EN|RU|UK
  170  5

 ОТВРАЩЕНИЕ

Украинцы испытывают глубокое отвращение к своему коррумпированному руководству.

25 ноября 2004 года. Представляется, что экстраординарный стоицизм киевской толпы, отстаивающей в снегу свои права, стимулирует все то же глубоко сидящее в людях отвращение к тому, что они воспринимают как коррупцию своего руководства, которое в Грузии было свойственно людям, свергнувшим Эдуарда Шеварднадзе.

Возможно, эти люди мотивированы чем-то еще, например, отвращением к той слабости и неподобающей покорности, с которой Украина, несмотря на свою независимость, продолжает подражать России. Это происходит на всех уровнях. Москва восстановила знаменитую церковь, которая была разрушена при Сталине; Киев немедленно восстановил знаменитую церковь, также разрушенную при Сталине. Борис Ельцин передал власть доверенному наследнику, Владимиру Путину, чтобы оградить себя и своих друзей; Леонид Кучма в силу тех же причин хотел передать власть своему доверенному преемнику, Виктору Януковичу.

Есть доля правды в представлении о том, что противостояние между двумя Викторами (Януковичем и Ющенко - прим. пер.) отражает старый раскол - этнический, религиозный, исторический, лингвистический - между русифицированным востоком и югом страны, с одной стороны, и выглядящим более европейским западом страны.

Если копнуть поглубже, эти разногласия оказываются более сложными. Традиционный украинский национализм, который опирается главным образом на западные области, это консервативный, архаичный национализм, восходящий к 19-му веку и являющийся в гораздо большей мере антирусским, нежели прозападным. Новая волна антиправительственных протестов удивляет, в частности, тем, что создает впечатление, будто на улицы вышли недовольные избиратели среднего класса и студенты, которые с большей вероятностью сравнивают свою жизнь с жизнью своих коллег в Барселоне или Варшаве, чем в Москве.

Наконец, Украина - это такой проект, который еще не завершен. То, что происходит сегодня на улицах Киева, возможно, в последний раз дает европейцам возможность увидеть, как страна таких размеров определяется в вопросе, что же она в действительности собой представляет и, что не менее важно, пытается понять уникальный характер собственной постсоветской независимости, видя, как ее многие крупные и гордые города соревнуются за то, чтобы стать первыми среди равных: к примеру, город-порт Одесса, наиболее космополитический из советских городов; выстроенная в стиле барокко националистическая столица Львов, которую до сих пор преследует отсутствие уничтоженного еврейского населения; ранее закрытый ракетостроительный город Днепропетровск, где родились Кучма и Леонид Брежнев; славная Ялта, которую портят мафиози; а также невзрачный, но растущий Донецк, где эксплуатируемые украинские шахтеры-угледобытчики, когда-то более привилегированная категория, чем врачи или юристы, сегодня копят свое недовольство.

Все эти люди сегодня посылают свою гордость, свои обиды и, во все большей мере, своих лучших и самых смышленых представителей в Киев, а не в Москву; они все еще пытаются привыкнуть к этому. В соперничестве городов есть много взаимного непонимания, а также некоторая неприязнь. Короткая история Украины пока что дает надежду, но никакой гарантии на то, что ей удастся выбраться из неразберихи, не прибегая к насилию и не склоняясь к авторитаризму. А это, принимая во внимание историю бывшего Советского Союза, стало бы историческим событием.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх