EN|RU|UK
  113  1

 РУКИ НА ЗАТВОРЕ, ГОЛОВА В ПЕСКЕ - "НОВАЯ ГАЗЕТА"

В Украине произошло не только столкновение двух политических сил, стремления украинской власти к самосохранению любыми путями и стремления народа к свободе, но и столкновение иллюзорного мира российской власти с реальностью. По мере развития нашей системы

РУКИ НА ЗАТВОРЕ, ГОЛОВА В ПЕСКЕ
Украинский кризис и иллюзорный мир российской власти

То, что Путин не хочет перехода власти в Украине к оппозиции, естественно и нормально. Если в соседней Украине установится правовая демократическая система, при которой в рамках единых правил игры к власти смогут приходить разные люди и политические силы, это будет оказывать воздействие и на другие страны СНГ и в конечном счете на Россию. Поэтому Путин совершенно правильно видит в победе украинской оппозиции опасность и стремится ее не допустить.
Удивительно не это стремление российского президента, а то, как он пытается его реализовать. Человек, приученный всей своей карьерой не демонстрировать своих чувств и мыслей, он проявил удивительную откровенность и даже отнюдь не «нордическую» суетливость, фактически сыграв роль агитатора за кандидата украинской партии власти.
Чем объяснить такое поведение? В какой-то мере, очевидно, оно может быть объяснено слишком сильным эмоциональным переживанием, скрыть которое не получается даже у выдержанного человека. Когда человек думает, что решается что-то для него жизненно важное, ему трудно усидеть на месте. И он часто совершает движения, которые могут быть совершенно бессмысленными и даже вредными для достижения его цели, но дают выход напряжению. Путинские предвыборные встречи с Кучмой и Януковичем и его агитация за украинского премьера только раздражали украинцев, но президенту трудно было сидеть сложа руки.
Однако это объяснение все же мне кажется недостаточным. Выборы в Украине действительно имеют важное значение для путинского режима. Но отнюдь не непосредственное. Все же судьба нашего президента и нашего режима на них не решается. «Украина не Россия», — как писал Кучма. Прямого переноса украинского опыта на Россию быть не может — у нас совершенно другое общество. До Украины нам расти еще лет 15, если не больше. Поэтому у Путина вроде бы не должно было возникнуть такого уж страшного нервного напряжения.
Я думаю, в поведении президента сказывается еще и иллюзорное представление о мире, которое, естественно, возникает у носителя верховной власти в нашей политической системе.
Все мы любим, когда с нами соглашаются и когда нам говорят то, что мы хотели бы услышать. Но в обычной жизни нам все время возражают и говорят то, что нам не нравится, не дают погрузиться в мир иллюзий. И в демократическом обществе правитель, у которого есть оппозиция, который ничего не может сделать с не подвластными ему СМИ, парламентом, судом, тоже постоянно слышит то, что ему не нравится, и не может уж слишком оторваться от реальности.
В России же эволюция нашей политической системы достигла той стадии, когда президенту практически негде услышать возражения себе, — во всяком случае, в вопросах, имеющих действительно важное для него значение. Зависящие от него люди (а сейчас практически все — не только министры и работники администрации, но и губернаторы, и депутаты, и журналисты, и даже олигархи зависят от него) дают ему ту информацию, которую ему приятно услышать. Иногда они просто лгут, но чаще подстраивают свое сознание под стремления президента, уже не отличая правду от лжи, как не отличали ее совсем недавно всякие информаторы нашего ЦК.
Мы видели, как российские наблюдатели в Украине говорили по телевидению о несомненной победе Януковича в первом же туре. И не надо думать, что перед телекамерами они врали, а в Кремль доносили, что большинство украинцев против Януковича и что, если украинские власти подтасуют результаты выборов, может произойти восстание. Они и в Кремль доносили то же, что говорили телезрителям. Более того, они наверняка так и думали, ибо зависящие от власти люди начинают искренне думать так, как приятно власти.
Практически несомненно, что Путину говорили, что он пользуется в Украине колоссальной популярностью, что его поддержка Януковича сразу даст тому множество голосов, что оппозиция в Украине существует на деньги не то Сороса, не то ЦРУ и т.д. и т. п. Единственные источники информации, которые сейчас могут доносить до президента неприятные истины, — это иностранные руководители, тоже, несомненно, облекающие ее в какую-то максимально приятную для него форму, и иногда задающие наглые вопросы иностранные журналисты, которые не могут не вызывать у него раздражение и подозрение, что ими движут нелюбовь к России, а может быть, и деньги его и ее врагов.
«Властная вертикаль», которую выстраивает Путин, — это еще и серия фильтров, процеживающих информацию и искажающих ее. И построение этой вертикали — это одновременно погружение президента и всей системы власти в иллюзорный, аутический мир, в котором что президент хочет, то и существует, а если этого все-таки нет, то только в результате вражеских происков. И некоторые фразы президента, например, о том, что на Западе хотят избавиться от России как вызывающей опасения ядерной державы, расчленив ее, говорят о том, что процесс зашел уже достаточно далеко.
Авторитарная, «безальтернативная» власть неизбежно создает иллюзорный мир, который все более и более отдаляется от реальности. И создает его не только и даже не столько для народа, сколько для себя. Она всегда верит своей собственной пропаганде.
Народ смеялся над Брежневым, но Брежнев над собой не смеялся. Он очень серьезно относился к своим орденам и был уверен в морально-политическом единстве советского общества, в преимуществах реального социализма, в правильности ленинского курса нашей партии. Конечно, ему на стол поступали какие-то очень секретные сводки КГБ. Но в этих сводках ничего принципиально противоречащего его картине мира быть не могло. Основную же информацию он черпал из советского телевидения и газеты «Правда». А Путин черпает ее на Первом канале и у разных аналитиков и комментаторов, находящихся у него на зарплате.
В Украине произошло не только столкновение двух политических сил, стремления украинской власти к самосохранению любыми путями и стремления народа к свободе, но и столкновение иллюзорного мира российской власти с реальностью. По мере развития нашей системы и ее погружения в мир иллюзий таких столкновений будет все больше, пока реальность так же не уничтожит этот иллюзорный мир, как она уничтожила иллюзорный мир советской власти.

Дмитрий ФУРМАН, "Новая газета".
29.11.2004
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх