EN|RU|UK
  624  9

 ЧТО БУДЕТ С ДЕТЬМИ ШПИОНОВ?

Что станет с сестричками из начальной школы в Монтклэре, штат Нью-Йорк, одна из которых была на дне рождения у друзей в то воскресенье, когда агенты ФБР забрали её родителей? А с годовалым и трёхлетним малышами в Арлингтоне, которых после ареста их родителей агенты оставили на попечение местных чиновников?

Мужчинам и женщинам, арестованным по подозрению в работе в составе российской агентурной сети в Соединённых Штатах Америки, если это обвинение подтвердится, грозит длительное тюремное заключение. Будущее их детей – семи детей, родившихся в Америке у четырёх супружеских пар – гораздо менее определённо.

Что станет с сестричками из начальной школы в Монтклэре, штат Нью-Йорк, одна из которых была на дне рождения у друзей в то воскресенье, когда агенты ФБР забрали её родителей?

А с годовалым и трёхлетним малышами в Арлингтоне, которых после ареста их родителей агенты оставили на попечение местных чиновников? А с братьями, которые учатся в Кэмбридже, штат Массачусетс – соседи видели их на прошлой неделе, они помогали родителям перебираться в новое жильё?

Сейчас родители братьев, официально носящие имена Дональда Хитфилда и Трэйси Ли Энн Фоли, в федеральной тюрьме, а их дети – один совершеннолетний, другой подросток - по словам соседей, живут дома одни. «Я жду важного звонка. Пожалуйста, не перезванивайте», - сказал один из братьев, Тим Хитфилд, в среду, перед тем, как повесить трубку.

Чиновники из министерства юстиции, говоря о неприкосновенности частной жизни, отказываются комментировать, какие меры они приняли, чтобы обеспечить уход за детьми лиц, подозреваемых в шпионаже. Дин Бойд (Dean Boyd), представитель министерства юстиции, заявил, что детей обвиняемых по делам, находящимся в ведении федеральной юрисдикции, обычно передают государственным агентствам по охране детства. «Мы признаем важность обеспечить уход за детьми в этом случае», - заявил он.

Каждая из четырёх супружеских пар, которым предъявлено обвинение – в документах обвинения говорится, что некоторые из них заключили брак по распоряжению руководителей российской разведки – имели детей, и чиновники из правоохранительных органов рассказали, что все обвиняемые в качестве опекунов для своих детей предложили кого-то из друзей. По словам официальных лиц, вопрос, будет ли передана опека над детьми этим людям – друзьям подозреваемых, на время, пока дело находится в производстве, будут решать агентства защиты детей в Виргинии, штат Нью-Йорк, Нью-Джерси и Массачусетсе.

Родственников у обвиняемых, которых власти называют российскими оперативниками, засланными на долговременную работу в США, в стране нет.

В двух случаях, может быть, о младших детях могли бы позаботиться старшие дети подозреваемых, считают официальные лица. У двух пар обвиняемых – Хитфилда и Фоли, и Вики Пелаез и Хуана Лазаро, Йонкер, штат Нью-Йорк, - по одному взрослому ребенку.

Федеральные официальные лица часто заранее ставят в известность службы защиты ребенка о предстоящем аресте, и координаторы службы работы с жертвами и свидетелями помогают обеспечить уход за детьми обвиняемых.Однако в данном случае, заявил сотрудник правоохранительных органов, «люди знали, что у них есть дети, и рассчитывали на это».

ФБР разрушил агентурную сеть, арестовав десять подозреваемых в Арлингтоне, Монтклэре, Йонкерсе, Манхэттене и Кэмбридже. Одиннадцатый подозреваемый задержанный на Кипре, пропал в среду, на другой день после того, как его выпустили под залог.

Следователи заявили, что подозреваемые неплохо встроились в американскую культурную систему, удачно замаскировав свое задание по сбору информации по таким темам как ядерное оружие и отношения США с Ираном. Наличие детей помогало им не выделяться из окружения.

38-летний сын Пелаэс и пасынок Лазаро, Уальдо Марискаль, называет арест своей матери «смехотворным» и считает его «политическим преследованием». «Мы не имеем к этому никакого отношения, - заявил Марискаль журналисту из El Diario, нью-йоркской газеты на испанском языке. – Моя мать едва умела говорить по-английски. И она станет говорить по-русски?».

Престон Бертон (Preston Burton), адвокат, представляющий интересы осужденных за шпионаж Олдрича Эймса (Aldrich H. Ames) и Роберта (Robert P. Hanssen), заявил, что дело о шпионаже может оказывать «чрезвычайно сложное» деформирующее влияние на семью, особенно, когда арестованы оба родителя.

Правительство «обычно пытается принимать меры, чтобы не допустить, чтобы члены семьи виделись с арестованными родственниками, - заявил Бертон. – Считается, что люди, обвиняемые в передаче секретных сведений, представляют опасность постоянно».

Сыну Эймса, Полу, в 1994 году, когда его родители были арестованы, было 5 лет. Юристы, занимавшиеся делом Эймса, пришлось просить о вынесении судебного решения для получения 500 долларов из замороженных средств семьи для ухода за младшим ребёнком. Из-за широкой огласки мальчику вместе с бабушкой пришлось уехать в Колумбию, где он родился.

До арестов большинство детей подозреваемых в шпионаже жили обычной, на первый взгляд, детской жизнью.

Майкл Зоттоли (Michael Zottoli) и Патрисия Миллз (Patricia Mills), арестованные в Арглингтоне, имеют двух детей. Их бывшие соседи из Сиэттля вспоминают, как родители возились со своим старшим сыном, которому теперь три года. На Маркетт стрит в Монтклэре соседи рассказали, что часто видели, как Ричард Мерфи гулял со своими дочерьми, 11-летней Кати и 7-летней Лайзой, до автобусной остановке, где они ловили машину до школы в Хиллсайде.

Девочки играли с соседскими детьми, часто катались на своих розовых велосипедах или играли в пятнашки или в другую игру с мячом, в «картошку». На днях они с другими соседскими девочками ходили в послеобеденное время за лимонадом.
VEhrNGRrdzVRekF3VEZoU1ozUkROR1pPUjBrd1RDOVJkVTVES3pCTU0xRnpUa015Wms1RFp6Qk1OMUpuWkVkQ01FeHFVbW96ZWxGdlpFTnZNRXBCUFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх