждало, что «результат выборов на 50% зависит от нашего управления».

— Знаете ли вы о существовании отдельной линии опто-волоконной связи, по которой осуществлялся доступ к базе данных Центризбиркома?

— О существовании отдельной линии связи с ЦИК я не знаю. Мы имели общий доступ к веб-сайту ЦИК.

— Вы понимали, что такой системы подсчета голосов, которая опережает работу ЦИК, ни в одном законе не описано?

— Эта система была развитием уже существовавших проектов по обеспечению Президента Украины оперативной информацией. Подобная система работала и в предыдущих избирательных кампаниях. Наше управление имеет задачу снабжения Президента информацией.

— Как проходил подсчет голосов в первом и втором туре выборов? И чем отличались ваши данные от показателей ЦИК?

— В первом туре начальство очень нервничало и переживало, когда мы спрогнозировали после поступления первых протоколов победу Виктора Ющенко. Хочу отметить главное различие с ЦИКом — по нашим данным, Виктор Ющенко все время подсчета был лидером голосования. Уже по состоянию на пять часов утра было понятно, что Ющенко победил. В окончательных данных ЦИК победа Ющенко была объявлена только через десять дней, и соотношение голосов несколько изменилось. После первого тура кураторов четырех областей, где проиграл Янукович, уволили.

Во втором туре начальство было вполне спокойно. Снова лидировал Ющенко, с самого начала. И когда мы спросили руководителей, почему разрыв такой огромный, они спокойно отвечали, мол, не волнуйтесь, сейчас появятся Донецкая и Днепропетровская области, и ситуация изменится. Мы поразились их уверенности, поскольку на основе данных первого тура рассчитали, что Ющенко вновь одерживает победу. А дальше произошли необъяснимые вещи с явкой избирателей. Официальные данные ЦИК показали, что явка по их данным вдруг выросла! То есть мы зафиксировали одни цифры, а окончательные результаты показали резкое увеличение явки. На те самые миллион сто тысяч голосов. Никакого логического объяснения этому не было.

— Что вас побудило передать заявление в Верховный суд?

— 29 ноября Президент Украины выступая по телевидению подчеркнул, что органы исполнительной власти никоим образом не вмешивались в избирательный процесс. Однако наши цифры свидетельствовали об откровенной фальсификации. Поэтому я решила передать свое заявление в суд. На следующий день мне сообщили, что хотят уволить из администрации. Поскольку я всю кампанию работала с информацией, для меня было очевидно, что кампания Януковича была во многом виртуальной. Мы скептически воспринимали опубликованные фантастические цифры о подаренных премьер-министром «Таврий». Помню, просуммировав количество граждан, с которыми якобы встречался Янукович по докладам, оказалось, что это намного больше, чем общее количество жителей Украины. Я хотела только, чтобы суд принял обоснованное решение. Это решение не в пользу одного или другого кандидата, а в пользу закона.

— Как вы, специалист в информационному обеспечению, полагаете, почему было организовано проникновение в транзитную базу данных ЦИКа и почему эту базу неизвестные полностью уничтожили?

— Думаю, основная задача — скрыть любые сведения относительно фактической явки избирателей, динамики голосования и теми показателями, которые зафиксировала ЦИК. Реальная явка избирателей была на миллион сто тысяч голосов меньше. В чью пользу пошли эти голоса — пусть установит суд.

— Вы сможете выступить свидетелем на судебном процессе по факту фальсификаций результатов голосования и подтвердить ваши показания?

— Безусловно. Это мой гражданский долг. К тому же есть десятки свидетелей, и они молчать не будут.

«ЗН» удалось ознакомиться из информированных источников с материалами администрации Президента Украины, которые посвящены результатам голосования в первом и втором турах президентских выборов. Эти данные, по нашим сведениям, получили распространение из того самого знаменитого грузовика, который был остановлен демонстрантами на выезде из АП. Лидеры оранжевой революции получили бесценный приз — под слоем мусора обнаружены эксклюзивные данные о ходе избирательной кампании и по дню голосования. Исследование этих материалов продолжается. Из них следует, что данные АП служили, вероятно, основой для принятия постановления ЦИК о результатах голосования.

В 2 часа 35 минут 22 ноября, когда до центрального сервера Центризбиркома еще не дошли все протоколы, в АП, где связь работала безукоризненно, уже просуммировали данные по явке избирателей.

В тот момент количество избирателей по состоянию на 20.00 21 ноября составило в общем 29 291 744 человека, или 78,70 % проголосовавших.

Однако в 12.21 22 ноября администрация издала новые цифры по подсчету бюллетеней, которые спустя несколько дней были почти точно повторены главой ЦИК С.Киваловым как официальные данные своего ведомства. Оказалось, что проголосовало 80,66 %, или 30 412 994 (данные без учета 101 участка). То есть по неизвестным причинам, за десять часов ночной работы, к удивлению сотрудников администрации, неизвестный доброжелатель написал им новую цифру — под утро обнаружилось почти миллион двести тысяч неприкаянных избирателей, которые где-то блуждали по сетям, и вдруг нарисовались!

Полностью привести вид таблиц с первым и вторым подсчетами голосов мы сейчас не можем. Самое большое число «людей ниоткуда» обнаружилось в Донецкой области. По данным первого подсчета проголосовавших в 2.35 их было 3 199 983 человека (83,67 % от списка избирателей). А в 12.21 явка выросла до 96,58 % и составила 3 711 763 человека.

Скоро могут появиться полные аудиозаписи разговоров неизвестных (пока) фальсификаторов с очень похожими на кого-то голосами.

На основании аудиозаписей и других материалов, свидетельствующих о фальсификации результатов голосования во втором туре президентских выборов, народные депутаты Григорий Омельченко и Владимир Яворивский сделали депутатские запросы в Генеральную прокуратуру и Службу безопасности Украины, в которых требуют немедленного рассмотрения этого уголовного дела и правовой оценки для всех фигурантов электронно-электорального скандала. Почти каждый день широкомасштабное следствие, которое ведет СБУ, пополняется показаниями новых и новых свидетелей. Депутаты требуют привлечения к уголовной ответственности людей, которые были основой власти в ходе президентской кампании — Виктора Медведчука, Андрея Клюева, Сергея Кивалова и других менее известных персон.

Обвиняемые держатся уверенно. Они хранят молчание. Их только немного выдает голос.

Георгий Дзекон: «Голос мой, но я не могу с уверенностью сказать, что говорил эту фразу»

Председатель правления ОАО «Укртелеком», голос которого фигурирует в записях разговоров, якобы принадлежащих руководству избирательного штаба Виктора Януковича, любезно согласился откровенно поговорить на тему своего участия в этой истории. Г-н Дзекон, оказывается, весьма глубоко осведомлен о проблемах работы управления информатизации Центризбиркома. Об этом его информировали его коллеги, которые также являются фигурантами записей, — бывший начальник управления информатизации Сергей Катков и генеральный директор компании «Приоком» Евгений Зимин. Георгий Борисович представлял в своем интервью также и их интересы.

— Насколько достоверны перехваченные разговоры, где донельзя известные голоса, в том числе и голос, очень похожий на ваш, обсуждают детали проникновения в компьютерную систему Центризбиркома?

— Я прочитал в Интернете разговоры, приписанные мне и Сергею Кивалову, а также Сергею Левочкину. Я не считаю, что это мои разговоры. Я не могу с уверенностью утверждать, но в наш век цифровых технологий можно безупречно воспроизвести любой голос. Мне это напоминает ситуацию, когда вор кричит: «Держите вора!» Я общаюсь со штабом Виктора Ющенко, с Петром Порошенко, с Николаем Мартыненко. Они опасались, что «Укртелеком» будет блокировать их разговоры, их Интернет-сайты. И действительно, там некоторые тенденции были, но мы все вопросы сняли. И когда мне позвонил г-н Рыбачук и угрожал, что какой-то мифический «майор Мельниченко» сделал записи и эти записи будут опубликованы, я отправил его в штаб Ющенко, с которым мы плодотворно работаем. Я позвонил Порошенко и еще ряду людей, и мне дали дипломатичный ответ — мол, каждый из сотрудников и близких людей Ющенко хочет сейчас показать свою роль в избирательной кампании. Чтобы, когда будут «раздавать слонов», быть первым в очереди.

«Укртелеком» занимает нейтральную позицию и обеспечивает в ходе кампании связью штабы обоих кандидатов. Откуда взялись разговоры? Пусть разбирается прокуратура, но либо это фальсификация, либо часть из них реальна, однако тогда это часть незаконной «прослушки», которую осуществлял штаб Ющенко. Их «прослушивали» официально, они «прослушивали» неофициально… Во всяком случае до сих пор ни мне, ни Евгению Зимину, ни Сергею Каткову ни прокуратура, ни СБУ никаких обвинений либо претензий не предъявили (интервью было записано во вторник, а в среду Е.Зимин был вызван на допрос в СБУ. — «ЗН»). Будь это официальная «прослушка», должно быть оперативно-розыскное дело. Насколько достоверны записи и каким путем они были получены — этот вопрос для меня неясный, и я сейчас не хочу об этом говорить.

— Каким образом вообще оказались причастны к работе Центризбиркома фирмы «Приоком» и «Софт-троник», г-да Зимин и Катков?

— Перед первым туром нас попросил Кивалов предоставить каналы связи и наши технологии. Когда я ознакомился с делами, на меня это произвело гнетущее впечатление — какие-то провода непонятно куда по всему ЦИК идут, какие-то компьютеры, непонятно куда подключенные. И я порекомендовал Кивалову взять туда Каткова, которого я очень давно знаю. Он уже через неделю хотел увольняться. Говорил: «На меня повесят всех собак! Я не могу собрать сеть, разобраться, кто имеет доступ к сети». Проблема была как раз в госпоже Мандрусовой. Она говорит, что передала пароли, но на самом деле она их не передала. Хотя Катков как заказчик должен был иметь средства контроля за системой. Пароли к той части системы, которую контролировала фирма «Атлас» (транзитная база данных ЦИК. — «ЗН»), Катков получил. А вот пароли к части системы, которую контролировала фирма «Проком» и Г.Мандрусова, Каткову не передали (сотрудники фирмы «Проком» утверждают, что все пароли доступа к центральной базе данных Каткову как начальнику управления информатизации были переданы в установленном порядке. — «ЗН»). Остановка подсчета голосов в системе «Выборы» — это, возможно, проблема политической заангажированности, но это не проблема Каткова.

— Почему Катков исчез после выборов и после первого тура выборов ни разу не появлялся в управлении информатизации ЦИК?

— Я знаю ситуацию со слов самого Каткова. Он никуда не исчезал. Уволился Катков, кажется, третьего ноября. Пришел и написал заявление, забрал трудовую книжку, сказал, что никакой зарплаты ему вообще не надо…

— Ну как же, он забрал зарплату.

— Ну, в любом случае… (к сожалению, Георгий Борисович не смог помочь журналистам связаться на предмет интервью с самим г-ном Катковым. — «ЗН»). Главное, по первому туру ни у Порошенко, ни у штаба Ющенко нет никаких претензий. Есть госпожа Мандрусова, которая говорит, что система работала неадекватно. А есть еще пять человек, которые говорят, что система работала адекватно, по заданному алгоритму.

— Кто конкретно говорит?

— Мои источники, которые работали в Центризбиркоме. Кто именно, не хочу говорить. Потому что все были поражены выступлением Галины Петровны, обвинениями Рыбачука. Эти люди уже передали в Службу безопасности информацию, что система работала адекватно. Пусть принимает решение СБУ. Кто-то со стороны штаба Ющенко (не Порошенко, не Зинченко, не Томенко — там есть серьезные, нормальные, думающие люди) Галину Петровну возбудил пойти на баррикады и внести свою лепту в дело революции, в дело разоблачения фальсификаций. Можно предположить теоретически, что кто-то мог видеть протоколы, но практически это маловероятно.

— Сам факт проникновения карается в соответствии с Уголовным кодексом!

— Согласен! Но это — Служба безопасности! Это серьезный вопрос, но он не имеет никакого отношения к выборам…

— Это нарушение законодательства, которое карается статьей.

— Я с вами согласен. Есть статья в Уголовном кодексе, это Служба безопасности доказывает: было проникновение, не было проникновения. Сотрудники ЦИК могут подтвердить — у них было в первом туре порядка пятнадцати тысяч хакерских атак. Прошли какие-то, не прошли? На мой взгляд, очень слабо была организована работа компьютерного управления, которое обслуживало ЦИК. То, что мне рассказывал Сергей Катков — возможности проникновения в систему «Выборы» были не у каждого желающего, но у очень квалифицированных людей, — такие возможности проникновения были.

— То есть можно было проникнуть в систему, полностью стереть всю транзитную базу на сервере…

— По поводу стирания — не знаю. Я это читал в вашей газете. Не знаю, зачем стирать транзитную базу, она никакой особой роли не играет вообще. Вот результат первого тура подсчитали, потом остановили и начали считать протоколы вручную.

— Однако, если считать, что записи, которые опубликовал О.Рыбачук, достоверны, а они имеют очень высокое качество…

— Качество просто идеальное!

— …если эти записи имеют прямое отношение к делу, то упомянутым «голосам» все-таки чрезвычайно выгодно проникновение в систему.

— Не могу понять — чем, но чем-то, получается, интересено.

— Я общался со специалистами в сфере звукозаписи, и мне сказали субъективное, конечно, мнение, что для подделки даже пяти минут таких разговоров нужно было бы напрягать весь Голливуд в течение нескольких месяцев — и то без гарантий. Это очень сложно. А там часы этих разговоров.

— Я не являюсь специалистом по звукозаписывающей аппаратуре. Мое мнение следующее. Записи высокого качества, голос очень похож. Этот разговор с Киваловым, который мне приписывается… Я с Киваловым очень много общаюсь, вот этого разговора я не помню, но я не собираюсь это анализировать. Я общался со специалистами, которые говорят, что высокое качество записи и настораживает. Голос оцифрован, это математическая функция с определенными параметрами. И на основании ранее записанного голоса воссоздать что угодно не представляет проблемы. Я пленки в настоящий момент комментировать не считаю нужным. Голос мой, но я не могу с уверенностью утверждать, что говорил эту фразу.

— Однако именно потому у этой истории огромный резонанс.

— Все цели, которых хотел достичь г-н Рыбачук, он, на мой взгляд, к сожалению достиг. В этом случае работа г-на Рыбачука, как и ряда депутатов, имеет сходство с «говорящими головами». Мы озвучим какую-то вещь, а вы потом разбирайтесь, пожинайте последствия.

— Если записи не правдивы, значит, вы этого не говорили?

— Нет, не правдива только одна. Я только два разговора своих помню (из опубликованных записей. — «ЗН»). Первое, когда мне звонит Кивалов, говорит, что к нему пришел Порошенко, говорит, что есть какая-то задержка, а я ему говорю, что ничего такого нет. Вполне возможно, что я мог такое говорить. Мои ли это слова — я не могу подтвердить. Что касается Зимина, то это он скажет сам.

— Вы знаете, в чем резонанс записей? В том, что политические деятели, фигуранты записей не столь радикально оценивают записи, как это делаете сейчас вы. Другие фигуранты вообще уклоняются от всяких оценок достоверности записей, и не хотят подавать в суд, что не может не наводить на соответствующие выводы. Почему вы не подаете в суд, не требуете справедливой оценки?

— Моя позиция очень проста, такая же позиция у Каткова и Зимина. Сейчас решение суда будет только политическим, я не верю, что суд может вынести позитивное решение.

— Вы понимаете, что отсутствие комментариев и судебных исков порождает соответствующее восприятие, мол, молчат — значит, боятся?

— Ну вот, представляете, завтра я публикую в Интернете фотографию Рыбачука, который соблазняет мальчика, как про Кирпу. Ну, не я лично это делаю. И скажу, что не перевелись еще в публичных домах «майоры Мельниченко». Но это ниже моего достоинства. Рыбачук звонил мне, там какой-то сумбур… Я его отправил к г-ну Порошенко, с которым мы долго и плодотворно сотрудничаем в рамках, определенных законодательством, — в сфере обеспечения связью. Он (Рыбачук. — «ЗН») на это как-то прореагировал… Облил грязью г-на Порошенко — «он — бизнесмен, я — политик». Я не понял вообще ничего. Я считал, что ваш штаб — монолитное какое-то образование. У меня был свидетель при разговоре с Рыбачуком, из штаба Ющенко, который тоже обомлел, услышав это от Рыбачука, и свидетель все пояснения уже дал, и готов будет выступать. Я предпочитаю работать со здоровой частью в штабе Ющенко.

Олег Рыбачук: «СБУ уже установила аутентичность
записей разговоров штаба Януковича»

— Олег, гг.Дзекон и Зимин считают, что демонстрация вами записей разговоров, в которых фигурируют их фамилии как лиц, якобы причастных к проникновению в сервер Центризбиркома, является необоснованным обвинением.

— А я их ни в чем не обвинял. Они всего лишь технические исполнители, не организаторы. Пускай ими занимаются компетентные органы. Меня лично эти люди не интересуют, поскольку я расследованием не занимаюсь. Однако полагаю, что с их помощью следствие может выйти на организаторов. Насколько я знаю, именно Зимин является техническим «мозгом» проекта проникновения в систему «Выборы». Если бы не он, подключиться к системе никто бы не смог. И сейчас Дзекон и Зимин заговорили, потому что прекрасно понимают — после того как определят степень ответственности Клюева и Кивалова, возьмутся за них. Они идеальные кандидаты для «сдачи», они идеальные «стрелочники». Задолго до получения записей разговоров руководства штаба Януковича мне было известно о причастности к операции этих господ. Я видел протокол, что зафиксировано проникновение в систему «Выборы», и один из них в этом непосредственно участвовал.

— Георгий Дзекон утверждает, что данным скандалом вы создаете себе политическую популярность и что на самом деле лидеры «Нашей Украины», прежде всего Петр Порошенко и Александр Зинченко, никаких претензий к «Укртелекому» не имеют, даже очень успешно с ним сотрудничают в различных отраслях.

— Моя политическая популярность от этого скандала не зависит. И сейчас я сознательно отошел от этого дела. К депутатским запросам, депутатскому контролю над расследованием я уже не имею никакого отношения, другие люди занимаются вопросом. Думаю, материалы передали именно мне, потому что я не связан ни с одной группой влияния в «Нашей Украине» и являюсь руководителем офиса непосредственно лидера партии. Но чтобы ни у кого не было вопросов, чтобы политика не вмешивалась в следствие — я подчеркнуто от него отстранился. Я хочу, чтобы впервые в таком резонансном скандале в Украине решение было принято сугубо на основе закона и правосудия.

Когда я звонил Дзекону, надеялся, что он поймет — пора каяться. Увы, большинство тех, кто сделал ставку на победу «большого Дона», просчитались. Они не понимают, что правила игры теперь равные и прозрачные. Они думают, что если договорились с кем-то в нашем лагере, это будет смягчающим обстоятельством. Как обычно — кто-то кому-то позвонил, и дело замяли. Ребята, это время прошло. Со мной говорили Порошенко и Зинченко. У меня были «ходоки», просили ни Дзекона, ни Зимина не упоминать. А я их не собираюсь упоминать — пусть их деятельности дадут оценку компетентные органы. Я этим господам рекомендую — не искать по телефонному справочнику, кому там в «Нашей Украине» звонить и «отмазываться», а изучать Уголовный кодекс и искать хороших адвокатов. От себя замечу, что если адвокатам удастся их спасти от ответственности при наличии таких улик, тогда Лазаренко — вообще невинный ангел. Смягчить их вину может только одно — чистосердечный рассказ в суде, как Медведчук, Клюев и Кивалов их «нагнули» и заставили провести незаконные операции. Тогда организаторы получат свое, и суд смягчит ответственность исполнителей. Да, эти ребята из «Укртелекома» и дочерних структур вели двойную игру, работали с двумя командами, чтобы потом рассказать победителю о своих заслугах. Но в своих играх они преступили закон, а время безнаказанности уже прошло.

— На чем строится ваша уверенность в неизбежности судебного процесса над высокопоставленными государственными деятелями? Какими уликами располагает следствие?

— По моей информации, существует не один, а несколько кабелей, с помощью которых осуществлялось проникновение в сервер ЦИК. Есть десятки свидетелей, и кое-кто из них уже заговорил. Это только начало. Существуют прямые улики, доказательства. Не сомневаюсь, что судебный процесс будет весьма поучительным и информативным.

— Выступит ли на процессе человек, который подтвердит аутентичность записей разговоров штаба Януковича и докажет законность получения такой информации? Ведь это самая резонансная улика. Тем более что свидетелями, по нашим данным, придется выступать сотрудникам СБУ.

— Безусловно, достоверность и законность получения записей будет доказана. И есть не один свидетель, а несколько. И насколько я знаю, для СБУ это уже не вопрос — аутентично или не аутентично. Все уже проверено и установлено. И это тайна следствия, которую необходимо уважать ради безопасности свидетелей. Если кто сомневается, я отговаривать не буду — свидетели заговорят только на суде. Уверяю вас, на суде мы услышим гораздо более резонансные откровения.
Источник: Юрий Бутусов
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх