EN|RU|UK
  144  6

 "РЕВОЛЮЦИЯ В УКРАИНЕ ПРИВЕДЕТ К КОНТРРЕВОЛЮЦИИ В РОССИИ" - "ИЗВЕСТИЯ"

Кризис на Украине дает возможность России задуматься о двух вещах: о преимуществах государственной политики по принципу "царствуй лежа на боку!" и о хрупкости "вертикали власти".

Трудно представить себе государство более "обреченное" на хорошие отношения с Россией и более трудное для внутреннего управления, чем Украина.

В основе современного украинского государства заложено два типа самоопределения. Украинский украиноязычный Запад отделялся именно от России, реализуя глубоко выстраданное многовековое устремление к независимости. Украинский русскоязычный Восток ценность независимого от России существования ощутил только после начала чеченской войны.

Обе культурные части страны чувствуют свои права, например, языковые, ущемленными в принципе, но столь мало пересекаются, что не испытывают от этого особых неудобств в практической жизни. Имеет место баланс сил по принципу "ты нас не трогай, и мы тебя не тронем".

Собственно поддержание баланса и является главной задачей украинского президента. Выходец с Востока, для которого родственные отношения с Россией - внутренняя норма, обязан периодически совершать дружественные жесты в сторону Украины западной. Выходцу с Запада необходимо заискивать перед Востоком, а следовательно, и делать жесты в сторону России. Иными словами, хорошие отношения с Россией суть необходимая часть успешного государственного управления для любой украинской национальной администрации, какого бы оттенка она ни была. И в этом смысле для России по большому счету неважно, кто персонально станет президентом страны на тех или иных выборах. Все, что от нас нужно, - это проявлять доброжелательность и уважение к Украине как суверенному государству, даже в тех случаях, когда отстаивание российских чисто прикладных интересов требует твердости.

Главная ошибка России на минувших выборах заключается не в том, что она поддержала не того человека, а в том, что она кого-то поддержала вообще, и более того - предприняла активные действия в его пользу. И даже если признать, что мы не единственная и не главная сила, стронувшая с места лавину, все равно и украинцы, и международное сообщество воспринимают нас как "комбатанта". Иными словами, мы дисквалифицировали себя в самом выгодном качестве - нейтрального посредника. Посредничеством теперь занимаются другие.

Видимо, причины столь неосторожных действий Кремля кроются не только в непонимании украинской ситуации, а скорее в особенностях управленческой культуры данной администрации. Они, на мой взгляд, вот в чем: повышенное чувство личной ответственности, которое, являясь бесспорным достоинством для офицеров, легко перерастает в недостаток, когда речь идет о сложных многофакторных политических процессах; склонность к активизму и к микроменеджменту, т.е. желанию поставить "надежного человека" даже там, где вмешательство вообще не требуется и где лучше всего довериться "естественному ходу вещей". Иначе говоря, строительство вертикали, обращенное вовне.

Переходим ко второму уроку.

Начнем с того, что украинская вертикаль власти - не чета русской. Она и повертикалистей, и пожестче будет. И все равно оказалась гнилой. В нее ткнули, и она развалилась.

Возьмем хотя бы телевидение. Оно было таким односторонним и таким провластным, что не только не вызывало доверия, но и служило дополнительным раздражителем против власти. А журналисты, вынужденные такое телевидение делать, накапливали стресс, который сняли, с легкостью изменив лояльность в революционной ситуации. Поверьте, на сегодняшнем русском телевидении тоже копится стресс. Впрочем, под прессом вертикали - не только там.

Но сегодняшняя Россия - не Украина. Разница вот в чем: нынешний режим Кучмы действительно надоел всей Украине - и Востоку, и Западу. Как сказал один знаток местной политики, "даже если бы Янукович выиграл стопроцентно честно, в это все равно никто бы не поверил". Русский же президент Владимир Путин остается по-настоящему популярным в своей стране. Именно использование этого феномена и может стать основой той "контрреволюционной стратегии", о которой говорил Глеб Павловский в "Апельсиновом соке" на НТВ, имея в виду предотвращение распространения революционного сценария на Россию. Русская превентивная контрреволюция - это переход от административных методов управления к демократическим: не зажимать, а "отпускать"; не приказывать и карать, а убеждать; не диктовать, а слушать.

Недавно президент предложил создать Общественную палату как некий противовес усилению контроля Центра над региональной политикой. Так вот, я бы начал контрреволюцию с наполнения этого органа реальным смыслом.


• Алексей Панкин, главный редактор журнала о медиа "СРЕDА"
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх