EN|RU|UK
  1405  63

 ЗБИГНЕВ БЖЕЗИНСКИЙ: "СЛЕДУЮЩЕЙ "ГОРЯЧЕЙ ТОЧКОЙ" ВПОЛНЕ МОЖЕТ СТАТЬ УКРАИНА"

ЗБИГНЕВ БЖЕЗИНСКИЙ: "СЛЕДУЮЩЕЙ "ГОРЯЧЕЙ ТОЧКОЙ" ВПОЛНЕ МОЖЕТ СТАТЬ УКРАИНА" (Time)

Ставки в игре высоки. В конечном итоге под угрозой оказывается независимость постсоветских государств. Россия, по-видимому, твердо привержена идее, что должно существовать некое наднациональное государственное образование под управлением Кремля, контролирующее большую часть территорий бывшего СССР.

Как предполагалось, окончание холодной войны должно было ознаменовать начало новой эры, когда крупные державы перестанут диктовать своим соседям, как те должны вести свои внутренние дела. Вот почему российское вторжение в Грузию – событие столь трагическое и потенциально зловещее. Теперь Россия будет под наблюдением: посмотрим, станет ли она по-прежнему полагаться на принуждение для достижения своих имперских целей либо проявит готовность действовать в рамках формирующейся международной системы, которая ценит сотрудничество и консенсус?
Беспощадная попытка Москвы подчинить, покорить и развратить эту крохотную, независимую демократическую страну вызывает в памяти сталинские времена. Нападение на Грузию походит на то, что сделал в 1939 году сталинский СССР с Финляндией: в обоих случаях Москва произвольно, жестоко и безответственно применяла силу, чтобы навязать свое господство более слабому демократическому соседу. Теперь вопрос ставится так: сможет ли глобальное сообщество продемонстрировать Кремлю, что за открытое применение силы во имя анахронистических империалистических интересов надо расплачиваться.

Этот конфликт назревал много лет. Россия намеренно поощряла раздробление грузинской территории. Москва поддерживает действия сепаратистов в ряде провинций Грузии: Абхазии, Аджарии и, разумеется, Южной Осетии. Она финансирует мятежные правительства этих территорий, вооружает их силы и даже предоставляет сепаратистам российское гражданство. После появления в Грузии демократического, прозападного правительства эти усилия стали еще энергичнее. Неприязнь российского премьера Владимира Путина к Грузии и ее президенту Михаилу Саакашвили, получившему образование в США, по-видимому, переросла в его личную идею-фикс.

Международное сообщество предприняло недостаточно, чтобы оказать этому отпор. В последние недели череда инцидентов на непрочных линиях прекращения огня, рассекающих территорию Грузии, способствовала эскалации насилия. Среди этих инцидентов была и неудачная попытка Грузии сместить "правительство" Южной Осетии – маленькой области, где проживает примерно 70 тыс. человек. Возможно, этот самонадеянный шаг был неблагоразумным, но из ответных силовых действий России явствует, что именно такого шага Москва и дожидалась, чтобы воспользоваться им как предлогом для применения силы. Крупные контингенты российских войск быстро вошли в Южную Осетию, а затем в Грузию. В Гори были направлены танки. Гори и столица страны, Тбилиси, также подверглись бомбардировкам.

Российскую агрессию в отношении Грузии не следует рассматривать как изолированный инцидент. Факт тот, что Путин и его окружение в Кремле не приемлют реалии постсоветского мира. Путин искренне некоторое время тому назад заявил, что, по его мнению, распад СССР был "величайшей геополитической катастрофой ХХ века". Независимые демократические государства вроде Грузии и Украины в глазах путинского режима не только являются историческими аномалиями, но также представляют непосредственную политическую угрозу.

Следующей "горячей точкой" вполне может стать Украина. Российское руководство уже открыто вопрошает, есть ли у него необходимость уважать территориальную целостность Украины. Российские лидеры также отмечали, что Крым – часть Украины – следует вновь присоединить к России. Точно так же нажим России на Молдову повлек за собой фактический раздел этой маленькой бывшей республики СССР. Москва не оставляет попыток экономической изоляции своих соседей в Центральной Азии – например, Казахстана и Узбекистана. А страны Балтии – Литва, Латвия и Эстония – являются мишенью ряда угроз со стороны России, в том числе экономических санкций и хакерских атак, нарушающих нормальную работу различных институтов.

Ставки в игре высоки. В конечном итоге под угрозой оказывается независимость постсоветских государств. Россия, по-видимому, твердо привержена идее, что должно существовать некое наднациональное государственное образование под управлением Кремля, контролирующее большую часть территорий бывшего СССР. Этот подход отчасти отражает ярые националистические настроения, характерные отныне для российской политической элиты. Владимир Путин, экс-президент, а ныне премьер-министр, оседлал гребень этой волны национализма: он извлекает из нее политическую выгоду и пропагандирует подобные настроения среди российского населения. Сейчас некоторые даже говорят о возвращении российского военного контингента на Кубу в отместку за то, что США поддерживают независимость постсоветских государств.

Для Запада, в особенности для США, конфликт между Россией и Грузией создает как нравственные, так и геостратегические проблемы. Нравственный аспект самоочевиден: маленькая страна, лишь недавно обретшая независимость, после почти двухсот лет российского господства, заслуживает международной поддержки, выходящей за рамки обычных выражений сочувствия. Есть также геостратегические вопросы. Независимость Грузии – ключевое условие международных поставок нефти. Теперь через Грузию проходит нефтепровод, соединяющий Баку, что в Азербайджане на Каспийском море, с турецким побережьем Средиземного моря. Это звено обеспечивает Западу доступ к энергетическим ресурсам Центральной Азии. Если эту нитку перережут, западный мир лишится ценной возможности диверсифицировать поставки энергоносителей.

Западу следует дать четкий и решительный ответ на агрессию России. Это не означает, что в ответ следует применить силу. Не следует нам и увязать в новой холодной войне с Россией. Но Западу и в особенности Соединенным Штатам следует и далее мобилизовывать международное сообщество на осуждение поведения России. Кандидатам в президенты США – Бараку Обаме (которого я поддерживаю) и Джону Маккейну – следует одобрить усилия президента Буша по противодействию шагам России и сформулировать по этому вопросу общую, двухпартийную позицию. Печально, что некоторые сторонники кандидатов попусту критикуют публичные заявления того и другого о грузинском кризисе. Проблема слишком важна, чтобы вести себя подобным образом.

Пока рано говорить о том, какие конкретные меры следует принять Западу. Но России следует объяснить, что она рискует подвергнуться международному остракизму. Это, по идее, должно сильно волновать новую российскую деловую элиту, которая все более уязвима перед глобальным финансовым нажимом. Российские могущественные олигархи держат в западных банках сотни миллиардов долларов. Они много потеряют в случае противостояния в стиле холодной войны, которое, по логике вещей, на определенном этапе может вылиться в замораживание подобных счетов Западом.

На определенном этапе Западу следует рассмотреть олимпийский сценарий. Если вопрос о территориальной целостности Грузии не найдет адекватного разрешения (например, путем размещения в Южной Осетии и Абхазии воистину независимых международных сил безопасности вместо российских войск), США следует задуматься о неучастии в зимней Олимпиаде 2014 года, которая пройдет в российском городе Сочи близ прорванной границы с Грузией. Прецедент уже был создан. Когда я работал в администрации Картера, мы в 1980 году применили олимпийский факел в качестве символического оружия, после российского вторжения в Афганистан объявив бойкот летней Олимпиаде в Москве. СССР запланировал пропагандистское шоу, напоминающее о гитлеровской Берлинской Олимпиаде 1936 года. Американский бойкот стал болезненным ударом для генсека Леонида Брежнева и его коммунистического режима, а также помешал Москве насладиться триумфом мирового уровня.

Грузинский кризис – решающий экзамен для России. Если Путин, не выпуская из рук оружия, подчинит Грузию и отстранит ее президента, избранного на свободных выборах – а именно к этому открыто призвал министр иностранных дел в правительстве Путина – то Москва рано или поздно усилит нажим на Украину и другие независимые, но уязвимые постсоветские государства. Западу следует предпринять осмотрительные, но продуманные в нравственном и стратегическом отношении ответные меры. Западу следует стремиться к тому, чтобы Россия была демократической страной и конструктивно настроенным участником глобальной системы, опирающейся на уважение к суверенитету, праву и демократии. Но этой цели возможно достичь, лишь если мир четко объяснит Москве, что яро-националистической России ни за что не удастся создать новую империю в наш постимперский век.

Бжезинский был советником президента Картера по вопросам национальной безопасности. В сентябре выйдет в свет книга Бжезинского и Брента Скаукрофта "Америка и мир"
Источник: Збигнев Бжезинский, Time, США
VEhrdlVXdGtRekl3VEZoUmREbEROREJNTTFKblpFTTJNRXhxVVhWVE9IWT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх