EN|RU|UK
 За рубежом, Общество
  77484  106

 БУНКЕР ВОЖДЯ

Рождественская сказка со счастливым началом и еще более счастливым концом, в которой лучшие попаданцы России попадают туда, куда надо, и делают то, что должно.

Великий самодержец всея Руси Владимир Первый Путин вернулся с церемонии венчания на царство далеко за полночь. Золотая корона производства корпорации "Уралвагонзавод" была ему слева велика, а справа, наоборот, давила и царапала новое силиконовое ухо, драгоценные каменья по числу будущих западноевропейских провинций империи повыпали в ходе процедуры миропомазания патриархом Кириллом и пропали, не успев достигнуть паркета. Кирилла завели за кулисы и вытряхнули ему исподнее, в котором чего только ни нашлось, даже часы, пропавшие у Владимира Владимировича в прошлом году во время Пасхального богослужения. Под корону же пришлось затыкать ватку, и это при том, что инженеры "Уралвагонзавода" четырежды мерили голову будущего самодержца штангенциркулем еще в день единогласного голосования Госдумы за восшествие президента РФ Путина В. В. на царский престол, и всякий раз получали прекрасные результаты, противоречившие друг другу, после чего эта информация была засекречена, а инженеры отправлены на псарню, где их всю ночь лично порол царский псарь Алексей Панин.

Вслед за Путиным в дверь резиденции Ново-Огарево сунулся пьяный депутат Жириновский, размахивая дюжиной шампанского и трусами Натальи Поклонской, в свою очередь размахивавшей портретом императора Николая Второго с неумело, но старательно пририсованной головой Владимира Путина.

- Боже, царя храни! - кричал Жириновский. - Сильный, державный, царствуй на славу нам, царствуй на страх врагам, царь православный!

Навстречу гостям из спальни выкатилась Алина Кабаева, одетая в кокошник.

- Ой, - с притворным испугом сказала Алина, стыдливо пряча груди за спину. - Володенька, я и не знала, что ты с другом придешь.

- Да какой он мне друг, пес смердящий! - возмутился Путин. - Аз есмь царь.

- Балерина Кшесинская! - с ненавистью процедила Наталья Поклонская, обличающе тыкая в Алину пальцем. - Ох, не с того царствие начинаете, государь, лоно матушки-цер...

Жириновский быстро засунул в рот Поклонской трусы и вытолкал ее ногой за дверь.

- Не слушай дуру, Алинка, - весело сказал он, - лучше быстренько собери нам на стол икры заморской кабачковой, да тюрю неси лыковую, и сморчков моченых, и щей с головастиками.

- Какая я тебе Алинка, пес смердящий! - рявкнула Кабаева. - Аз есмь...

- Ладно, ладно, - поспешно сказал Путин, ставя в угол скипетр. - Князь уже уходит.

- Княяяяяязь, - с удовольствием протянул Жириновский. - Вот это жизнь, вот это я понимаю! Давайте выпьем, Владимир, сухого вина!

- Вова, шевели уже оглоблями, - с раздражением сказал царь. - Заодно по дороге Лаврова в конюшне проверь, а то опять с сигаретой в зубах заснет, спалит все к чертовой матери.

- Будет исполнено, ваше благородие! - старательно пряча обиду, сказал Жириновский. - Царствуй на страх врагам, царь православный! Боже! Царя х...

Путин захлопнул дверь перед его носом и устало сел на амфору.

- Умаялся, матушка, - признался он. - Цельный день как краб на галерах, еще и этот жид пьяный пристал, как банная сопля.

- Ты его, Володенька, в острог сошли, - посоветовала Алина. - Нету у него почтения к власти царской, как есть нету. Видел, как он на меня смотрел, так бы и облизал бедра мои сахарные.

- Обязательно сошлю, матушка, я их всех сошлю, - пообещал Владимир Второй. - Вот только сосну чуток. На помазании крымской мадеры выпил, хреново мне что-то.

С этими словами Путин упругой молодой походкой прошаркал в опочивальню и, запершись на три замка, достал из-под матраса свежий буклет с подробными фотографиями мальчиков из пионерлагеря "Артек". Несколько минут лениво полистав страницы буклета, царь удовлетворенно зевнул и уснул с улыбкой на лице.

...Разбудил его треск ломаемой двери. Жуткие черные фигуры, освещаемые бледным светом ночника, ворвались в опочивальню и, бросившись к кровати, обнаружили, что она пуста.

- Птичка улетела, - сказал глава царской охранки Александр Бортников, заходясь истерическим смехом. - Нам всем п#здец.

- Нэт, нэ п#здэц, - рассудительно сказал глава Чеченского княжества Рамзан Кадыров. - Я знаю этого шакала, он по ночам спыт в шкафу, боится пакушэний.

С этими словами он открыл шкаф и с победным возгласом выволок оттуда дрожащего Путина, одетого в ночную рубашку и колпак, расшитый медвежатами.

- Гавары: Чечня - круто! - велел Кадыров и с нескрываемым удовольствием ударил царя в живот. - Ну, гавары! Чечня - круто!

- Я снимаю, я снимаю! - жизнерадостно закричал премьер-министр Медведев, тыкая пальцами в айфон. - Это же память на всю жизнь.

- Ах ты гребаный айфоня, и ты туда же! - возмутился Путин. - Что вы вообще себе позволяете?!

- Кто нэ понял, тот паймет, - многозначительно сказал Рамзан и изо всех сил ударил царя по голове тяжелой табакеркой.

Владимир упал и, попискивая, пополз под кровать. Кадыров растерялся. Действительный статский советник Сурков быстро оттолкнул его в сторону, бестрепетной рукой вонзил в задницу Путина ледоруб и, пользуясь им, как рычагом, выволок царя обратно. Бортников накинул на шею Путина шарф и принялся душить. Владимир Первый задергался и засучил ногами. Медведев взял его крупным планом и держал так, пока царь не умер.

***

Путин очнулся в странном тесном помещении без окон и с одной дверью, закрученной на кремальерный затвор. Из мебели в помещении была лишь одиноко сидящая на полу фигура в камуфлированной форме, увешанной орденами, похожими на крышки от банок с вареньем. Фигура походила на обезьяну. На поясе у нее висел засаленный кортик.

- Где это мы? - севшим голосом спросил Путин у фигуры, присаживаясь рядом.

- Хер его знает, - сказал ополченец Моторола. - Я вообще на лифте ехал.

***

Министр иностранных дел Сергей Лавров и князь Жириновский возлежали на конюшне в стогу сухого сена и пьяными голосами сочиняли новый гимн России. Вокруг них валялась пустая дюжина шампанского, принесенная Владимиром Вольфовичем, и не менее пустой ящик водки, который был с собой у Сергея Викторовича.

- Из леса выходит старик, а глядишь - он совсем не старик, - икая, пел Лавров, - а напротив, совсем молодой, царь православный!

- Боже, царя храни! - закричал Жириновский. - Не, херня, надо другой гимн какой-то придумать. Например, "Боже, царя храни". Слушай, Лавруша, а чего этот хлев называется конюшня, а коней нет?

- Потому что я тут часто ночую, - туманно сказал Лавров.

- Вот оно как, - ревниво сказал Жириновский. - А меня вот царь-батюшка, между прочим, только что к себе в горницу приглашал. Заходи, говорит, князь Жириновский-Оболенский, мой самовар - твой самовар, балалайки хоть все забирай, только амфоры пополам, а хочешь, говорит, Алинку свою пожалую прямо с #лдака царского. Живи, говорит, у меня и будь за брата.

Над Ново-Огарево раздался жалобный собачий вой.

- Опять Панин собаку #бет, - поморщился Лавров. - Вот же дебил, бл#. А ты брешешь все, князь, бл#, видали мы таких князей. Сошлет тебя царь-батюшка в острог, и совсем скоро.

- А вот и ничего и не сошлет! - запальчиво вскричал Жириновский, багровея.

- Сошлет-сошлет, не сомневайся, - лениво пробормотал Лавров и, зевнув, откинулся головой на стог. - Что-то сморило меня, Оболенский.

- Спи, спи, Лавруша, - елейным голосом сказал Жириновский. - Только покури. Вот тебе "Царское Мальборо".

- О, - пробормотал Лавров и уснул, чмокая сигаретой.

Жириновский аккуратно подкурил ему от золотой зажигалки и на цыпочках вышел из конюшни, не забыв заботливо подпереть за собой дверь. Торопливо попрощавшись с охранниками на выходе из поместья, князь вышел на заснеженную дорогу к своему лимузину и, натянув поглубже роскошную меховую шапку, стал ждать, опершись на капот.

Было холодно. Над конюшней уже начал куриться многообещающий дымок. В какой-то момент Владимиру Вольфовичу показалось, что он слышит далекий надсадный кашель Лаврова, как вдруг рядом с ним из темноты вынырнула фигура гигантского амбала и спросила смутно знакомым голосом:

- Слыш, а в тебя когда-нибудь стрыляли из автоматического оружия? Ну или там в машыну, которая тебя прыкрывала?

- Ах ты пес смердящий, ты как с князем разговариваешь? - надменно начал Жириновский-Оболенский, но тут в его печень вошла длинная заточка, и Владимир Вольфович умер.

Амбал быстрым движением сорвал с тела князя роскошную меховую шапку и, воровато оглянувшись по сторонам, легкой трусцой убежал по пенькам в ближайший лесок. Над резиденцией Ново-Огарево поднималось зарево от пылающей конюшни, в которой догорало тело незадачливого Лаврова.

***

Лавров и Жириновский одновременно очнулись в странном тесном помещении, в котором из мебели были только сидящие на полу ополченец Моторола и царь Владимир Первый Путин.

- Где это мы? - испуганно спросил Жириновский.

- Хер его знает, - сказал ополченец Моторола. - Я вообще на лифте ехал.

***

Официальная статс-дама МИД России Мария Захарова валялась в будуаре собственного дома и допивала из горлышка вторую бутылку водки за царя и отечество. Где-то за дверью шебуршился с пылесосом муж Андрей, мешая Марии сочинять саркастический твит про Обаму. Водка кончалась стремительно, мысли путались, и Мария, пытаясь сосредоточиться, перебирала свою коллекцию гильз Великой отечественной войны - поднимала их и разговаривала с ними, а когда она подносила гильзу к уху, было слышно, как деды кричат "Ура".

Неловко потянувшись за бутылкой, Мария рассыпала гильзы по полу и разразилась чудовищными проклятиями, обнаружив, что водки нет совсем.

- Что, Обама, думаешь, я расстроюсь? - разразилась Захарова пьяным смехом. - Да в рот я... О!

Быстро пошарив рукой между ящиками, содержавшими ее коллекции костей, пепельной присыпки для младенцев Алеппо и абажуров из человеческой кожи, Мария извлекла трехсотграммовую бутылочку жидкости для очистки унитазов "Боярышник", припрятанную для особого случая. Аппетитно хекнув, официальная статс-дама одним могучим глотком опрокинула в себя весь пузырек и занюхала коллекцией мыла из человеческого жира.

- Забористо, - радостно констатировала Мария и зычно крикнула через дверь: - Эй, Андрюша, голубчик, поди-ка сюда, я дам тебе тумаков.

На пороге будуара возник муж, одетый в костюм горничной. Сквозь легкомысленные кружева на его теле виднелись следы многочисленных щипков и сигаретных прижиганий, а в глазах стояла безысходность. Мария благосклонно дала ему тумаков и протянула каблук для поцелуя.

- Давай, глотай, не сачкуй, - грубо сказала она, чувствуя, как по телу разливается неприятная тяжесть, а в глазах быстро темнеет. - И гильзы собери, что-то я не вижу ничего, кто-то, кажется, внезапно выключил свет... Эй, ты здесь?

- Здесь, здесь, - буркнул муж со скрытым торжеством в голосе, которое Марии почему-то сильно не понравилось. - Как "Боярышник", хорошо вставил?

- Ты где его покупал, сука? - прошипела Захарова из последних сил, борясь с накатывающими судорогами.

- По интернету заказывал, на Метил.ру, - сказал муж. - У них сейчас акция, с такой скидкой дали, не поверишь.

Сняв с себя одежду горничной, Андрей брезгливо бросил ее на коллекцию гильз и, не удержавшись, робко пнул жену ногой, а потом с размаху надел ей на голову мусорное ведро и засмеялся. Но Мария его уже не услышала.

***

Захарова очнулась в странном тесном помещении, в котором из мебели были только ополченец Моторола, Путин, Лавров и Жириновский.

- Где я? - растерянно спросила Мария.

- Хер его знает, - сказал ополченец Моторола. - Я вообще на лифте ехал.

***

Наталья Поклонская брела по заснеженным улицам Москвы, высоко воздев над головой трусы, нацепленные на длинную палку в качестве хоругви, и в голове ее пел церковный хор, как в фильме "Бриллиантовая рука". В правой руке молодой депутат держала портрет Николая Второго с пририсованной головой Владимира Путина.

Голову Путина Николаю пририсовал пьяный Кобзон. Это случилось на торжественном ужине по поводу взошествия государя Владимира на престол - в тот момент Наталья как раз отлучилась в дамскую комнату, где у нее и украл трусы пьяный Жириновский, аргументируя свои действия тем, что купит ей новые, а эти заберет на память, но вместо того, чтобы исполнить обещанное, под предлогом отъезда в ГУМ улизнул обратно на банкет, где окончательно набрался и сделал вид, что уснул. Вернувшись к столу не солоно хлебавши, Наталья увидела, что на нее с хитрой улыбкой поглядывает Кобзон, вертя в руках коробку с фломастерами. Поначалу Поклонская не придала этому значения, а когда увидела, что случилось с портретом, было уже поздно.

Последним ударом по неокрепшей психике Натальи стал очевидный факт внебрачного сожительства божьего помазанника Владимира Путина с блудливой гимнасткой, в которую, вне всякого сомнения, вселилась проклятая душа сатанинского суккуба балерины Кшесинской - героини порнографического фильма "Матильда", сводившей Николая Второго с ума своими демонстративными перепихонами с Распутиным. По всему получалось, что Кобзон не зря испортил портрет Николая неумелым тролл-фейсом Путина. Ибо Кобзон и есмь новый Распутин.

В тот же самый момент, как Наталья поняла эту истину, с глаз ее спала пелена, а архангел Михаил сказал ей: "Убей". Рядом с Поклонской остановился дорогой автомобиль, и из него вышел широко улыбающийся Кобзон.

- Наташенька-с, какая встреча-с! - радостно приветствовал ее прославленный певец. - Позвольте представиться-с, граф Кобзон-Голенищев-Кутузов де Помпадур, пожалован-с орденом из личных рук-с государя-императора! А что это у вас на палке, кажется, трусы? Почему они такие грязные-с?

- Жириновский ботинки вытирал-с, - с ненавистью сказала Поклонская и, по наущению ангелов, стряхнула трусы в грязную лужу перед Кобзоном.

- Ах, не беспокойтесь-с, мадемуазель-с, я сейчас-с подниму-с, - галантно сказал Кобзон и наклонился над лужей.

В ту же секунду сзади в него почти на всю длину вошла карающая палка Поклонской.

- Огненный перст! - дико закричала Поклонская, вторя ангелам. - Вдовий плат! Осиновый кол! Сдохни, старец похотливый!

Высыпавшие из джипов сопровождения охранники знаменитого певца открыли запоздалый огонь, но смерть святой великомученицы Натальи уже ничем не могла помочь Кобзону, потому что он умер раньше.

***

Кобзон и Поклонская очнулись в странном тесном помещении, в котором из мебели были только ополченец Моторола, Путин, Лавров, Жириновский и Захарова.

- Где мы? - испуганно спросила Поклонская.

- Моторола, молчать! - резко сказал Путин.

- Хер его знает, - сказал ополченец Моторола. - Я вообще на лифте ехал.

- Да задолбал ты уже со своим лифтом, тупая обезьяна! - возмутился Жириновский. - Ты еще хоть какое-то слово знаешь?

- Хер его знает, - сказал Моторола. - Я вообще на лифте ехал.

- Дебил, бл#, - сказал Лавров. - А вообще, господа, у меня есть идея. Может, наш придурковатый герой не зря все время говорит про лифт?

- Лифт вождя, - улыбнулся Путин, поправляя колпак, расшитый медвежатами. - Я тоже про это подумал. Попаданцы. Все-таки они существуют.

- Чего-с изволите-с сказать-с? - осторожно поинтересовался Кобзон.

- Что он шпилит гимнастку! - рявкнула Поклонская, которой дружба с ангелами определенно добавила мужества. - Блядодейство вне лона церк...

Кобзон поспешно засунул ей в рот свой вспотевший парик.

- Есть такая знаменитая книга, называется "Лифт вождя", - невозмутимо сказал Лавров. - Там взорвавшийся в лифте герой России Моторола становится попаданцем - человеком, изменяющим историю в пользу отечества. Так вот, взорвавшийся Моторола приходит в себя в Особом Лифте товарища Сталина и, вооруженный энциклопедическими знаниями будущего, начинает бороться за Новороссию с предками бендеровцев. Не правда ли, товарищ Моторола?

- А хер его знает, - сказал Моторола. - Я в лифте ехал.

- Вот именно, - многозначительно сказал Путин. - Считается, что эта книга - выдумка, но она просто засекречена моим персональным указом. Посмотрите, какая на Украине сейчас пошла "зрада", а ведь это всего-то один дебил в лифте не туда заехал, а другой шоколадную фабрику зажопил! Короче, нет никаких сомнений, что мы все попаданцы, дорогие товарищи.

- И где-с ж мы сейчас-с? - спросил Кобзон. Глаза его лихорадочно блестели.

- В Особом Бункере товарища Сталина! - торжествующе заявил Путин. - Я тут теперь таких дел наворочаю!.. Я уже все продумал. Сталина можно, допустим, отравить диоксином, я возглавлю страну, и разбомблю Гитлера, и сделаю Трампа президентом на пять сроков раньше, и вторгнусь в Голландию, Гренландию и Сингапур, и начну, блин, ядерную войну, и это будет только начало! Вот что бывает, когда у бабушки вырастают половые органы дедушки!

- А я-с буду петь для товарища Сталина песню "День победы-с" сразу с 22 июня 1941 года-с! - просиял Кобзон. - Пусть думает-с, что это все из-за меня-с, а я еще и на радио умею-с, только не забыть Левитана удавить-с, зачем мне этот бездарь в конкуренты.

- А я могу с Риббентропом договориться, - задумчиво сказал Лавров. - А Поклонскую в прокуроры можно отправить, она такая дебилка, бл#, что сам Сталин от нее охренеет.

- А я... - начал Жириновский, расправляя плечи. - Я...

- А я товарищу Сталину станцую "Калинку-малинку", - перебила Мария Захарова пьяным голосом. - А если надо, то и отсосу.

- Не думаю, что до этого дойдет, - скептически заметил Жириновский.

В этот момент бункер сильно тряхнуло, снаружи что-то громко и тяжело бахнуло. За дверью раздались истошные вопли, перемежаемые крепкими русскими матюками. Попаданцы разом умолкли и превратились в слух.

- Ага, война уже началась, - быстрее всех смекнул Путин. - Ничего, ничего, мы вооружены историческими знаниями, а кое-кто и приемами дзюдо. Знать бы только, где находится сам бункер. Вряд ли это секретное метро под Москвой, хотя почему бы и нет...

Царь на цыпочках подошел к двери бункера и попытался было приложить ухо к кремальерному затвору, как вдруг тот начал поворачиваться. Путин отскочил. Дверь открылась, и перед насторожившимися попаданцами появился расхристанный матрос в форме военно-морского флота Российской федерации.

- Вы че, бл#, е..., сидите..., бл#, х...,...дарасы! - заорал матрос и с размаху дал Путину кулаком в морду. - #б...., мать! Дебилы, бл#дь! Тонем, нах... в...зду!

- Чего? - растерянно спросил Путин. - Тонем? Вы обкурились, что ли, матрос? Это же бункер, он не может утонуть.

- Какой, нах, бункер,...мать,...уй! - заорал матрос и попытался пнуть Путина ногой, но тот был настороже и проворно прыгнул на шею к Жириновскому. - Это атомоход "Курск", бл#!...ать вас в...пу мать,...уй! Полундра, на...й! Пи...ц! А, ну вас...уй, дебилы, бл#!

С этими словами матрос убежал, оставив люк открытым. Что-то опять бахнуло, соседний отсек заволокло дымом, крики усилились.

- Отставить панику, бл... мать... е... расы сто...уев в ж...! - заорал кто-то, очевидно, из старших по званию. - Путин - не х... собачий, он щас тут всех раком.... спасет нах...,...,...он же мир за яйца держит!

Путин поспешно вскочил и задраил люк.

- А че там, че там? - вяло спросила пьяным голосом Захарова, открывая глаза, в которых еще плескался "Боярышник".

- А хер его знает, - сказал Моторола. - Я вообще на лифте ехал.

Все посмотрели на него с завистью.


Василий Рыбников, "Цензор. НЕТ"
VEhrdlVXOU9SMHd3VEVoUmRtUkROREJNY2xGMmRFTjVTVTVEVXpCTVJGSm5aRU0wTUV4MlVYVk9RelZNZVM5UmIwNURLekJaU0ZKblpFTTBNRms0UFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 2 из 2
<<<1 2
Страница 2 из 2
<<<1 2
 
 
 
 
 
 вверх