EN|RU|UK
  444  4

 СЕРГЕЙ ДОРЕНКО: "В УКРАИНЕ ПРОИЗОШЛА НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ"

Бывший главный политический пропагандист кремлевской администрации Сергей Доренко уже давно ушел в радикальную оппозицию власти вместе со своим патроном Борисом Березовским. Человек с незуарядными коммуникативными способностями (работал в Си-Эн-Эн), Дорен

С.БУНТМАН – Сергей Доренко по понедельникам. Ну и я, как вы понимаете, поменялся с Ксенией Лариной. Добрый вечер, Сереж.

С.ДОРЕНКО – Добрый вечер.

С.БУНТМАН –Много есть вопросов в интернете, кое какие будут заданы, те, которые относятся действительно… Ну, не типа таких, который сейчас на пейджер пришел: «А что слабо Доренко сделаться другом народа и начать называть первых лиц? Спасибо за ответ. Ольга». По-моему, Доренко всегда лиц всяких называл, да?

С.ДОРЕНКО – Да, уж, я не останавливался ни разу перед названиями.

С.БУНТМАН – Ну, вот. Во благо, во зло это уже другая история.

С.ДОРЕНКО – Нет, а на «слабо» последний раз в 11 лет я прыгал. С забора. Мне сказали: «Слабо прыгнуть с забора?»

С.БУНТМАН – Высокий забор был?

С.ДОРЕНКО – Нет, с сарая, извини, с сарая прыгнул и коленками попал себе в подбородок. С тех пор на «слабо» редко делаю.

С.БУНТМАН – Ну, понятно. Хорошо, без «слабо». Теперь все-таки, Сережа, объясни, пожалуйста, ты был ведь на Украине не только в Киеве, мы сегодня об этом будем вечером еще говорить, так, что у тебя есть свежие впечатления, ощущения…

С.ДОРЕНКО – Днепропетровск. Много вообще, восток, граница с Донецком, рядом, 200 км до Донецка. Русскоговорящий город…

С.БУНТМАН – Супергигант индустриальный.

С.ДОРЕНКО – Да. Родина не только Юлии Владимировны Тимошенко, но и самого президента Кучмы. Родина правящего клана, если можно так… Вот, все кучмовские, они оттуда.

С.БУНТМАН – Да и советский, если мы помним, правящий клан…

С.ДОРЕНКО – 18 лет в Днепропетровске правили под фамилией Брежнев Леонид Ильич, да, да, да. Такой город красивый, я его впервые днем увидел, потому, что прежде всегда останавливался там ночью, по пути в Крым. И провел там в эфире, наверное, часов 12 за три дня. На разных телеканалах, радиостанциях, пресс-конференциях и… Что-то невероятное. Интерес к позиции… Как бы вам сказать, им… Для людей там очень важно… По ощущению они понимают, что делают великое дело, но вот им недостает вербализации и формулировок. Они очень хотят услышать какова оценка. Для них очень важно, что их обижает постоянно Москва. Оскорбляет…

С.БУНТМАН – Официальная Москва.

С.ДОРЕНКО – Официальная, но и нет только официальная. Как бы, якобы частные телеканалы. И их постоянно обижают, объявляя вот народную демократическую революцию будто бы праздником непослушания, таким. Такой гульбой, странной народной…

С.БУНТМАН – А ты ее определяешь, как, продолжаешь определять, как народно-демократическую революцию?

С.ДОРЕНКО – Ну, я просто готов защищать эту точку зрения, потому что это, безусловно, народно-демократическая революция. В 91-ом году, когда произошло крушение моей страны, Советского Союза, ну и страны всех людей, которые сейчас, скажем, которым больше лет, чем с 91-го прошло, страна ведь попала не в руки народа. Народ, кроме прибалтийских стран, народ нигде не участвовал в определении, скажем, характера новых государств…

С.БУНТМАН – Кстати, просят назвать примеры народовластия. Вот здесь вопросы, которые пришли к нам по интернету, вот как раз в связи с народно-демократической революцией. Ну, так вот…

С.ДОРЕНКО – Вот, хорошо, давайте, я не буду академичен, я не буду вспоминать все примеры народовластия в истории человечества, я приведу вам пример современной Украины, это очень хороший пример народовластия. Но пока негативного народовластия. То есть, народ в Украине сказал «нет» и знает чему «нет». Но еще не очень знает чему «да». Вот это очень важный момент. Но в 91-ом году страна попала в руки, то есть ее характер, он не был народным, народ никак не участвовал в этом. Не выстрадал эту революцию, ни самостоятельность, ни субъектность, вообще ничего. Просто вот люди сидели себе завтракали, а к обеду оказалось, что ими правят не из Москвы, а из Киева, но ничего не поменялось. А вот что поменялось. Пришли криминальные кланы, пришли бюрократические кланы и все. И у них украли страну. У них украли субъектность. Вот сейчас, после того, как они сказали «нет» махинации, «нет» фальсификации, «нет» подлогу, «нет» глумлению над народным выбором, «нет» издевательству над процедурой демократии, настал момент, когда они себя осознали, как субъект, который генерирует, собственно говоря, суверенитет и власть в стране. И, осознав себя таковыми, сейчас они мучительно ищут, а что «да»? Евроатлантизм или что? Вступление в Евросообщество или как? Союз с Россией или зачем? И вот они мучаются этими вопросами и им очень нужно сейчас, вот, быть с ними, мне нужно быть с ними и им это нравится, потому, что я собираю кинотеатры полные людей и вот в последнем случае 200 человек не поместились в кинотеатр и на ступеньках слушали нашу дискуссию. Им туда динамики вывели. Потому, что негативная составляющая, что мы не приемлем, что революция не приемлет, понятна всем, безусловно, и тут согласие окончательное. А вот, что же дальше и как осуществить это народовластие, как и кого наделить полномочиями, кто получит власть майдана вот этого. Я считаю, там, для начала, что ни одна из партий, которая не была на майдане, не будет представлена через 2 года в украинской политической жизни. Все до единой партии вырастут из майдана. Все до единой. Потому, что не существовало, там скажем, через 5 лет после революции 1789 года во Франции ни одной партии, которая не выросла бы из революции. Да? Потому, что они просто аннигилированы полностью, отказались от субьектности. В том числе, к моему колоссальному удивлению, сожалению и страданию, КПУ вычеркнула себя из жизни. Компартия Украины. Они полностью устранились от прихода к восставшему народу.

С.БУНТМАН – Значит удобно, значит удобно с кем-то другим, наверное.

С.ДОРЕНКО – Да, нет, удобно на том свете. Они же вычеркнули себя из политической жизни. Понимаете, Сергей, но вы изучали марксизм-ленинизм в какой-то степени?

С.БУНТМАН – А как же.

С.ДОРЕНКО – Владимир Ильич Ленин говорил о том, что мы буржуазно-демократическим революциям должны придавать социалистический характер и лозунги? Значит, в любом случае, где бы и по какому поводу не восстал против угнетения, оскорбления, глумления и подлости власти народ, народ прав всегда по определению, для левых сил. Вот только можно, вплетаясь в эту революцию, доказывать народу, что для него важны социальные лозунги, скажем, там, социальная справедливость, социальная ответственность и еще чего-то, да? Но просто обвинять, что это мятеж, от имени олигархически-коррупционного государства, то, что делает КПУ, это не просто ошибка, это значит вообще полностью люди вне контекста исторического.

С.БУНТМАН – Ну, да. Значит, просто они даже не видят логики, что в таком случае, они должны считать социальным и близким своим целям государство то, которое существует.

С.ДОРЕНКО – Коррупционное государство, коррупционную бюрократию.

С.БУНТМАН – Кстати, а в не революционное время КПУ какую позицию занимала? По, скажем, высказываниям, голосованиям и так далее?

С.ДОРЕНКО – Ну, у меня есть опыт формальных высказываний. Я слышал, они призывали не голосовать ни за кого из двух кандидатов, после первого тура. Но существует и неформальный опыт, когда я приехал им помогать, и от меня потребовали директивно, чтобы я критиковал одного из кандидатов, а именно Ющенко. Я сказал, что, ребята, беда-то в том, что ваш закон это запрещает. Я готов говорить с украинцами, устраивать форумы такие, народные вече, в которых я готов обсуждать тупик, в который загоняют мой родной, замечательный народ, олигархи и коррумпированные кланы. Они говорят – ой, этого не надо говорить, не дай бог, это подумает один из кандидатов, что это про него. Я говорю – про кого? - Это Янукович примет на свой счет. Я умоляю, товарищи! Ну, вот это меня убило еще летом. То есть, они как бы сдали игру заранее. И в этом они были не правы, надо быть с народом.

С.БУНТМАН – Так, подписанные словом «спасибо», я не буду. Я не считаю слово «спасибо» подписью под вопросом или сообщением. Каким бы интересным оно ни было. Сейчас у нас будет реклама небольшая. Я забыл, что сегодня день памяти Конституции, памяти праздника Конституции…

С.ДОРЕНКО – Я за нее не голосовал.

С.БУНТМАН – Я знаю, но все равно это тризна по празднику сегодня, больше его, скорее всего, не будет и потому нет новостей в 15 минут.

С.ДОРЕНКО – А! Вот, это значит… Это же праздник, ну да, да… Как-то однажды, милиционер какой-то вымогал из меня взятку на Рублево-Успенском шоссе, около Раздоров, и долго, долго, долго вымогал, намекая, что уж по такому поводу, как Конституция, я непременно должен был выпить. А я ему говорю, - да не пью я за такую Конституцию, понимаете? Конституция ваша ельцинская. На штыках, на пушках принесенная…

С.БУНТМАН – А вот сейчас, Сережа, можно через минуту скажешь…

С.ДОРЕНКО – А он говорить – что, 25 рублей нету, что ли? Я говорю – слушайте… И потом он мне сказал – ну все, поезжайте. Как я ему стал преамбулу рассказывать, говорю: «Преамбула этой Конституции…» Он говорит: «Все, поезжайте, поезжайте, поезжайте».

С.БУНТМАН – Сергей Доренко, «персонально ваш», через минуту продолжаем.

-

С.БУНТМАН – Сергей Доренко. Сережа, здесь вопрос, 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы», вопрос на пейджере есть. «Позволю себе заметить, - пишет Юрий, - что то, что происходит на Украине, это не демократия, а слабость центральной власти и из майдана вполне могут вырасти не новые партии, а очень жестокий диктаторский режим». Может или не может?

С.ДОРЕНКО – Может, может. В смысле, режим, конечно, может, но не из этого майдана. Вообще из… Понимаете, Юрий, если, когда власть ставит себя вне закона, а власть поставила себя вне закона в Украине… ну, давайте, еще чуть-чуть, на одну страничку прежде посмотрим. Первое – суверенитетом и властью в стране обладает народ. Больше никто. Он генерирует эту власть, он ее образует. Так вот, он наделяет властью властные, так сказать, круги, то есть, при своих представителях, путем формальной демократии. Вот, в момент наделения властью путем формальной демократии, люди, наделенные властью прежде, глумились и нарушили право выбора народа, право передачи народом своих полномочий. То есть, власть не просто попрала закон, а она основной закон, основной момент передачи полномочий от народа, которыми, полномочиями, народ обладает не благодаря власти, Вашингтону, Москве или кому бы то ни было еще, а он обладает по определению этими полномочиями. Вот, она украла выбор. Украла. Поставила себя вне правового поля и вне закона. Власть оказалась вне закона. Потому что мне говорят – это люди оказались вне закона. Так вот, люди не могут оказаться вне закона, они носители суверенитета страны. Власть оказалась вне закона. И народ, будучи ответственным народом, взял на себя ответственность за свою страну. Понимаете? И этот народ остановил беззаконие власти. Это в высшей степени очевидная вещь, если только вы не считаете, что суверенитетом страну наделяет не народ, а власть. Если вы считаете, что власть идет сверху вниз, то тогда вы правы. Но я-то считаю, что она снизу вверх идет.

С.БУНТМАН – Тогда другие власти должны быть, если сверху вниз-то.

С.ДОРЕНКО – Но восставший народ может по-разному проявить свою демократию. Так, например, восставший народ в Иране проявил демократию по-ирански, это была демократическая и народная, безусловно, революция в Иране.

С.БУНТМАН – Это 79-ый год. Исламская революция.

С.ДОРЕНКО – Да. Это была, безусловно, демократическая и безусловно народная революция в Иране, результат ее мало кого устраивает в мире. Поэтому, вы правы в этих опасениях, но вы не правы в опасениях относительно киевского майдана.

С.БУНТМАН – Хорошо. Еще одна вещь. Про Тимошенко, естественно, дежурный вопрос, но сейчас он кстати. Михаил спрашивает: «Сергей, оппозиция, выбирая в попутные Тимошенко, вы считаете, что этим она говорит «нет» криминалу? Очень сомневаюсь. На смену одному рецидивисту идет другая, потенциальная рецидивистка», то есть уже даже рецидив в будущем сделан.

С.ДОРЕНКО – Вы знаете, что я хочу вам на это ответить. Я считаю, что она сама заинтересована в том, чтобы дорасследовать свое дело. Приговора ведь нет по ней. Есть интерес к ней следственных органов России, которому доверять сегодня нельзя, потому, что Россия играла очень грязно на стороне одного из кандидатов, очень грязно против оппозиции. Ну, совсем все средства были хороши. И поэтому травля одного из лидеров оппозиции со стороны России не вызывает никакого доверия ни у нас, ни на Украине, ни в Европе, ни в Америке. Выглядит, как досадное размахивание кулаками после драки. Но к ней есть интерес, насколько мне известно, и следственных органов США. Потому, что там Павло Лазаренко, вот, который возглавлял правительство, в котором она работала и так далее. Я так думаю, что в ее интересах дойти до конца в этом расследовании, но надо отдать ей должное, при том при всем, шапки с прохожих она не срывала, сережки из ушей у дам, прохожих, она не срывала, не обвинялась в изнасиловании, как мне известно, и многого другого она не делала. При этом, вопросы остаются, сомнения должны оставаться, и вообще я не за то, чтобы влюбляться в лидеров. Я за то, чтобы народ всегда был критичен к власти. Вот поверьте. Вот, надо выбирать только себя и это то, что я говорил украинцам. Я езжу по городам и селам и говорю – вы выбирайте, пожалуйста, снова, ни в кого не влюбляйтесь, никому не верьте, выбирайте себя. Это легко делать по-настоящему. Только нужно понимать ответственно, а не влюбляться. За что голосуешь, как голосуешь, каков механизм контроля. Но там высокий механизм контроля. И каждый лидер боится сейчас, что майдан, собравшись однажды, соберется и дважды. Каждый лидер этого боится.

С.БУНТМАН – «Сергей, если на Украине победит Янукович, как по-вашему, что ждет Ющенко и его соратников? Их могут посадить в тюрьму? Буду признательна за ответ. Светлана».

С.ДОРЕНКО – Светлана, Янукович вообще больше не обсуждается. Это, знаете, господь сказал, оставьте мертвым хоронить своих мертвецов. Победа Януковича, как предмет для обсуждения, больше не имеет смысла. Вот, гипотетически, если бы мы с вами книгу писали на эту тему, давайте попишем. А вот, политически, Януковича больше нет. Его партия "Регионы Украины" торгуется о том, как сдать шефа и как сдать позиции в обмен на место в будущей власти, Кучма его сдал, слил, - как говорят московские политтехнологи. Ну, все. Он слит. Это термин, в кавычках, я употребляю вслед за московскими политтехнологами. Его не существует и обсуждать это бесцельно. Играют пока кланы мощные. Клан Кучмы с Пинчуком, клан Медведчука-Суркиса играет, который знает, что он бесперспективен в случае победы Ющенко. Играют донецкие, но уже на сдачу. То есть, донецкий клан приезжает в Киев, высшие представители не Януковича, который представитель не высший, там есть выше его, в Донецке, приезжают договариваться о критериях дальнейшей работы и пытаются выторговать себе место в будущем Украины. Но фигура Януковича не рассматривается никем из участников политического процесса, в качестве чего бы то ни было.

С.БУНТМАН – «Вы говорите, что команда президента Кучмы, - пишет Михаил, - восемь лет грабила Украину, а ведь Янукович премьером всего лишь два года. А до этого четыре года или больше был премьером Ющенко. Значит, он тоже грабил? Почему Путин стал поддерживать Януковича?»

С.ДОРЕНКО – Вот, это же два вопроса вместе.

С.БУНТМАН – Да.

С.ДОРЕНКО – Безусловно. Значит там не 4 года срок, и, таким образом, не 8, а 10. У них с 94-го. В 94-ом году избрался Кучма. Так что 10 лет они правили и, конечно, грабили. Там власть президента такова, что власть премьера – техническая. Мы можем обращать к Фрадкову, например, сколь угодно жесткую критику, и мы можем сколь угодно критически относиться к деятельности Касьянова, но правит президентский клан. Там администрация, так же как у нас, правит. Поэтому, когда говорят, что Янукович голосовал за посылку войск в Ирак в поддержку американцев, я тоже улыбаюсь. Голосовал-то Кучма. Ну, да, "Регионы Украины", партия Януковича голосовала за то, чтобы отправить контингент украинский в Ирак…

С.БУНТМАН – И есть поздравления Колина Пауэлла.

С.ДОРЕНКО – Да.

С.БУНТМАН – Благодарность Колина Пауэлла.

С.ДОРЕНКО – Янукович, как будто… Если бы мы с вами сделали допущение, широкое, такой жест, мы бы сделали допущение, что Янукович есть некая самостоятельная экономическая, политическая фигура, то мы бы тогда должны были сказать, что Янукович играл ожесточенно на стороне республиканцев в США, так же, как и Путин, и поддерживал вторжение в Ирак. Но, будучи трезвыми людьми и отнимая как заслуги, так и недостатки у Януковича, мы должны сказать, что, конечно, там Кучма играл. А Янукович был фигурой вполне технической.

С.БУНТМАН – Но мы же, Россия-то, не мы, российское начальство, видело в этом продолжение династии. Как она во всех окрестностях хочет продолжения династии.

С.ДОРЕНКО – Продолжение династии называл ведь Кучма, то есть, он сказал, что это надежный парень.

С.БУНТМАН – Вот.

С.ДОРЕНКО – Это не Путин выбрал. Просто Путин весь авторитет тысячелетний империи, весь авторитет своего трона, флага, герба, весь авторитет наш с вами, гражданский, весь, все, бросил на поддержку любимчика Кучмы. И в этом его ошибка, если не сказать хуже. А вообще говоря, выбирали-то его не в Москве, это Кучма разыгрывал партию, в которой донецкие должны были потеснить другие группировки, и, вообще говоря, не до конца было понятно, кто будет наследником. Потому что я думаю, что руками наследников убрав другие кланы, Кучма надеялся на то, чтобы потом поставить кого-то другого послабее, но прокучмовского. Просто уже не успевал.

С.БУНТМАН – Владимир приводит чудесный аргумент, очень частый сейчас: «Доренко, вы считаете народ Западной Украины, это что, весь народ? Он бандеровцы. Это отребье. Сколько они угробили народу…».

С.ДОРЕНКО – Я должен вам сказать, что вот копаться в истории, если мы, когда копаемся в истории, мы должны идти до конца во всем искренне. И когда мы дойдем до конца, мы обнаружим, что и те, и другие стороны имели много, много обид друг от друга. И бандеровцы были обижены, и местное население в Западной Украине было обижено. И в том числе и на советские войска. И отчасти, наверное, справедливо. И советские войска были обижены на то, что стреляли в спину и подло, и жутко, и так далее. Так вот, давайте не об этом сейчас говорить. Давайте говорить о том, что народ не Западной Украины, а Киева, вот я лично видел в Киеве миллион человек на улицах, я видел 500 тысяч в обычные дни и в пятницу – миллион человек, и в субботу – миллион человек. Понимаете, не надо так презирать их. Вы только подумайте. Они меня все время спрашивают там, как только я ни приеду, все время спрашивают – почему русские так нас… Кто в России за нас, кто за народ? Я говорю, знаете, а русские вас вообще не рассматривают в качестве субьекта. Русские считают, что проиграть украинцам, захолустным провинциальным пожирателям сала, это смешно и анекдотично, поэтому никаких украинцев не существует. И русские думают, что они здесь проиграли Америке. Они очень расстраиваются. Очень. Что их за людей никто не хочет считать. И Киев миллионный на улицах, никто не хочет признавать.

С.БУНТМАН – Мы продолжим через 7 минут. «Персонально ваш». Сергей Доренко по понедельникам.

-

С.БУНТМАН – Сергей Доренко. Я объясню нашей слушательнице, почему я говорил – подписанные «спасибо» я не читаю. Потому, что «спасибо» без подписи это ничего не значит абсолютно. «Спасибо» с подписью – это очень мило и мы читаем эти вопросы. Вопросы, по сути, очень интересные есть, давайте вот так вот – сколько там было народу, какие американские деньги, насколько это американское влияние, народное движение или происки дяди Сэма – давайте мы на эти вопросы попытаемся ответить в программе «Ищем выход». Меньше чем через час она начнется. И, кстати говоря, на этот же вопрос я предложу и вам ответить. Для вас это народное движение или это операция дядя Сэма в пробковом шлеме и прочее там, с бороденкой.

С.ДОРЕНКО – Хорошо.

С.БУНТМАН – Слушателей я попрошу. Вот сейчас, появление Чорновила у Януковича, здесь написал нам слушатель, что его озадачило это очень сильно.

С.ДОРЕНКО – Ну, вы знаете, трудно даже, трудно предположить, что сын должен быть таким же, как отец и так далее. Вот это просто отдельно взятая личность, поэтому не нужно думать, что Чорновил и его отец Чорновил это одно и то же. Он работает с Януковичем. Ну и что? Ушел же глава штаба Януковича Тигипко. Кто-то должен был работать.

С.БУНТМАН – Дальше говориться, здесь вот было у нас, о клановых интересах. Ну, здесь, я думаю, что были вопросы, совершенно экономические были ответы на ваши вопросы, подробные были у Юлии Латыниной. Она очень долго об этом говорила в субботу. Не сочтите за труд, почитайте, пожалуйста, расшифровку этих ответов, здесь именно то, что касается клановых экономических интересов очень подробно было. Сейчас просто повторять вскользь не стоит. «Говорите о Киеве реально, а не из окна гостиницы. Спасибо. Нина»

С.ДОРЕНКО – Ну, что вы! Какой гостиницы! Я выступал на майдане, спасибо Нина. Спасибо Нина, я стоял наверху, я прошел через гостиницу «Днепр», поднялся на гору, вот туда, где ТРК "Киев" и я стоял на горе, смотрел, много раз… Ну, что вы! Там, где бывшая гостиница «Москва», гостиницы «Украина», оттуда очень хорошо видно. Со сцены майдана, где я выступал, шикарно видно. Ну, что вы, Нина, я и в 4 утра был в палатках и днем, и вечером, и утром, и по всякому. Я там жил с ними.

С.БУНТМАН – Марина спрашивает: «Сергей, скажите пожалуйста, на Украине был референдум после путча на тему отделения от России?»

С.ДОРЕНКО – Украина провела референдум, если не ошибаюсь, 2 декабря 91-го года. Поэтому… И, кстати говоря, этот референдум дал поразительные результаты, Вот, в то время, когда большинство, подавляющее большинство людей не понимало, что такое независимость, подавляющее большинство украинцев тогда, к сожалению, считало, что Украина кормит Россию, что русские вот такие вот ленивые полупьяные люди, которые едят щи с тараканами и вообще всех кормит Украина. Что когда они уйдут, они вот… А мы останемся тут с Магаданом. Многие голосовали ведь и по этим мотивам, вполне эгоистическим, за отделение.

С.БУНТМАН – Теперь она будет кормить себя.

С.ДОРЕНКО – Теперь она будет кормить себя, торжественно. Но они не подумали тогда о факторе нефти, вот это все не учитывалось. И потом, когда в Крыму были волнения, вы помните, в середине 90-х, такие волнения были. Они не хотели там время менять с московского на киевское, забыв, кстати, что в Москве мы живем на плюс один час по сталинскому декретному времени. У нас должно быть киевское время, если отменить сталинский декретный час.

Плюс один час - это Иосиф Виссарионович нам по декрету подарил. Так, что тут… Там волнения страшные были и они, как раз себя корили за то, что и Крым тогда проголосовал за отделение.

С.БУНТМАН – Евгений спрашивает, я не могу не согласиться, только в каком применении это Евгений делает. Послушайте: «Должно быть стыдно за народ, который не способен понять, что его используют в грязных целях всякие купленные проходимцы». Абсолютно согласен, только о каком народе идет речь?

С.ДОРЕНКО – Блистательная характеристика. И так же, мы не можем не гордиться за народ, который разоблачил похождения проходимцев, подлость, подлог, вброс, фальсификацию и глумление над народным выбором. Мы, конечно, таким народом гордимся, а вот тем, который позволяет собой манипулировать проходимцам, мы тоже стыдимся таких людей, Евгений, вместе с вами.

С.БУНТМАН – Топонимический и топографический вопрос в Алексея: «В Киеве я был в советское время, сейчас не могу понять, какая площадь переименована в Майдан Незалежности?».

С.ДОРЕНКО – Очень просто, вот вы идете, скажем, от Бессарабского рынка, если его признать отправной точкой всего и вся, вы идете от Бессарабского рынка по Крещатику, который есть долина и овраг между Владимирской горкой и Печерской горкой, и идете себе, идете, и окончательно, в конце самом, перед тем, как к стадиону «Динамо» придти, есть такая круглая площадь, от которой налево идет – это Европейская. Там бывший музей Ленина, гостиница «Днепр».

С.БУНТМАН – Она раньше какая была?

С.ДОРЕНКО – Она раньше какой-то была… теперь уж я не припомню. А вот перед ней есть площадь, там, где Почтамт, там где… теперь там расстроили что-то такое, вы знаете, что-то такое чудовищное тоже понастроили в церетелевском духе, немножечко такое пошловатенькое, вот и это и есть Майдан Незалежности, который перед гостиницей бывшей «Москва». Вот «Москва» стоит на горе, а теперь это «Украина». И она высится. Поскольку «Москва» не могла выситься над независимостью, то теперь «Украина» высится над независимостью.

С.БУНТМАН – Я предлагаю наши патриотам сделать ответный акт, так как у нас снесли гостиницу «Москва», то «Украину» переименовать в «Москва».

С.ДОРЕНКО – Вот будет ответ! Вот тут-то мы утрем нос!

С.БУНТМАН – Вот оно, да!

С.ДОРЕНКО – Дяде Сэму.

С.БУНТМАН – Отлично. «Как ведут себя сейчас крымские татары?» - Алексей спрашивает.

С.ДОРЕНКО – Они себя не ведут. Они формально… Они не активный участник процесса. Они формально высказались еще перед первым туром, что они не поддерживают Януковича, но, скажем так, активными игроками их нельзя назвать. То есть, это на уровне заявления было сделано. И это заявление, вот одно из многих заявлений.

С.БУНТМАН – Кто активные игроки в Крыму и вот чуть выше, в Новороссии, Николаев, Херсон, вот в этих местах?

С.ДОРЕНКО – Должен сказать, вот Днепропетровск. Я могу говорить предметно, поскольку я там был. Очень боится весь бизнес, потому, что донецкий криминалитет беспощадный абсолютно, с отрезанием голов, с такой неслыханной жестокостью движется в соседние области, в запорожскую, днепропетровскую. Насаждая свои, донецкие принципы, что нет ни одного ларька, который бы не отстегивал вверх. Нет ни одного милиционера, ларька и кого бы то ни было, кто бы не отстегивал вверх, дань. Такая тотальная вот, такая феодализация, неофеодализм. В ужас от этого все окружающие области, кроме Луганской, которая очень слаба. И весь мелкий, средний бизнес не хочет платить дань донецким и готовы изыскивать любой способ. Потом, это же касается и народа, как ни странно, который раньше, в общем, спокойно ко всему относился, и лишь бы не было войны. Лишь бы не было войны, а там делайте, что хотите. Но который возмущен подлогом. Вот украинец оказался как типаж, как характер, человеком, который полон внутреннего такого упрямства и сопротивления. И когда все-таки такой менее доверчивый как типаж, чем русский типаж типичный. Вот, русские, которые хотят как-то отжать выборы, на юге, например, где я пропагандировал в прошлом году, они либо доверчиво относятся к тому, что человек говорит. Сразу верят. Либо цинично говорят – ну, ладно. Бог с ним, мы знаем, что он врет, но хоть он газ проведет нам. Газ и заасфальтирует дорогу. И бог с ним. Четыре года мы его не увидим, да и не нужен он никому. Пусть едет, куда там ему надо. Украинцы, они более критичными оказались. И поэтому, когда их уже давили до бесконечности, когда в 4, в 5, в 6 рядов портретами Януковича залепливали стены, они как-то считали своим долгом обязательно пойти и что-нибудь непристойное написать на этих портретах и это происходило в Днепропетровске. И когда… ну, такие вот вылазки. Кроме того, это революция детей. Очень важно понимать. Не детей науськал дядя Сэм, а дети вместе со студентами, люди, которым все время говорили, что вот Украина – Европа, Европа, Европа, они взяли и поверили.

С.БУНТМАН – Вот я бы хотел на этой фразе остановиться. Потому что у нас сейчас все, время кончается. Программа «Персонально ваш» и эта фраза хороший мостик к тому, о чем мы будем говорить в передаче «Ищем выход», сегодня как раз будем говорить о дяде Сэме, о Европе, о народном движении или же операции американских спецслужб или даже американского правительства.

С.ДОРЕНКО – До свидания.
Источник: "Эхо Москвы"
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх