EN|RU|UK
  877  1
Все про:митинг (2682)

 КАК ОБЩЕСТВО УЧИЛО МИЛИЦИЮ СЕБЯ УВАЖАТЬ. ЧАСТЬ 2

Незаконный срыв акции протеста граждане родной милиции не простили. Под стенами МВД они решили провести ликбез для общественных деятелей и сотрудников правоохранительных органов о том, как нельзя вести себя с гражданами, которые собрались на митинг или демонстрацию...

В материале «Как милиция «учила» общество себя уважать. Часть 1 (Виктория ВЛАДИНА, для «Цензор.НЕТ»)» мы рассказали о том, как и почему четыре наряда «Беркута» были сняты с охраны киевских судов и брошены на разгон акции протеста, устроенной активной громадой Киева. Напомним, что лидер общественной организации «Институт «Республика» Владимир Чемерис рассказал нам, как путем спланированной рейдерской атаки помещение на Горького, 12-Б сменило своего арендатора. Наверняка, выяснять отношения с милицией приходилось многим, кому не чуждо отстаивание своих гражданских прав путем митингов и демонстраций. Вторая часть нашей беседы с лидером «Института «Республика» будет полезна не только милиции....

- Итак, почему активисты гражданского движения появились под стенами МВД?

- Поскольку нас лишили возможности функционировать, отняли помещение, где мы проводили семинары «Без партшколы», там у нас находилась большая библиотека социальной литературы, там собирались социологи, которые мониторили соблюдение прав человека в Украине, там - документы, там - компьютеры с информацией. Сегодня мы попросту лишены возможности заниматься общественной деятельностью. Мы хотим, чтобы руководство милиции объяснило, что же произошло 17 октября. Пусть объяснят неадекватные и незаконные действия «Беркута». Незаконность действий работников правоохранительных органов – это дело не только прокуратуры. У МВД есть служба внутреннего расследования. Есть соответствующие меры наказания для тех, кто преступил черту закона. У нас ведь есть информация о том, что этот штурм был санкционирован самим министром. Если это подтвердится, будем требовать отставки Юрия Луценко. Мне хотелось бы от него лично получить опровержение или подтверждение этой информации. Кстати, когда Луценко еще не был министром, в очень тяжелые для него времена, он получил приют именно в этом помещении. Где-то около полутора года в нашем помещении был его офис. Именно поэтому мы здесь.

- Пользуясь случаем, хотелось бы чтобы Вы просветили граждан, как им вести себя во время акций протеста с милицией?

- Сразу хочу отметить, что то, что я могу сказать по этому поводу будет почти бесполезным для наших граждан. Ведь если вам попадется милиционер, которому совершенно «по барабану» какие-либо статьи Криминального или Административного кодекса, или статьи Закона о милиции, или методические рекомендации, разработанные для рядовых сотрудников. Между прочим, методички, как должен вести себя рядовой милиционер на акциях протеста разрабатывались при моем непосредственном участии, ведь я член Общественного Совета при МВД Украины. Так вот, если вам попадется такой милиционер, то что бы вы ему не говорили, как бы вы себя не вели, вас все равно запакуют и сделают с вами все, что им заблагорассудится.

Наблюдая за происходящим, могу сказать, что абсолютное большинство случаев у нас именно такие, о которых я только что упомянул. То есть у милиционеров есть указание что-либо предпринять или выполнить. Или милиционер такой, что для него главное выполнить команду «фас». Поэтому, что бы вы ему не говорили, все будет так, как он захочет. И это беда нашей страны. К сожалению, после всем известных событий 2004 года, у нас в этом плане практически ничего не изменилось. Могу сказать, что во многих случаях даже стало хуже. Например, наш мониторинг прямо свидетельствует о том, что сейчас нарушений свободы собраний намного больше, чем тогда, когда министром внутренних дел был министр Василий Цушко, а замом по общественной безопасности – Василий Фатхутдинов. И за примерами не нужно далеко ходить. Возьмем хотя бы промежуток с 17 по 20 октября. Только за эти несколько дней пресса трижды писала о незаконных действия милиции по отношению к гражданскому обществу. Первое – разгон демонстрации в Крыму, второе – незаконный штурм и незаконное задержание общественных активистов с нарушением, кстати, прав журналистов в Киеве, и третье – это незаконное препятствование проведению демонстрации в Киеве. Я как многие знают, далеко не приверженец организаций под названием ОУН. Более того, в свое время мы жаловались на эту организацию в прокуратуру, когда они препятствовали проведению нашего марша свободы. Но, в данном случае, эта организация имела право провести свой митинг, свой поход, потому как это не было запрещено судом. Но, милиция воспрепятствовала им. Как видим, лишь за два дня три резонансных дела, свидетельствующих о совершенно брутальном отношении милиции к правам человека. В связи с этими нарушениями мы подали заявления...

Нашу беседу под стенами МВД прервал «недоброжелательно настроенный» милиционер. Как в подтверждение сказанного выше. «Я ответственный за охрану этого объекта», - пробубнил милиционер. Не представляться перед началом разговора – это общая болезнь милиции.

- Мы же вам не мешаем охранять ваш объект, не мешайте нам проводить свою акцию, - набросились на милиционера участники собрания.

- Вы мне мешает охранять вверенный мне объект, - настаивает правоохранитель.

- Вот вам наглядный пример нарушения статьи 340 (незаконное препятствование проведению митингов и демонстраций), – продолжает Чемерис. И просит милиционера отойти в сторону и выяснить все интересующие его вопросы у других активистов. - Милиционер даже слушать не хочет, ЧТО он нарушает. Да, что же они такие все истерические, - милиционер, выслушав лекцию от Инны Совсун, начал цепляться к журналистам, пытающимся его сфотографировать во время беседы с активистами протеста. - Придется воспользоваться правом члена Общественного Совета при МВД и попросить помощника министра по вопросам прав человека урезонить «охранников» МВД.

- Да уж, если честно, то здесь под МВД милиция еще «культурно» подошла. А не в Киеве, а не в центре города? Бывает ведь и похлеще...

- В связи с этим хотелось бы пояснить инициаторам акций протеста. Во-первых, сообщение о проведении акции согласно действующему законодательству не является обязательным. Это следует из статьи 39 Конституции Украины, которая определяет основания для ограничения свободы собраний. И среди них нет упоминается о том, что таким основанием является отсутствие сообщения. Информацию о собраниях можно подавать, как говорится в законодательстве, можно подавать в местные органы, органы исполнительной и государственной власти или органы местного самоуправления. То есть, сообщение о проведении собраний, в данном случае, в Киеве, можно подавать в городскую администрацию – КГГА, как орган государственной власти, в райраду, как в орган местного самоуправления, и можно подавать в милицию. Милиция также является органом исполнительной и государственной власти.

- То есть, собираясь провести акцию протеста, сообщать об этом вовсе не обязательно?

- Совершенно верно, граждане могут даже не подавать заявку на проведение той или иной акции. Ст. 39 Конституции Украины гарантирует нам право на проведение любых акций, митингов, протестов и собраний. Но, как только вы начинаете проводить какую-либо акцию, к вам практически всегда подходит сотрудник милиции. И интересуется: санкционирована ваша акция или не санкционирована. В таких случаях я всегда объясняю милиции, что у нас нет такого понятия санкционированная или несанкционированная. Потому что у нас никто не имеет права давать санкцию на проведение той или иной акции. У нас нет разрешительной системы для проведения митингов или демонстраций. У нас система – уведомительная. Мы, граждане, не обязаны просить какого-либо разрешения на проведение акции. Мы просто уведомляем, приходим и проводим. Но, если вы хотите, чтобы у вас было поменьше проблем, естественно лучше сообщить властям о проведении своей акции. Тогда у милиции выскальзывают лишние козыри в препятствовании вам.

- Вы упоминали о каких-то методических рекомендациях, разработанных для подобных случаев для милиции...

- Да, такие рекомендации разработаны для рядовых сотрудников милиции были еще в прошлом году. В методичке четко было расписано, как милиция должна себя вести во время проведения митингов и демонстраций. И эти рекомендации создавались при моем непосредственном участии. Меня в министерстве уверяли, что рекомендации утверждены приказом министра и распространены в регионах Украины. Там черным по белому написано: нет санкционированных и несанкционированных митингов. Об этом, дескать, спрашивать у протестующих граждан милиционерам не нужно. Даже если о проведении акции нет поданного ранее заявления, это не является основанием для прекращения митинга.

- Рекомендации, может, и распространены, но не работают.

- Во всяком случае, нет гарантий, что личный состав милиции хотя бы ознакомлен с этой памяткой. Зачем далеко ходить? Под министерством внутренних дел офицерский состав милиции не знает элементарных вещей. Да и ежедневно происходящее в Украине красноречиво говорит о том, что разработанная методичка осталась для милиции пустым звуком. Более того, на эти рекомендации плюют не только рядовые милиционеры, но и руководство милиции.

- Хотелось бы, чтобы вы еще напомнили о правах журналистов, в частности, тех, которые освещают митинги, протесты и прочие акты гражданского неповиновения.

- Журналисты выполняют свой профессиональный долг. Их работа состоит именно в том, чтобы фотографировать и снимать, брать интервью, чтобы затем освещать происходящие события в пресс. Для этого у журналистов есть орудия труда: фотоаппараты, диктофоны, видеокамеры. Никто не имеет права препятствовать выполнять им их профессиональный долг...

Вместо P.S. А тем временем к собравшимся под МВД подошел уже третий милиционер с доброй украинской фамилией Кукуруза. Он уже подошел без «нахрапа». Первые двое, очевидно, поняли, наконец, что здесь находятся не «периферийные лохи», которых можно запугать одним лишь видом мундира или красной корочки. Говорить придется с народом подкованным, грамотным. Однако, вступать в юридические дебаты в МВД, очевидно, не решились. А узнать, кто же эти люди и чего они хотят, очень хочется. Поэтому «на баррикады» отправили местного участкового или его помощника. Он тихонечко отвел Инну Совсун в сторонку, чтобы не мешать митингующим, и педантично выводил в блокнотике «цель собрания»: акция протеста против незаконных действий милиции во время проведения митингов и демонстраций. Слово в слово, чтобы не перепутать ничего.

- А заявочка у вас есть? – спросил далее.

- Мы заявку подали в телефонном режиме, - поясняет Инна. - Звонили в дежурную часть милиции города Киева и по 02.

- А письменной нет?

- Мы здесь только что лекции читали, о том, как должна себя вести милиция и какие имеют права журналисты и граждане Украины во время митингов, демонстраций и акций протеста. Согласно Конституции мы не обязаны подавать заявку о проведении акции. Мы можем подавать заявку, в письменном, телефонном режиме.

- Надо бы заявочку подать, - не унимается милиционер.

- Мы можем это сделать, но не обязаны, еще раз повторяю. Мы это сделали в телефонном режиме. Хотя милиция должна знать, что люди могут просто так собираться на улице и проводить свои акции...

- Понятно...

...Вряд ли. Памятку бы ему почитать повнимательнее. Да, только кто же позаботиться о том, чтобы милиционер научился нести службу, не нарушая прав граждан. Ради которых, он собственно, эту службу и несет...

Источник: Виктория ВЛАДИНА, для "Цензор.НЕТ"
VEhrNGRrdzVRemd3VEdwU1ozUkROREJNTTFGemR6MDk=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх