EN|RU|UK
  989  17

 РЕАЛИЗМ ПО ПОВОДУ РОССИИ

Холодная война была продолжительной гонкой между двумя одинаково сильными конкурентами, слабейший из которых в конечном счете должен был сдаться. Россия не способна вести подобную битву.

Стратегия России по восстановлению постсоветского порядка в так называемом ближнем зарубежье будет развиваться с еще большей настойчивостью после победы над Грузией. У Европы не должно быть иллюзий по этому поводу, она должна быть к этому готова. Но пока Европейский Союз обдумывает, что делать, во главе угла стоит холодный реализм, а не истерическая реакция.

К сожалению, приравнивание текущей ситуации на Кавказе к вторжению Советского Союза в Чехословакию в 1968 году не относится к такого рода реализму. Ни Запад, ни НАТО не составляют решающей стратегической угрозы для России, которая исходит от исламского Юга и Дальнего Востока, а в особенности — от нарождающейся супердержавы Китая. Более того, сила России несопоставима с силой бывшего Советского Союза.

Действительно, Россия переживает демографический спад. И кроме товарного экспорта, Россия немногое может предложить мировой экономике.

Несмотря на быстро растущие нефтяные и газовые доходы, ее инфраструктура остается слаборазвитой, а успешная экономическая модернизация еще далеко не начата. Аналогично ее политическая и правовая система авторитарна, и проблемы ее многочисленных меньшинств остаются нерешенными. В результате оспаривание Россией территориальной целостности Грузии в ближайшем будущем может оказаться серьезной ошибкой.

Учитывая эту структурную слабость, мысли о холодной войне обманчивы. Холодная война была продолжительной гонкой между двумя одинаково сильными конкурентами, слабейший из которых в конечном счете должен был сдаться. Россия не способна вести подобную битву. Однако как восстановленная великая держава Россия будет двигаться в воздушном потоке других великих держав до тех пор, пока это совпадает с ее возможностями и интересами; она сосредоточится на собственной сфере влияния и на своей роли глобальной энергетической власти; а иначе она лишится возможности в мировом масштабе ограничить власть Америки. Но она не сможет вести серьезную битву с Соединенными Штатами — или, заглядывая вперед, с Китаем — так, как это делал Советский Союз.

Теперь понятно, что в будущем Россия в очередной раз использует в своих интересах вооруженные силы, особенно в ее ближнем зарубежье. Но Европа ни в коем случае не должна принимать возобновления российской политики сверхдержавы, которая действует исходя из идеи о том, что она может вершить правосудие. Действительно, возобновленная конфронтация России с Западом начинается, потому что новая Европа основана на принципе неприкосновенности границ, мирного регулирования конфликтов и верховенства закона, а отказ от этих принципов в пользу имперских зон влияния означал бы самозабвение. Дальнейшее расширение НАТО на восток, однако, будет возможно только с преодолением жесткого российского сопротивления. Такая политика в любом случае не создаст больше безопасности, потому что это влечет за собой обещания, которые не будут сдержаны в критической ситуации, — как мы наблюдаем сейчас в Грузии. Слишком долго Запад игнорировал восстановление сил России и не был готов принять последствий этого. Но не только Россия изменилась; изменился весь мир. Американские неоконсерваторы израсходовали впустую огромные силы и часть авторитета своей страны в ненужной войне с Ираком, преднамеренно ослабляя единственную глобальную силу Запада. Сегодня Китай, Индия, Бразилия, Россия и Персидский залив — новые центры роста мировой экономики, а скоро они будут центрами власти, с которыми придется считаться. Ввиду этих фактов угроза исключения из Большой восьмерки для России не имеет серьезного значения. Разногласия в Европе и ее бессилие подчеркивают то, что Запад потерял связь с геополитической реальностью.

Ответ на возвращение российской имперской политики сверхдержавы не имеет ничего общего с наказанием России, а связан с тем, что нужно многое сделать для восстановления западных — особенно европейских — позиций власти. Это требует принятия следующих мер:

— новый политический курс по отношению к Турции, чтобы привязать к Европе эту крайне важную для ее безопасности страну;

— положить конец московской политике разделения и властвования, приняв общую энергетическую стратегию для ЕС;

— серьезные шаги по усилению обороноспособности Европы;

— большие обязательства ЕС перед Украиной для сохранения ее независимости;

— большая свобода передвижения для всех восточных соседей ЕС.

Все это, и даже больше, необходимо для того, чтобы послать четкий сигнал России о том, что Европа не желает пассивно наблюдать за тем, как Россия возвращается к политике великой державы.

По-видимому, ничего подобного не произойдет, и это — точно такое же бездействие, в значительной степени именно оно — причина силы России и слабости Европы. Однако, в то же время, нельзя терять из виду общие интересы, связывающие Россию и Запад. Совместные отношения должны быть поддержаны в максимально возможной степени.

Совершенно очевидно, что для элиты России слабость и сотрудничество — взаимоисключающие факторы. Поэтому кто хочет сотрудничества с Россией (что в интересах Европы) — тот должен быть сильным. Это — урок, полученный в результате насильственных действий на Кавказе, который Европа срочно должна принять к сведению.

Йошка ФИШЕР — министр иностранных дел и вице-канцлер Германии в 1998— 2005 годах. Почти 20 лет является лидером Партии зеленых.

VEhrNGRreDZWWFF3VEd0bk1FeHlVWE5PUXprd1RFUlJkVE42VVc5T1F5c3dXVWhTWjJSRE5EQlpPRDA9
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх