EN|RU|UK
  229  1

 ДМИТРИЙ КОРЧИНСКИЙ: «ЕСЛИ ИСКЛЮЧИТЬ 25 ИЗ 26 КАНДИДАТОВ, Я СТОПРОЦЕНТНО СТАЛ БЫ ПРЕЗИДЕНТОМ»

Дмитрий Корчинский - один из самых эксцентричных кандидатов в президенты. Еще недавно его знали только как лидера «Братства» и известного телеведущего. Своим триумфальным «штурмом» Центризбиркома Корчинский добавил себе в кандидатский актив несколько проц

- Дмитрий Александрович, что заставило вас принять участие в президентской гонке?

- Последние полтора года мы активно занимались развитием забастовочного движения в Украине. Это в основном была коммунальная борьба против самовольства местных администраций, владельцев и директората крупных предприятий. Мы видели, что наш уровень - это средние и мелкие чиновники. Конечно, мы могли бы бороться с Президентом Украины, с главой МВФ, с генеральным секретарем НАТО, но они бы не заметили того, что мы с ними боремся. Так, приобретя определенный опыт, мы захотели повысить уровень борьбы. Лучше всего это делать политическим оружием. В данный момент единственно возможный способ принимать участие в большой политике - это президентские выборы. Поэтому я баллотируюсь и использую возможности, которые мне дает мандат кандидата в президенты, чтобы пропагандировать собственный забастовочный опыт. Это основная причина. Кроме того, я баллотируюсь потому, что люблю своих соотечественников, и мне хотелось, чтобы у них была возможность выбора. Если бы я не баллотировался, то им пришлось бы выбирать между чиновниками. Ведь все мои основные конкуренты - представители бюрократической верхушки.

- Можно ли говорить, что вы идете на выборы не ради победы, а ради пропаганды собственных идей?

- Я всегда надеюсь на победу. Украина просыпается. И период кладбищенской стабильности, который мы переживали последние 13 лет, просто заканчивается. А это значит, что будет много сюрпризов. Как только мы втянем улицу в политику, все расклады полетят. Это будет уже другая политика.

- Честно говоря, я сомневаюсь, что украинцев вообще возможно вывести на улицу с менталитетом «моя хата з краю»…

- Это возможно, и тому есть доказательства. Еще полтора года назад многого нельзя было и представить. Потом постепенно киевская мэрия привыкла каждую неделю видеть у себя под окнами людей и идти им на уступки. То есть мы добились успехов в забастовочной борьбе. Мы видим, как поднимаются базарные торговцы, активно блокируя улицы. Мы видим забастовку таксистов. Я сам с удивлением замечаю, что бастовать уже становится привычным делом для многих. А это наш основной, так сказать, мессидж - бунтовать выгодно. Наши люди должны понимать, что часто бунт дает конкретный позитивный результат.

- Вы хотите сказать, что ваш электорат увеличивается?

- Безусловно, увеличился за счет людей, принимавших участие вместе с нами в акциях, которые проходили в больших промышленных центрах. Ведь американский рабочий получает большую зарплату не потому, что больше работает, а потому что больше бастует. Они выбивают себе блага, мы должны делать то же. Чем больше людей это понимают, тем больше становится наш электорат.

- Сколько процентов голосов вы надеетесь набрать в первом туре? И проводите ли вообще какие бы то ни было социологические исследования?

- Я не провожу социологических исследований: отдаю предпочтение гаданию на внутренностях жертвенных животных и кофейной гуще. Результаты бывают, как правило, не хуже всяких экзит-пулов. Кроме того, я не собираюсь мучаться догадками, сколько за меня проголосует, так как это я точно узнаю через пару месяцев.

- Кандидатов делят на аутсайдеров, фаворитов, технологических. К какой категории относите себя вы?

- Я единственный в своем роде.

- Вы обратили внимание на социологический опрос журналистов нашего медиа-холдинга, согласно которому президентом могли бы стать вы?

- Если исключить 25 из 26 кандидатов, то я стопроцентно стал бы президентом. А если серьезно, я довольно скептически отношусь к подобного рода исследованиям.

- Чем радикально отличается ваша программа от программ других кандидатов?

- Всем. Она даже написана в другом стиле.

- А если конкретнее?

- Что губит Украину? Основная проблематика этих выборов состоит в следующем: какой из чиновников лучше? Ющенковцы говорят, что их бюрократ лучше бюрократа от власти. А власть говорит, что их бюрократ лучше бюрократа от оппозиции. На этом все и заканчивается. Серьезные темы не поднимаются.

- А как же заявление премьера о том, что в случае победы он повысит зарплаты в два-три раза?

- Разве это дело президента - говорить о зарплатах? Это дело бухгалтера. Президент должен давать смысл жизни нации, олицетворять его. Он должен говорить о нашей миссии в мире, а не о том, на сколько процентов он повысит зарплаты. Об этом говорю только я. Серьезных политических тем касаюсь только я. Я говорю о том, что нам нужно возобновить свой ядерный потенциал как можно быстрее. О том, что мы несем огромную ответственность перед нашими соотечественниками, которые случайно оказались вне этих ублюдочных границ, в которых мы сейчас существуем. О том, что Украина должна стать авангардом христианской цивилизации. И в первую очередь мы будем отвечать на все вызовы XXI столетия и третьего тысячелетия. На эту тему нет дискуссии в обществе. Об этом никто не говорит и над этим никто не задумывается. На самом деле это и есть наиглавнейшее, а не на сколько процентов поднимется зарплата, поскольку это не зависит от правительства. Троллейбусы ездят не благодаря правительству, а благодаря принципу электродинамики. Правительство может мешать троллейбусу, но не помогать. Точно так же и президент. Президент и кандидат в президенты должен говорить о нашей миссии в мире.

- И какова же наша миссия в мире?

- Мы должны стать авангардом христианской цивилизации. Сейчас очевидно, что мы живем в эпоху исламской революции. Всегда все революции побеждали. Невозможно демократическими способами противодействовать революции. Я вижу, как исламизм расползается по миру и как самые лучшие представители молодежи становятся мусульманами, выбирая радикальный ислам. К сожалению, христианство сейчас находится в глубоком кризисе. Раньше такое тоже было. Но я верю, что будущее за Иисусом Христом. И обновленное, очищенное христианство - это как раз то, что мы пропагандируем здесь, в Украине. Все упирается в веру и душу. Все могущество США основывается на тонких нюансах национальной психологии. Мы не сможем ничего достичь в жизни, пока не сможем достичь перемен в собственной душе. И эти перемены будут иметь всемирно историческое значение.

- Вы, случайно, не о крестовых походах говорите?

- Мне ближе христианство времен крестовых походов, чем сегодняшнее.

- Не боитесь, что подобная позиция может привести Украину к широкомасштабным трагедиям, подобным тем, от которых страдает Россия?

- Посмотрите на Францию. Французы заигрывают с мусульманами, начиная с XVI века. Французы всегда поддерживали палестинцев. Французы выступали против войны в Ираке. И что? Исламисты взяли двух французов, которых убьют, и им наплевать на то, что Франция всегда была арабофильской, тюркофильской, что она дала приют приблизительно пяти миллионам мусульман. Иными словами, что бы мы ни делали, проблемы у нас будут всегда. Так лучше уж встретить проблемы, стоя на ногах с высоко поднятой головой.

- У «Братства» имидж радикально настроенной партии, что вызывает у людей некое опасение. Как можно определить политическую позицию вашей партии?

- На самом деле позиция у нас центристская. Мы были бы абсолютно незаметными, и нас бы никто не трактовал как какую-то радикальную силу, скажем, в Европе или в США. Мы говорим о том, что если вы недовольны жизнью, то нужно создавать забастовочный комитет, нужно выходить на улицы и добиваться своего, нужно давить на бюрократию и так далее. Это обычная практика всех цивилизованных стран. Там этим занимаются комитеты защиты прав женщин, животных, профсоюзы, религиозные общества и другие. И мы действуем так, как наши коллеги в Европе. Получается, что единственной европейской партией в Украине является именно «Братство». Мы не призываем уничтожать евреев, убивать мусульман, бить негров. Наша проблематика - это социальная борьба и увеличение богатства и славы нации.

- К какому политическому лагерю можно отнести «Братство»? Ведь если говорить об оппозиции, то у вас с Ющенко, мягко говоря, отношения не сложились, в то же время вы на власть особо не «наезжаете»…

- Так ведь Ющенко - это тоже власть. Как ни чиновник, так ющенковец. У нас сейчас конфликт с мэрией Вышгорода, так там все ющенковцы. Руководители Киевской госадминистрации - ющенковцы. Это все власть. Просто одна часть власти называет себя большинством, а другая - оппозицией. Между ними нет никакой разницы. Более того, и с этим я лично столкнулся, среднее звено бюрократии ставит именно на Ющенко. Они боятся, что Янукович будет их «бить ногами в приемной», а Ющенко слабенький. Вот такой президент им и нужен. У нас средняя бюрократия борется с высшей - вот и вся оппозиция.

- На кого будете ставить вы во втором туре?

- Только на себя. Мы будем призывать наших сторонников приходить на избирательные участки и в бюллетени от руки вписывать «Братство».

- Будет ли «Братство» идти на парламентские выборы?

- Безусловно, «Братство» будет идти на выборы самостоятельно, преодолеет необходимый процентный барьер и будет иметь фракцию в следующей Верховной Раде.

- В вашей программе в разделе «Внешняя политика» говорится о союзе Украины и Белоруссии. Подразумеваете ли вы тем самым возможный союз и с Россией?

- Украина должна вступать в те союзы, где она будет главной. В каком бы то ни было союзе с Россией мы, безусловно, будем проигрывать, а мы должны доминировать на постсоветском пространстве. И мы будем конкурировать с нашими братьями россиянами, так как на самом деле центр всего этого «безобразия» должен быть в Киеве, а не в Москве. Что касается Белоруссии, то здесь действует чистая прагматика - украинско-белорусский союз может монополизировать европейско-российский транзит, в первую очередь, газовый. Конечно же, это должен быть первоначально газотранспортный союз. То есть мы должны «нагреваться» на сибирском газе не меньше России.

- Вы проиграли суд мэру Александру Омельченко. Будете ли оспаривать решение суда?

-Безусловно, мы будем оспаривать это решение. Ведь на какую именно фразу Омельченко подал в суд? Сказали, что Киевская госадминистрация с нетерпением ждет принятия закона, когда «послушные» мэру суды смогут за долги выселять жильцов из квартир. Омельченко подал в суд на фразу «послушные суды». Хотя мне кажется, что на это должен был отреагировать не мэр, а именно суды. То, что суд вынес подобное решение, просто лишний раз доказывает, что он действительно «послушный». Но киевская мэрия пусть не расслабляется. Думаю, теперь опять они каждую неделю будут наблюдать у себя под окнами людей. И им вновь придется идти на уступки.
Источник: Ирина Коробко , «Столичные новости»
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх