EN|RU|UK
  1537  87

 КОЛЛЕКТОРСКАЯ КОМПАНИЯ: СБУ ОБЕСПЕЧИВАЕТ ПРИБЫЛЬ "РОСУКРЭНЕРГО"

Отвечают ли действия конкретных руководителей государства и их желание поскорее рассчитаться со швейцарской компанией по решению шведского суда государственным интересам УКРАИНЫ? Хорошковский показал, что система госбезопасности для новой власти — это всего лишь коллекторная компания

«Ребята, мы все, на мой взгляд, глубоко ошибаемся. Тезис о том, что бизнес должен быть отделен от политики, — или идеалистический, или сумасшедший». Эта фраза председателя Службы безопасности Валерия Хорошковского максимально точно характеризует ситуацию, связанную с арестом экс-главы Государственной таможенной службы Анатолия Макаренко. Это дело следует рассматривать как важный прецедент в судебной и политической практике, который наносит очередной удар по остаткам правовой культуры в нашей стране. Теперь суд, оказывается, может посадить в тюрьму любого, в том числе самого высокопоставленного в прошлом чиновника за служебную халатность, даже несмотря на то, что факт совершения преступления и нанесения ущерба государству в результате этой «халатности» не установлен! Давайте рассмотрим эту интереснейшую новеллу в украинском правосудии, ибо ситуация дает возможность понять, что ждет нас всех в близкой и отдаленной перспективе.
Назначение виноватых

Итак, 23 июня в 11.00 Макаренко прибыл на допрос в СБУ по делу, возбужденному по ч. 5 ст. 191 (присвоение чужого имущества) против Игоря Диденко, бывшего и.о. главы НАК «Нафтогаз». Предмет предполагаемого хищения — 11 миллиардов кубометров газа, которые в 2009 году НАК принял на баланс согласно договору переуступки части долга с РАО «Газпром» (они как считает следствие, принадлежали на самом деле коммерческой структуре «РосУкрЭнерго»). В рамках дела расследуется деятельность и других должностных лиц, в частности сотрудников таможни, растаможивших газ как принадлежащий «Нафтогазу». Однако оснований для задержания Диденко следствие не обнаружило — и главный подозреваемый находится на свободе под подпиской о невыезде. Макаренко в хищении следователи не подозревают. И тем сенсационней стало сообщение, что сразу после допроса прямо в здании СБУ таможенник был арестован! Ему предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 167 («преступная халатность»). Т.е. человек, против которого возбуждено дело, находится на свободе, хотя как бы подозревается в совершении тяжкого преступления, а Макаренко, обвиняемый в халатности (от двух до пяти лет лишения свободы), получил от Печерского суда два месяца тюрьмы на период расследования! Парадокс: экс-главу ГТСУ обвиняют в том, что он… выполнял поручение своего непосредственного начальства. Но еще больший парадокс, что меру ответственности руководителей Макаренко, наличие в их действиях состава преступления суд и следствие не рассматривают.

15 июня президент Виктор Янукович дал поручение правоохранительным органам: «В первую очередь мы должны дать ответ — а куда этот газ подевался, где он находится?.. Кто в этом виновен, кто принимал решения, отвечают ли они украинскому законодательству или нет? Это злоупотребления или еще хуже?»

Откровенно говоря, чтобы выполнить поручение Виктора Федоровича, было достаточно зайти в Интернет и распечатать тысячи материалов, дающих исчерпывающее представление о том, «кто принимал решения». Правда не скрывается. Накануне судебного заседания по избранию меры пресечения задержанному Макаренко экс-премьер-министр Юлия Тимошенко заявила: «Я давала прямые команды на растаможивание этого газа, на подписание соглашений». В базе данных решений Кабмина общедоступно и приобщено к материалам дела поручение первого вице-премьер-министра Александра Турчинова об ускорении растаможки газа, который правительство на основании договора переуступки долга с «Газпромом» признало собственностью «Нафтогаза».

Более того, в марте 2009-го, когда Валерий Хорошковский был зампредом Службы безопасности, СБУ уже проводило следственные действия по данному вопросу. И даже произвело задержание сотрудника Энергетической таможни Тараса Шепитько. Однако оснований для возбуждения уголовного дела следствие не обнаружило. Шепитько был освобожден. Премьер-министр Тимошенко 4 марта 2009 года по этому поводу отметила: «Таможенник не совершил никаких преступных действий. Он растаможил природный газ, который Государство Украина в лице НАК «Нафтогаз Украина» купило у «Газпрома», — растаможил на НАК «Нафтогаз Украины»… Он не подчинился преступным приказам растаможить этот газ на коррупционной основе для теневой структуры RosUkrEnergo… 11 млрд. кубометров… Они официально и законно куплены, полностью растаможены и сегодня являются собственностью НАК «Нафтогаз Украины».

Однако СБУ возбудило дело о хищении газа якобы принадлежащего «РосУкрЭнерго» почему-то не против тех должностных лиц, которые отдавали приказы и которые несут полную ответственность за газовую сделку с «Газпромом», а против руководителей, выполнявших решение вышестоящего органа исполнительной власти — Кабмина. И Диденко, и Макаренко оформляли газ как собственность государства в соответствии с директивами правительства Украины. Правомочность действий премьер-министра, законность данного соглашения, не была оспорена, и не оспорена до сих пор ни Генеральной прокуратурой, ни каким-либо украинским судом. «Халатность» Макаренко состоит в том, что он «не удостоверил законность своих действий». Но каким образом? На каких основаниях должен глава таможни принимать такие решения — если ГПУ против Кабмина не выступала? А СБУ хотя и выступала против, но тем не менее Шепитько отпустили. Ведь таможня не принимает решения о законной принадлежности собственности. Таможня — не суд и не правоохранительный орган. Следствие подозревает, что Макаренко и его подчиненные нарушили ведомственные инструкции о порядке растаможки газа. Однако какие инструкции могут запретить таможне выполнить поручение руководства страны о растаможке на балансе государственного НАК «Нафтогаз» государственного газа, поступившего по официальному соглашению? Тут нелишне добавить, что «Газпром», оформивший договор переуступки, является таким же правомочным распорядителем имущества «РосУкрЭнерго», как и Дмитрий Фирташ. РАО контролирует 50% акций швейцарской компании, а Фирташ — 45%. Несмотря на договор «Газпрома» и «Нафтогаза» о переуступке части долга, сторона Фирташа не предъявляла никаких претензий к «Газпрому» по поводу сделки с НАКом. Впрочем, это скорее вопрос порядочности россиян, чем буквы договора, ведь в двустороннем контракте «Газпром» одним из пунктов вывел себя из круга возможных ответчиков за сделку… При этом, однако, речь идет об исключении гражданско-правовой ответственности «Газпрома». Что же касается уголовной ответственности его должностных лиц, то в случае наличия для этого достаточных оснований, такая уголовная ответственность не может быть исключена в силу положения гражданско-правового договора.

Резюме: у украинской юстиции есть веские основания сомневаться — а был ли газ украден вообще, коль скоро он официально поступил на баланс государства? Но почему-то нет никаких оснований сомневаться в нарушении должностными лицами таможни правил растаможки газа. Привели ли действия Макаренко к какому-либо ущербу? Это, оказывается, уже не столь важно. Если следствие придет к выводу, что Украина получила газ законно, Макаренко будет продолжать сидеть в тюрьме, потому что он якобы допустил нарушения, выполняя поручения руководства о растаможке законной государственной собственности.

В Украине меняются правила игры. Спроецируем на будущее. Условно говоря, налоговая, руководствуясь прецедентом, захочет наехать на предприятие, которое она подозревает в формировании фиктивного налогового кредита, — любое предприятие сейчас может попасть под колпак по данному вопросу. И, например, возбуждается дело по факту либо против собственника, а главбуха или директора садят в тюрьму — за проявление халатности в оформлении отношений с другой фирмой, которую подозревают в осуществлении фиктивной деятельности. Даже если следствие не установит умысла и вины собственника, его подчиненные будут сидеть в ИВС в общей камере, пока не надоест заказчикам... Конечно-конечно, Украина идет в Европу, и права предпринимателей у нас с каждым днем защищают все лучше и лучше, однако дело Макаренко создало прецедент с далекоидущими последствиями.

Или такой вариант: придет, допустим, следующая власть — и не сможет предъявить обвинение, скажем, Януковичу, что он украл «Межигорье». Все законно. Но возбудив дело по факту, можно будет посадить за решетку все руководство «Надра Украины» вместе с Джарты, которые провернули сделку, за ту же «служебную халатность» и «выполнение незаконных распоряжений», за которые сейчас закрыли Макаренко. Оригинально трактуемая «преступная халатность» позволяет посадить любого служащего, даже если факт самого преступления не установлен!
Процесс

О политическом характере ареста Макаренко говорят многие отличительные детали. Во-первых, время. Дело против Диденко ведется уже три недели. Однако Макаренко взяли только сейчас. А все потому, что неделю назад Макаренко присутствовал в Ялте на саммите глав таможенных служб стран СНГ. Несмотря на свою отставку, он был официально приглашен председателем Федеральной таможенной службы России Андреем Бельяниновым, поскольку саммит в Ялте был инициирован именно бывшим руководителем украинской таможни в прошлом году. Таким образом СБУ, чтобы не спровоцировать арестом еще и международный скандал, подождало завершения официальных мероприятий.

Во-вторых, избрание юрисдикции. Арест Макаренко был санкционирован Печерским судом Киева. В то время как ст. 37—42 Уголовно-процессуального кодекса Украины предполагают юрисдикцию суда либо по месту совершения преступления, либо по месту нахождения органа досудебного следствия. То есть либо по месту нахождения Гостаможни в Святошинском районе, либо по месту нахождения СБУ в Шевченковском районе. Почему же дело рассматривает Печерский суд? Разве местом преступления является Банковая? Очевидно, потому, что это самый лояльный в политическом плане и управляемый суд столицы.

В-третьих, любопытны фигуры исполнителей. Дело против генерал-лейтенанта таможенной службы, где на кону — 3 миллиарда долларов, ведет… нет, не ГПУ, а старший лейтенант СБУ Евгений Дронов, молодой человек, 26 лет. О неопытности этого следователя говорит показательная деталь: на процессе и прокурор, и судья оговорили запрет на съемку и демонстрацию их лиц присутствовавшими средствами массовой информации. Дронов очень не хотел, чтобы его снимали, и никаких комментариев не давал. Однако о своей официальной процессуальной возможности легко и просто избежать засветки Евгений, по неопытности, не знал и стал мишенью телекамер. Не менее забавен и выбор судьи. Изначально огласили, что дело будет рассматривать председатель суда Инна Отрош. Однако в результате заседание провела Мария-Маргарита Пылаева — самый молодой судья Печерского суда и по возрасту, и по опыту, ведь президент В.Ющенко сделал ее судьей совсем недавно, 22 декабря 2009-го. В политическом плане показательно, что Отрош в судейских и адвокатских кругах тесно связана с Андреем Портновым, экс-соратником Тимошенко, а ныне — заместителем главы администрации президента. Портнов был главным лоббистом назначения Отрош на пост председателя суда, и их отношения многие характеризуют как вполне дружеские и деловые. Пылаева до назначения судьей работала помощником Отрош.

Поэтому, в-четвертых, говоря о политической поддержке дела Макаренко, вполне логично предположить, что всю судебную операцию по его аресту непосредственно курировала Банковая и, возможно, лично Портнов. Видимо, так себе и представляет Андрей Владимирович «судебную реформу», которая, как он уверяет, является его сферой компетенции в ведомстве Сергея Лёвочкина. На самом же деле Портнов с большим искусством отвечает за зачистку в судах своих недавних коллег и товарищей. Портнов, по данным «ЗН», имеет непосредственное отношение к формулировке текста обвинения против Макаренко и судебному решению. И осуществляет он эту малоприятную для него функцию, разумеется, не по собственному почину, а выполняя распоряжения своего непосредственного руководства. Левочкина? Януковича? Или обоих сразу?

И здесь, в-пятых, возникает любопытнейшая дилемма. Раз всех, причастных к делу об «11 миллиардах газа» положено сажать в тюрьму, то вместе с Макаренко под конвоем должен быть и сам Портнов! Поскольку Андрей Владимирович в интервью очень подробно и интересно рассказал, что непосредственным автором соглашения между НАК «Нафтогаз» и «Газпромом» о переуступке долга по газу РУЭ был лично он. Именно Портнов принимал участие в переговорах и утверждении текста с Миллером. По данным «ЗН», юридические формальности Тимошенко и Портнов обсуждали с руководством «Газпрома» даже без участия глав «Нафтогаза» и Минтопэнерго. Вот откуда все началось-то… С какой целью Портнов оформлял договор — это злой умысел или халатность? Можно предположить, что в ближайшее время следователи СБУ допросят замглавы администрации президента, а Печерский суд вынесет решение об избрании для Андрея Владимировича меры пресечения на время следствия. Ведь его возможности повлиять на результат объективного расследования Дронова вряд ли уступают возможностям Макаренко. Конечно, это сказка. Да в ней намек: сегодня — Портнов одевает в законы и приговоры прихоти уже этой власти. В связи с чем следующая может с тем же успехом пересажать нынешнюю…

В-шестых, очевиден личный настрой руководства следствия против Макаренко. Вероятно, на Анатолия Викторовича крепко обиделись его бывшие сослуживцы по таможне глава СБУ В.Хорошковский и начальник Следственного управления И.Деревянко. Мелочность заметна — так, следователь запретил Макаренко в день суда бриться. Генерала поместили в изолятор МВД, и сидеть до суда ему придется опять-таки в милицейском СИЗО на Лукьяновке, а не в более «приспособленном» СИЗО СБУ в Аскольдовом переулке.
Цели

Почему же необходимо форсировать расследование по газу? Арест Макаренко важен для «РосУкрЭнерго» лишь как элемент легализации схемы по выбиванию денег из государства Украины. Надо доказать факт преступления, чтобы под эту сурдинку оформить компенсацию ущерба. Должны быть назначены преступники. Арест Тимошенко, которая по идее должна отвечать за все, власти невыгоден по политическим соображениям, чтобы не поднимать ей рейтинг. Это на Банковой понимают, о чем свидетельствует затихшая ГПУ, не шлющая более повесток видной оппозиционерке. Поэтому нужно назначить стрелочников, которых предъявят на процессе и на которых спишут тягостную для бюджета повинность в многомиллиардной компенсации никем не доказанного ущерба бенефициаров «РосУкрЭнерго». Потому что необходимо побыстрее капитализировать этот сомнительный долг государства перед швейцарской фирмой и ее реальными владельцами в активы — деньги, земли либо предприятия.

С другой стороны, не до конца понятно, что же лежит в основе решения Стокгольмского арбитража – полноценное решение независимых арбитров, основывающееся на исследовании всех представленных доказательств и правовой квалификации отношений сторон; либо же речь идет об арбитражном решении на согласованных сторонами условиях. По мнению юристов-международников, при последнем варианте – арбитражный суд, как правило, не исследует доказательств и не дает собственной правовой оценки действиям сторон, он лишь придает достигнутой между сторонами договоренности форму арбитражного решения. В тоже время, возбуждение уголовного дела и установление «виновных» может быть направлено на заполнение пробела правовой квалификации, присутствующего в арбитражном решении на согласованных условиях. Прояснить ситуацию в этом отношении могло бы обнародование текста принятого арбитражного решения. Основанием для такого обнародования является общественная значимость арбитражного решения, при которой право общественности на ознакомление с информацией преобладает над правом собственника информации на ее защиту (статьи 9, 32 и 33 Закона Украины «Об информации»). Однако, по каким-то причинам нынешняя власть не спешит обнародовать арбитражное решение, которое, по ее словам, обличает власть предыдущую.

Юристы обращают внимание на то, что сам по себе Стокгольмский суд не может обязать наше государство рассчитываться с «РУЭ» и его дольщиками. Арбитражное решение вынесено против «Нафтогаза» как корпоративного субъекта. Государство Украина не являлось участником арбитражного процесса. Более того, по законодательству Украины «Нафтогаз» является обособленным субъектом хозяйствования и государство не несет ответственности по его обязательствам (что подтверждается, например, пунктом 17 нынешнего устава «Нафтогаза»). В этой связи важно избежать подмены понятий «государство Украина» и «Нафтогаз»: арбитражное решение, вынесенное против «Нафтогаза» может быть исполнено за счет активов, являющихся собственностью самого «Нафтогаза»; другая государственная собственность не может быть взыскана в пользу РУЭ. Попытки заставить государство рассчитаться по долгам корпоративных субъектов имели место, но все они в подобных случаях были безуспешными.

Кроме того, коммерческий арбитраж не имеет надгосударственной силы. Фраза Виктора Федоровича о необходимости «выполнять решения европейских судов» свидетельствует о недостаточном понимании предмета. В Украине решения иностранных судов и международных арбитражей автоматически не действуют — у нас своя правовая и судебная системы. Украина автоматически не обязана выполнять решения Стокгольмского арбитража. Например, швейцарская фирма «Нога», по иску которой Стокгольмский арбитраж вынес решение против России, так и не смогла взыскать с РФ 1,4 миллиарда долларов, на которые она претендовала. После многолетней тяжбы обязательства России перед "Нога" были проданы за 27 миллионов долларов. Для исполнения в Украине решение Стокгольмского арбитража должно быть «легализовано» украинским судом по процедуре, установленной Гражданско-процессуальным кодексом Украины. При этом украинский суд должен будет установить, в частности, что арбитражное решение вынесено компетентным судом и не противоречит публичному порядку Украины (а в этом отношении – есть серьезные сомнения). И такой порядок не является украинским ноу-хау, он применяется в любой другой стране. Важно отметить и то, что в настоящее время на «Нафтогаз» распространяется мораторий в отношении принудительного исполнения судебных и арбитражных решений, установленный Законом Украины «О мерах, направленных на обеспечение стабильного функционирования предприятий топливно-энергетического комплекса». Желание нынешнего руководства Украины представить решение шведского арбитража в качестве истины в последней инстанции, которое следует немедленно выполнять, говорит о желании поскорее получить какие-то основания для легитимизации выплат «РосУкрЭнерго». Решение шведского арбитража стало основанием для возбуждения СБУ уголовных дел против Диденко и Макаренко, хотя факты, установленные шведами, наша юстиция до сих пор не признала в установленном порядке. Таким образом, председатель СБУ Хорошковский ввел интересное новшество в судебную систему Украины — оказывается, решения даже не иностранных судов, а коммерческих арбитражей уже могут быть основанием для возбуждения уголовного дела украинскими правоохранительными органами!

Быть может, СБУ стоит провести еще одно расследование — а отвечают ли действия конкретных руководителей государства и их желание поскорее рассчитаться со швейцарской компанией по решению шведского суда государственным интересам УКРАИНЫ? Ведь есть в СБУ специальный департамент контрразведывательной защиты экономики государства? Надеемся, он уже проверил заявления и документы служащих администрации президента и правительства, не так ли, Валерий Иванович? Если это не сделано, следующая власть вполне может квалифицировать возбуждение дела против Диденко и Макаренко как преступную халатность. Получается, и судья, и следователи, и руководство СБУ в случае, если дело будет когда-нибудь признано незаконным, также могут сесть за решетку за несоблюдение законных оснований своих действий? Судья Отрош, и взрослые сотрудники следственного управления СБУ эту возможность, очевидно, прекрасно осознают.

В заключение хотелось бы сказать, что строить экономическую стабильность без стабильности в обществе невозможно. Строить российскую модель ручного управления в стране, где векторы развития общества преломляются по Днепру, вряд ли стоит. Используя всю властную махину для обслуживания коммерческих интересов приближенных бизнесменов путем уничтожения всякой оппозиции, президент Янукович никогда не добьется ни объединения страны, ни развития экономики. Он лишь закладывает бомбу замедленного действия под свое правление. Закон надо в равной степени применять ко всем сторонам, и только тогда можно говорить о доверии и установлении новых правил игры. Пока же все по-старому — и мы наблюдаем очередной виток эскалации беспредела в государстве, когда закон остается пустой игрушкой в руках власть имущих и служит для освящения схем обогащения за счет державы. И значит, хаос будет усиливаться, несмотря на смену риторики.

Ведь Хорошковский показал, что система госбезопасности для новой власти — это всего лишь коллекторная компания…

VEhrdlVXNU9RM2N3VEhKUmMwNUhRVEJNV0ZGMlpFTTJNRXcxT0RCTFZGRjFUa2RCTUZsTVVYTk9SMGxtVGtOc01FdzNVbWRPUXlzd1dXcFJkWFJES3pCTVRGSm5aRU0yTUV4cVVYVlRPSFl3VEhKUmRuUkhRVEJaUkZKbk9VTXZNRmxpVVhWT1IxQm1Ua2RDTUZsUVVYUkllbEZ2VGtNck1GbElVbWM1UXpZd1dVUlNhbVJET1RCTVdGSm5Ua042TUV3MFBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх