EN|RU|UK
  145  2

 КИЕВСКАЯ ГРУСТЬ "КОММЕРСАНТ"



Вчера в Киеве начались митинги протеста. Сотни тысяч людей на майдане Незалежности требуют пересмотра официальных результатов президентских выборов, согласно которым после подсчета 98% бюллетеней Виктор Янукович получил 49,4% голосов, а Виктор Юще

Киевская грусть
// ЦИК вывел Украину на площадь


честные выборы



Вчера в Киеве начались митинги протеста. Сотни тысяч людей на майдане Незалежности требуют пересмотра официальных результатов президентских выборов, согласно которым после подсчета 98% бюллетеней Виктор Янукович получил 49,4% голосов, а Виктор Ющенко – 46,7%. Оппозиция считает, что победил Виктор Ющенко. Социологические исследования, проведенные его сторонниками, дают кандидату Ющенко 53%, а кандидату Януковичу 43%. На Крещатике ставят палатки и жгут костры, в вузах прекращены лекции, страну призвали к всеобщей забастовке.

Они сливают победу

Когда в воскресенье в восемь вечера закончилось голосование, в штабах Виктора Ющенко разве что только не пили шампанское. Exit polls показывали победу с отрывом в 14%, глава штаба Александр Зинченко говорил, что сфальсифицировать 14% невозможно, а в приемной господина Зинченко обсуждали, станет ли он новым премьер-министром и будут ли досрочные выборы в верховную раду.


В штабах Виктора Януковича, тоже, впрочем, особо не расстраивались. Оживления там не было, а просто готовился круглый стол с участием российских политологов Никонова и Маркова, говорили, что приехал спикер Государственной думы Борис Грызлов, но выступать ни перед кем не будет, а просто попьет чаю с послом России Виктором Черномырдиным и уедет. Штабы Виктора Януковича отличались от штабов Виктора Ющенко тем, что на входе всех тщательно обыскивали.


Человек из штаба Виктора Януковича, пожелавший остаться неизвестным, на мой вопрос: "Какие на самом-то деле exit polls?",– молча достал из кармана мобильный телефон и показал мне SMS-сообщение: "Ющенко – 55, Янукович – 43".


– Вы с точностью до наоборот соврали? – уточнил я.

А он только улыбнулся и пожал плечами.

Другой сотрудник штаба, тоже пожелавший сохранить инкогнито, сказал мне:

– Дураки они, эти ющенковцы, даже жалко их. Чего они эти несчастные автобусы ловят и карусель останавливают? Кроме вброса открепительных талонов есть же еще испорченные бюллетени, которые все засчитываются за Януковича, и бюллетени "против всех", они тоже засчитываются за Януковича.


– Сколько испорченных бюллетеней? – спросил я.

– Процента два примерно. И против всех еще процентов пять.

– И что теперь будет?

– Избирательная комиссия объявит победу Януковича.

К десяти вечера на майдане Незалежности собралось несколько десятков тысяч сторонников Виктора Ющенко, но они и не думали защищать как-то демократию – они праздновали победу, размахивали оранжевыми флагами и ликовали, когда на большом телеэкране показывали результаты exit polls.


Тем временем росла явка избирателей. Избирательные участки закрылись в восемь вечера, а явка избирателей в Донецке и Луганске продолжала расти. В десять росла. В одиннадцать – росла. К полуночи явка в восточных регионах достигла 98%, а на некоторых избирательных участках перевалила за 110%. Это были официальные данные Центральной избирательной комиссии.


В штабах Виктора Ющенко началась паника. Люди в оранжевых шарфах, еще два часа назад обнимавшиеся и праздновавшие победу, теперь, словно сговорившись, звонили куда-то по телефонам и ждали, что приедет Виктор Ющенко и позовет на баррикады. Виктор Ющенко все не ехал и не звал.


– Ему надо было в десять вечера объявить о победе на майдане, а в одиннадцать дать пресс-конференцию, что победу у нас украли,– говорил мне про Виктора Ющенко телеведущий Микола Вересень, расхаживавший по пресс-центру в оранжевой кофте.– Где он? Где он?


Виктор Ющенко приехал около часа ночи. Он остановился на минуту в холле поговорить с приехавшим из Москвы поддержать его лидером СПС Борисом Немцовым, обещал мне эксклюзивное интервью, но попозже, обещал подгримироваться слегка, выйти на пресс-конференцию, а потом ехать на майдан. Мы с Борисом Немцовым проскользнули вслед за господином Ющенко в штабную комнату. Но Виктор Ющенко не стал гримироваться, а устроил совещание, удалившись с ближайшими сторонниками в особую штабную комнату за той штабной комнатой, куда пустили меня и вообще пускали кого попало.


Я пил кофе и ждал эксклюзивного интервью. Минут через двадцать ко мне подошла пресс-секретарь господина Ющенко Ирина Геращенко и сказала:


– Валерий, интервью откладывается. Сейчас очень сложная ситуация, Виктор Андреевич должен поехать в избирательную комиссию и остановить фальсификацию.


Из дальней штабной комнаты вышли Виктор Ющенко, Юлия Тимошенко, Александр Зинченко и еще несколько человек свиты. Не заходя в конференц-зал, где журналисты ждали пресс-конференции, все они направились к выходу.


– Куда они все поехали? – сказал Борис Немцов, недоуменно разводя руками.

– В избирательную комиссию на переговоры,– повторила Ирина Геращенко.

– Кто там с ними станет вести переговоры! – удивлялся господин Немцов еще больше.– Надо на площадь ехать. Надо пресс-конференцию давать. Они же сливают победу. Панюшкин, ты понимаешь, что они сливают победу?


Я понимал, что они сливают победу. Вместо Виктора Ющенко на майдан Незалежности поехал кто-то из близких ему депутатов, распустил собравшихся на площади людей по домам и попросил снова прийти назавтра, в понедельник, к девяти утра. Все разошлись, потому что было очень холодно. На майдане осталось несколько десятков активистов организации "Пора". Они ставили палатки и варили кашу в полевой кухне. На экране показывали результаты подсчета 80% голосов. Виктор Янукович лидировал. Молодые люди вяло кричали "Гоньба" (позор), а девушки плакали. Это было поражение. К семи утра я вернулся в гостиницу и лег спать.



Революция с перерывом на обед

В девять у меня в номере зазвонил телефон.

– Вставай, проспишь революцию! – сказал давешний сотрудник штаба Виктора Януковича, пожелавший остаться неизвестным и объяснявший мне накануне механизмы фальсификации.– Вставай и приезжай на майдан. Здесь полно народу. У меня прямо руки чешутся повести их на штурм чего-нибудь, а этот валенок Ющенко все не едет.


В половине десятого я был на майдане. Там было около двухсот тысяч человек. Там играла музыка. Там ждали Виктора Ющенко, а он все не ехал. Наконец к полудню кто-то из оппозиционных депутатов вышел на сцену и сказал: "Встречайте народного президента Виктора Ющенко!"


Вы видели, как сотни тысяч оранжевых флагов, лент, шарфов и косынок разом взмывают вверх? Вы слышали, как сотни тысяч голосов разом кричат: "Свободу не сломить! Мы – народ! Мы вольные!"?


Я думал, что Виктор Ющенко сразу подойдет к микрофону и скажет речь. Но вместо этого кто-то на сцене запел "Ще не вмерла Украина", и сотни тысяч голосов подпевали ему: "Душу и тело мы положим за свою свободу и докажем, что мы братья казацкого роду". Потом к микрофону подошел священник. Он стал молиться. Он говорил: "Господи, посмотри на свой народ, стоящий тут, на площади, не попусти, чтобы этот народ жил под властью воров и насильников. Господи, вразуми воинство этой твоей земли, чтобы не пролило безвинно крови братьев". Потом он стал читать "Отче наш" и "Богородицу", и двести тысяч человек молились вместе с ним.


Потом наконец стал выступать Виктор Ющенко. Он говорил довольно плохо и долго. Двадцать минут он перечислял нарушения, допущенные на избирательных участках во время голосования, и рассказывал, как ездил ночью к главе избирательной комиссии господину Кивалову спрашивать, долго ли после закрытия участков будет расти явка, а тот ответил, что долго. Он говорил плохо и долго, но это не имело никакого значения, потому что народ каждое его слово встречал овацией. Наконец он сказал:


– Мы выражаем недоверие избирательной комиссии и требуем считать недействительными результаты голосования на тех участках в Донецке и Луганске, куда не были допущены наблюдатели. (Овация.) Мы требуем отменить результаты выборов там, где на дому проголосовало больше 10% избирателей, потому что это явная фальсификация. Мы требуем отмены результатов выборов там, где по открепительным бюллетеням проголосовало больше 4%, потому что это противно здравому смыслу. Мы требуем открытого чрезвычайного заседания верховной рады. Пришло время расставить по всему Крещатику палатки и не уходить до тех пор, пока наша победа не будет признана. Мы объявляем единое гражданское движение сопротивления. Не расходитесь! Со всей Украины едут к нам десятки тысяч людей. Все только начинается. Слава каждому из вас, потому что вы герои! Слава Украине! Слава Господу Богу!


Следом за Виктором Ющенко выступала Юлия Тимошенко. Она сказала:

– Родные мои! Наша победа зависит от героизма каждого человека, пришедшего на площадь. Здесь находится моя дочка и вся моя родня, и вы зовите всех своих родных и знакомых. Я хочу спросить у вас, понимаете ли вы, что ни один человек не может теперь уйти с этой площади иначе как победителем. ("Да!" – кричала толпа.) Я хочу, чтоб вы знали, что сегодня с утра началась мобилизация по всей Украине и отовсюду идут люди вам на помощь. Приносите еду! Приносите теплые вещи! Приглашайте к себе обогреться и отдохнуть тех, кто приехал издалека. И я знаю, что на этот раз после тринадцати лет рабства мы не уйдем с площади, пока не получим власть, потому что мы стали народной армией!


Крики толпы превратились в сплошной рев. Оранжевых флагов становилось все больше. Милиционеры перестали пытаться организовать движение автомобилей по не занятым еще народом кускам Крещатика. Милиционеры ушли. Крещатик оказался полностью занят демонстрантами. Двухсоттысячный митинг никто не охранял.


После Юлии Тимошенко, объявившей под конец своей речи всеобщую забастовку, было еще много выступавших, и всех встречали овациями. Особенно понравилась на майдане Незалежности фраза Бориса Немцова:


– Я считаю этот союз чекиста и рецидивиста извращением каким-то.

Майдан хохотал.


Пятьсот тысяч человек

К четырем часам вечера забастовали в Киеве университеты. Студенты шли по улицам со всех концов города, выкрикивая слова "Ющенко" и "свобода", которые для них, похоже, синонимы. К наступлению темноты на майдане Незалежности собралось около пятисот тысяч человек. Они опять ждали Виктора Ющенко, а Виктор Ющенко, говорят, вел переговоры с депутатами верховной рады, чтоб те созвали чрезвычайную сессию и выразили недоверие избирательной комиссии.


На сцену выходили поочередно музыканты и политики. Когда пел лидер группы "Океан Эльзы" Святослав Вакарчук, вся площадь танцевала. Святослав Вакарчук сказал:


– Я никогда не видел столько людей на концерте. Я никогда не видел столько людей вместе. Я никогда не видел столько людей, думающих одновременно светлые, чистые, честные и вольные мысли.


Потом вышел лидер группы "Вопли Видоплясова" Олег Скрипка. Он был один с баяном. Он заиграл народную песню "Горела сосна, падала", и пятьсот тысяч человек запели вместе с ним. Они хорошо пели. Они умеют петь, на Украине.


В перерывах между выступлениями музыкантов на сцену поднимались политики и общественные деятели и сообщали, что городские законодательные собрания Львова, Ивано-Франковска, Тернополя и Киева, а также мэр столицы выразили недоверие избирательной комиссии.


– Киев за нас! – кричала толпа.– Ура!

Еще сообщали, что наблюдатели ОБСЕ заявили о том, что не могут признать выборы на Украине законными. Еще сообщали, что с часу на час с подобным же заявлением от имени администрации Соединенных Штатов Америки выступит Кондолиза Райс.


– Ганьба! – кричала толпа.– Позор!

Еще сообщали, что из восточных регионов приехали в Киев десять тысяч вооруженных людей, и тут же начинали решать, сколько демонстрантов должны остаться на ночь, чтоб охранять расставленные на Крещатике палатки и сцену на майдане Незалежности.


Еще сообщали, что к западу от Киева скопилась пробка длиной в 150 км, потому что вот сколько автобусов с людьми едет в Киев из западных областей.


– Ласкаво просимо! – кричала толпа.– Добро пожаловать!

В девять вечера Виктор Ющенко наконец приехал на площадь. Он опять говорил цифрами. Говорил, что власть украла 3 100 000 голосов, что зафиксировано 11 110 нарушений, в пять раз больше, чем в первом туре. Что триста тысяч человек были наняты властью для голосования по открепительным удостоверениям. Наконец, господин Ющенко сказал, что сегодня в 14.00 начинается чрезвычайная сессия верховной рады, посвященная фальсификации выборов, и это важнейший день в борьбе за свободу. Еще он сказал, что в три часа ночи милиция готовит захват палаточного городка на майдане Незалежности и надо защитить городок.


– А захватить-то чего надо? – говорил молодой человек рядом со мной.– Лучше бы раду, там забор ниже.


– Он не хочет ничего захватывать,– отвечал стоявший рядом телеведущий Микола Вересень.– Он не хочет крови. Он хочет добиться справедливости по закону. Он украинец.


В девять вечера снова выступила Юля Тимошенко и сказала, что если завтра верховная рада не выразит недоверие избирательной комиссии, то демонстрантам не останется другого выхода, как самим брать власть, захватывать вокзалы, почты, телеграфы.


ВАЛЕРИЙ Ъ-ПАНЮШКИН, Киев

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх