EN|RU|UK
  668  4

 ЧЕРНОВЕЦКИЙ ЗАДОЛЖАЛ ДЕСЯТКУ ПЕНСИОНЕРОВ ПО... 16 МИЛЛИОНОВ ГРИВЕН

Инициативная группа дома № 23 по улице Телиги в Киеве изобрела новый механизм общения с чиновниками. За неуважение интересов горожан, игнорирование их обращений и за нежелание заниматься проблемами общества чиновников высшего эшелона киевской власти тянут в суд…

Вот уже более трех лет, как Киев «болеет» локальными вспышками конфликтов, то в одном конце города, то в другом. Незаконное вторжение строителей в жизненное пространство киевлян. Пожалуй, для современной столицы это самая большая головная боль. Выборы прошли (и уже не одни), а стройки продолжаются. Элитное жилье пытаются возводить в зеленых зонах, на склонах, на плавунах и даже на... человеческих костях, в Бабьем Яру.

Александр Владимирович возглавляет инициативную группу жильцов, борющихся со стройкой на улице Телиги, 25. Воюют жильцы с 2006 года. Предстоящее строительство (вернее, уже начавшееся) затрагивает интересы домов № 23, 25а, 25б и 27. Четыре пятиэтажки противятся соседству с 25-этажным небоскребом. О том, насколько содержательным получается диалог с чиновниками, нам и рассказал лидер активистов.

Итак, по рассказам киевлянина, волею судьбы вынужденного изучать историю выдачи разрешения на строительство высотки под своими окнами, переговоры между тогдашним мэром столицы Омельченко и застройщиком берут начало еще в 2004-м. Вначале, как и ведется, согласование (не с жильцами прилегающих территорий, как вы понимаете, а в мэрии), а затем уж и наполнение папки с разрешительными документами.

- Между нашими домами некогда был торговый комплекс «Янтарь» площадью 500 кв. м, - рассказывает Александр Владимирович. – Некая фирма «Олимпекс Меркенхер» имела в этом павильоне арендованные торговые точки. Сам же комплекс считался коммунальной собственностью. Но, как вы понимаете, сообразительные бизнесмены постарались, чтобы торговый комплекс «Янтарь» исчез из перечня городских объектов. В частности, по документам. В этой афере, как мы предполагаем, активно участвовал и наш ЖЭК № 1014.

Естественно, жителям о плетущихся интригах, до поры до времени известно не было. В 2006-м, 28 февраля, покидая пост мэра, Омельченко подписал с застройщиком договор аренды участка на ул. Телиги, 25 на 5 лет (постоянные читатели «Цензор.НЕТ» знают, что это не единственный автограф Сан Саныча накануне выборов, который круто изменил жизни многих киевлян. Аналогичная ситуация, как вы помните, была на стройке по адресу Лукьяновская, 77). Теперь «арендаторы» за отведенный срок пытаются водрузить на выделенном участке высотку. Еще один интересный момент: коммунальный объект «Янтарь» нигде в документах уже не числится. При подготовке документов, дабы, очевидно, показать, что объект не представляет никакой ценности, участок подали, вообще как пустырь, чуть ли не гуляющая территория.

- Место, где собираются строить, очень проблемное, - продолжает Александр Владимирович. - Мало того, что это наша придомовая территория. В период 41-43-х годов именно здесь производились расстрелы военнопленных пехотинцев и моряков, жителей Киева, цыган... Мы даже не можем знать, сколько именно здесь людей было расстреляно. Но, очень много. Вот только в 43-м году на этом месте было расстреляно 50 моряков. Именно здесь. Так исторически сложилось – что это зона массовых расстрелов и захоронения трупов. Рядом – Бабий Яр. Телиги 25 – адрес новостройки – это фактически кусочек Бабьего Яра. Дорога по улице Телиги – это была полевая дорога. И называлась она Новоокружной, затем ее переименовали в ул. Коротченко, а потом уж в ул. Телиги.

Раньше в районе развернутой стройки был глубокий овраг, метров 50 в глубину, и трупы сбрасывали туда, вспоминают коренные киевляне. Позднее, когда была застройка Сырца, приблизительно с 58-го по 61-ый год, те овраги засыпали.

- Вся эта территория - сплошные плавуны, - поясняет Станков. - Это мощный озерно-ручьевой комплекс. Там раньше стояли только мазанки, маленькие домишки, больше ничего. В 58-61-м началась застройка хрущевками. Геологам тогда пришлось очень все точно рассчитать, чтобы поставить дома между плавунами. То есть, в геологическом отношении – это очень сложный участок.

Именно «взрывоопасным» можно назвать тот клочок земли, где раньше стоял торговый павильон «Янтарь». Он был одноэтажным. Можно сказать – временным, сезонным сооружением. Почему не постоянным? В 69-м году на этом месте хотели уже построить универсам вместо торгового павильона. Капитально. Поспешность принятого решения обнаружилась уже во время забивания свай. Они начали попросту проваливаться, земля вокруг начала мощно оседать, а затем на поверхность вырвался громадный фонтан воды.

- Очевидно, что строительство того магазина началось с большими нарушениями, - вспоминает ту историю очевидец происходящего. – Вероятнее всего, мнением геологов и архитекторов, проектировавших Сырец, никто не поинтересовался. Скорее всего, тогда местные власти решили просто втулить двухэтажный супермаркет между домами. Когда прорвало воду, на стройплощадку два дня беспрерывно ездили трехтонки, которые заливали бетон в эту дыру, пока фонтан не забили. Тогда на том месте в земле образовалась воронка, как от взрыва бомбы. А на поверхность земли вода выбросила фрагменты трех трупов. Это оказались военные моряки, защищавшие Киев. Мне трудно сказать, в каком году погибли те бойцы, но я знаю, что школьники с учителями даже пытались установить фамилии обнаруженных здесь моряков.

Естественно, в связи с ЧП вопрос о строительстве был снят. Стройка была заморожена, разобрана, а на объекте появились эксперты по захоронению. Но тогда специалисты вскрыли только верхние захоронения, те, которые были на глубине 6-10 метров. Остальные останки они не трогали, так как пришлось бы очень сильно углубляться, метров на 50. И все боялись, чтобы вода опять не прорвалась на поверхность.

- Я совершенно точно знаю, что в 1969 году было возбуждено уголовное дело по факту строительства на этом участке, - вспоминает Александр Владимирович. - Дело было громкое, об этом тогда много в газетах писали. И о строительстве универсама без согласования с геологами на месте захоронения, и по поводу трупов, которые оказались вдоль дороги. Кстати, когда рядом здесь тянули трубу, также нашли очень много обугленных трупов. Говорили, что это в 43-м вели колонну людей, которых расстреляли и облили бензином. И напротив 23-го (нашего) дома и рядом с 25-тым, и возле домов № 27 и 31 были сплошные захоронения. Эксперты тогда работали со специальным инвентарем, как положено. Территория была оцеплена ограждениями, напротив каждого трупа были, как я помню, таблички. Очевидно, во время раскопок были обнаружены капсулы военнослужащих, жетоны. В последствии останки перезахоронили, если мне не изменяет память, на Лукьяновском кладбище.

Чтобы было понятнее не киевлянам, не знающим особенности данного микрорайона, поясняем: ул. О.Телиги – это бывшая Новоокружная, сегодня – серьезная автомагистраль. Нумерация домов – только по одну сторону дороги. По другую – находится, собственно, урочище Бабий Яр.

- А Бабий Яр – это старинное кладбище, не только еврейское, оно еще и древнекароимское и древнеславянское, - рассказывает Станков. - Те захоронения еще толком никто не исследовал. Здесь когда-то была окраина Киева, поэтому раньше здесь могло быть что угодно. А под Киевом, согласно историческим данным, было много сражений, поэтому и трупов великое множество. Где-то их же должны были хоронить? Они же не валялись по полям? Возможно, эти захоронения именно там.

- Я хорошо помню это великолепное кладбище, которое скорее можно было назвать архитектурно-культурным памятником, - продолжает киевлянин. - Жалко, что при Брежневе его разрушили. Но очень многие могилы остались. Кстати, памятник евреям стоит не на месте, это я знаю совершенно точно. Я знаю, где были еврейские расстрелы и захоронения, они были в 50-метровом овраге, возле областной больницы. Причем, таких оврагов было несколько. Вот, как раз на Мельникова идет еще одна стройка, как раз на еврейских захоронениях. Стройка идет полным ходом, просто там некому заступиться, некому протестовать. Эта стройка между областным архивом и телецентром.

Естественно, город растет, развивается, глупо надеяться на то, что земли, некогда обильно политые кровью и устеленные человеческими телами, навечно останутся неприкосновенными. Вот мы и поинтересовались, что, по мнению киевлян, должна была сделать власть, прежде, чем начать осваивать эти территории? К примеру, на той же Телиги, 25 (взрывоопасную ситуацию со спящим под землей фонтаном гипотетически пока опустим).

- В первую очередь нужно было провести общественные слушания, - считает Александр Владимирович. - Никаких гражданских слушаний проведено не было. Дело в том, что в этом микрорайоне еще живет очень много живых свидетелей тех событий (времен 41-45 годов, - авт.). Да и я был свидетелем, когда строители уже раз раскопали человеческие останки. Даже в этом году, когда у нас под окнами начали рыть котлован, жильцы соседних домов говорят, что видели фрагменты человеческих костей. Правда, строители сгрузили грунт на машины и увезли все. Мы предполагаем, что грунт с останками отправили на другую стройку, развернутую в Бабьем Яру. По-моему, та стройка числится за улицей Фрунзе, ближе к Кирилловской церкви.

Сегодня активист занимается поиском архивных документов, связанных с исследованиями экспертов, работавших в 69 году. Прежде всего, чтобы доказать властям, что здесь таки есть захоронения.

- Мне удалось установить, что моряки, действительно, принимали участие в защите Киева, - ввел нас в курс поисков Станков. - А у нас есть историки, которые не знают об этом. Такую неосведомленность продемонстрировали специалисты музея истории Киева! Да таких историков надо лишить дипломов, если они допускают такие грубейшие ошибки, - негодует пенсионер. И продолжает: - Чисто по-человечески, прежде, чем строить, нужно было сделать выемку человеческих останков, очень толерантно, аккуратно. По возможности выяснить фамилии погибших, перезахоронить их в братской могиле. Профинансировать это мероприятие должно государство. Можно памятник установить погибшим. Согласовать с гражданами проект и место установки монумента.

- Если бы в 2004 году Омельченко и Шевченковская администрация так поступили бы, никто бы не возражал против этого строительства, - уверен киевлянин. - Но, это по поводу останков. Если бы здесь не было проблем с плавунами. Вы бы видели этот «прорыв»! Если опять разворушить спящий гейзер, он спокойно может утянуть за собой пару жилых дома, № 25-а и 25-б, да и дом № 23-тий, пожалуй, вместе с государственным архивом может попасть под раздачу. А там, между прочим, 4 подземных этажа уникальных документов хранится.

Но, похоже, все эти обстоятельства аж никак не волнуют власть и чиновников, давших отмашку строительству. Нет, согласно букве закона, общественные слушания таки были проведены. Однако, как в большинстве случаев – это был лишь фарс, профанация, для «галочки», позволяющей развернуть строительные работы. Они прошли 21 июня 2006-го и Александр Станков попал на них совершенно случайно.

- Я по профессии дизайнер, разбираюсь в проектах, - говорит Станков. - Когда я увидел, что и где собираются строить, я ужаснулся. Естественно, я не молчал. Проект пришлось «разгромить» по всем статьям. После этих «слушаний», я и другие граждане начали собирать подписи против строительства по-соседству. И 30 июня 2006 года Черновецкий уже получил пакет с нашими автографами. Сначала было 150 подписей, а к августу инициативная группа собрала подписи практически всех жильцов из шести домов. Получил обращение граждан и генеральный прокурор Медведько. То есть, киевляне забили тревогу вовремя и оперативно, чтобы власть отреагировала...

И власть отреагировала. Уже 7 июля того же 2006 года Пилипишин (руководитель Шевченковского района) подписывает (напомним, жильцы в мэрию и Генпрокуратуру обратились 30 июня) протокол гражданских слушаний, составленный застройщиком. В том протоколе говорится о том, что на слушаниях присутствовало 60 человек. Если речь идет о том собрании в ЖЭКе, на которое из местных жителей случайно попал только Станков, то его проводили в комнатушке, куда от силы могло набиться около трех десятков слушателей. Естественно, протокол – с положительными выводами. От жильцов его якобы подписал участник Великой Отечественной войны – некий Ластовченко.

- Мне случайно попал в руки этот поддельный документ, - говорит Александр Владимирович. - И я, в порядке установленном законом, отослал его копию Медведько с просьбой возбудить уголовное дело по подлогу. Направил копию и участковому милиционеру, чтобы он выяснил, кто же такой Ластовченко и почему он подписал протокол, почему он так ратует за появление элитки у себя под окнами. Хотелось также узнать, является ли он лидером какой-то инициативной группы и интересы скольких киевлян он отстаивает. Короче, никто – ни в прокуратуре, ни в милиции даже не шелохнулся, чтобы кого-то разыскать. Никому это не нужно. Это уже в 2008 году выяснилось, что подпись Ластовченко была просто использована с другого протокола.

Примерно, 1,5-2 года жильцам удавалось своими бесчисленными обращениями в различные инстанции несколько сдерживать строителей. Все изменилось 19 февраля 2008 года, когда Черновецкий, прямо перед последними киевскими выборами не дал «отмашку» стройке на улице Телиги (распоряжение № 192). «Директиву» мэра киевляне отыскали в Интернете.

Сложность противостояния строки возле Бабьего Яра заключается в том, что жильцы практически лишены возможности оспаривать решения чиновников.

- Я бы давно подал в суд, если бы у нас был полный пакет документов, который есть у застройщика, - говорит активист. - Сколько мы писали? Мы требовали конкретных ответов от Шевченковской райгосадминистрации, городской администрации. А нам присылали отписки, на руках нет ни одного документа, на основании которого можно было бы подать на застройщика или мэрию, или Киевраду в суд. В результате переписки с чиновниками удалось получить только копию поддельного протокола с подписью Ластовченко, который якобы «за». Но есть сотни других граждан, которые не скрывают своей позиции и официально оформили свое «против» под соответствующим документом.

В ходе бурного обсуждения проблемы у жильцов сопротивляющихся домов возникла идея – наказать чиновников за игнорирование громады. Так и возникла идея воспользоваться постулатами великолепного закона об обращении граждан, обязывающего чиновника в течение месяца отреагировать на запрос гражданина. То есть, дать развернутый ответ по интересующему его вопросу и прислать копии всех необходимые документов.

- Насколько я знаю, другие инициативные группы не пытались таким образом давить на власть, - говорит Станков. – А мои соседи очень уж разуверились во власти, не видят других способов борьбы. Все ведь понимают, что суды коррумпированы на 100 %, безответственны власть, прокуратура, милиция. Проблемами общества никто заниматься не хочет. Некоторые активисты уже откровенно говорят, что нужно находить киллеров, скидываться и ... отстреливать, сами знаете кого. Я решил предложить законный путь решения проблемы. По закону об обращении граждан за просрочку ответов, выставлять иски всем, кто нам давал отписки. Первый получил Черновецкий. За первые три месяца просрочки мы ему выставили, если мне не изменяет память, 2 миллиона 500 тысяч гривен. А дальше уже включился счетчик. На сегодняшний день уже «натикало» 16 миллионов гривен на каждое административное лицо. Наши исковые заявления же персональные. Не мэру, а лично Черновецкому. Лично – Качуру, лично Муховикову, лично – Пилипишину, лично – Рыженко, Сидорову. То есть, даже замы Черновецкого начали уже получать наши исковые. И теперь говорить о незнании проблемы им уже трудно.

Александр Владимирович любезно согласился объяснить, каким образом исковое заявление попадает к «адресату» и как начитывалась сумма. Пока составленные документы жильцы в суд не подавали, но с составленными документами в досудебном порядке ознакомлены все ответчики по делу. Таким образом, Черновецкий, к примеру, как и каждый гражданин имеет право решить этот вопрос до суда, полюбовно с жильцами, выплатив то, что они требуют либо найти компромиссное решение конфликта.

Ну а как миллионы набежали? Основу «исковых потерь» составляет квартира, которую может потерять каждый жилец. Заявление составлялось еще в 2006 году, поэтому бралась средняя стоимость хрущевок в районе ул. Телиги. Плюс – моральный ущерб. Материального ущерба жильцы тогда еще не имели. Плюс индексация за каждый просроченный месяц с ответом. Таким образом, когда нынешний мэр подписывал разрешение на строительство, он уже был должен каждому истцу приблизительно по 6 миллионов гривен. Каждому!

- Сначала нас было человек семь, сейчас – с десяток наберется, - продолжает Александр Владимирович. - Конечно, тогда в 2006-м особо никто не рассчитывала, что нам кто-то что-то выплатит. Ведь основная цель искового – вынудить чиновников, как минимум, отвечать гражданам на запросы. Как максимум – остановить стройку!..

Источник: Виктория ВЛАДИНА, для «Цензор.НЕТ»
VEhrNGRrdzVSMEl3V1V4U1owNURLekJNYWxKbmRFTXhNRXgyVW1wT1IwSXdXVXhSYzNSREt3PT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх