EN|RU|UK
  968  22

 СТАЛИН ОККУПИРОВАЛ ГРУЗИЮ

В ходе войны августа 2008 года некий грузинский лидер предлагал российским солдатам тысячи долларов за то, чтобы разбомбить последнюю статую Сталина в Грузии, которая красуется в его родном городе Гори.

Шокированный российский офицер отказался. Но разбомбил в Гори все, что мог. Кроме памятника Сталину. Эту историю рассказал в конце апреля российской газете «Коммерсант» министр внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили. Это, конечно же, была шутка…

Шутка или нет, эта история наглядно показывает то, как недавнее прошлое беспокоит грузинское общество. По примеру своих коллег из балтийских стран и бывшего президента Украины Виктора Ющенко, грузинский лидер создал в Тбилиси музей советской оккупации и приказал взорвать памятники солдатам, павшим в «Великой Отечественной войне» (так в Советском союзе, а теперь и в России называют Вторую Мировую войну).

При всем этом город Гори не собирается убирать статую или закрывать музей Сталина. В Тбилиси же существует ассоциация «Сталин», представленная по большей части одним стариком, который живет среди реликтов прошлого, в окружении пыльных портретов и посвященных его герою книг. Его кабинет выглядит так, как это было принято в 30-х или 40-х годах прошлого века, со стилизованным под льва письменным столом и стоящей у лампы статуэткой диктатора. Из его окна открывается вид на памятник Сталину из белого мрамора. Его автором был сын «вождя» Василий, скончавшийся в 1961 году от явного злоупотребления алкоголем.

Председатель общества «Сталин» Григорий Ониани назвал этот дом «Ностальгия». «Это название не имеет ничего общего со словом «ностальгия», объясняет он. «Но» - это последний слог имени его дочери Нино, «Гия» - имя его сына, а «Стал» - это, естественно, Сталин. «Если кто-нибудь снесет последний памятник Сталину, я попрошу политического убежища в Цхинвали», говорит он о столице мятежной республики Южная Осетия, которая раньше носила гордое имя Сталинир.

Посвятить свою жизнь Иосифу Джугашвили этот человек решил ровно пятьдесят пять лет назад. Март 1956 года навсегда остался в памяти тогда еще 20-летнего студента экономического факультета, который был недоволен тем, как новое руководство дистанцируется от наследия скончавшегося в 1953 году вождя. В начале марта, «когда стало известно, что Хрущев собирается развенчать культ личности Сталина, молодой студент и три-четыре сотни его единомышленников собрались у стоявшей тогда еще в центре Тбилиси статуи генералиссимуса. 5 марта их было уже сто тысяч, а 9 марта – около полумиллиона, уверят Ониани. Страсти накалялись. Демонстранты отправились на почту, чтобы отправить телеграмму с требованием отставки Хрущева. «Я оставался у памятника. Мы услышали выстрелы. Потом увидели танки. Мы бросали в них камни. Они начали стрельбу. Люди падали. Я понял, что все это по-настоящему». После ареста студента быстро отпустили. Двенадцать его товарищей осудили за хулиганство. «Сегодня эти события представляют как первые выступления в пользу независимости Грузии. Все это ложь. Все это было ради Сталина и точка», - объясняет он. Унесшие несколько десятков жизней события марта 1956 года сегодня считают моментом, после которого Грузия отвернулась от Советского союза. Они перекликаются с яростными протестами против СССР в апреле 1989 года, когда русские танки раздавили выступления за национальную независимость.

Суверенитета стране удалось добиться лишь к 1991 году. А на следующий год война лишила ее Абхазии и Южной Осетии. Отделение мятежных провинций было подтверждено и конфликтом августа 2008 года. Россия тогда снова стала «врагом». В то время как в Москве говорят о двух столетиях общей истории, грузинские историки видят в этом лишь два века российской оккупации. Царской, а затем советской.

Сохранение музея Сталина в Гори объясняется тем, что «он привлекает туристов», говорит историк Джаба Самушия, преподаватель в Университете Тбилиси и автор одного из последних школьных учебников. Сталин в Гори – это то же самое, что Наполеон в Аяччо. Этот музей, который рассказывает о жизни Сталина и СССР до смерти диктатора, посещают лишь иностранцы. «Для наших сограждан Сталин может быть и грузин, но в первую очередь все-таки российский завоеватель», - считает Джаба Самушия. Как, собственно, и расстрелянный в 1953 году глава НКВД Берия или «покончивший с собой» в 1937 году Орджоникидзе.

В свою очередь созданный на скорую руку в 2006 году музей советской оккупации (финансируется фондом президента Саакашвили) принимает толпы школьников в сопровождении учителей истории. Его расположенные в национальном музее выставочные залы призваны напомнить, что при председателе сформированного в 1917 году грузинского Совета Ное Жордании Грузия отделилась от России в мае 1918 года и что эта новоприобретенная независимость была похоронена советскими войсками три года спустя. При этом ни слова не говориться о шедшей тогда борьбе мировых держав: после сепаратного Брест-Литовского мирного договора 1917 года регион попал под власть немцев и турок, тогда как французы и британцы стремились установить здесь свой протекторат.

Гид музея советской оккупации непременно показывает посетителям наиболее шокирующие экспонаты: фотографии расстрелянных большевиками в 1921 году кадетов или изрешеченный пулями деревянный вагон, где погибли захваченные «красными» пленники. Советский террор одинаково страшен для всех. Среди его жертв числится и член семьи президента страны. «Будь то царь или коммунисты, Россия уничтожила все наше дворянство», - говорит в заключении гид.

Заявление это, в общем-то, совершенно не соответствует исторической действительности, так как за редкими исключениями все грузинское дворянство стояло на стороне Российской Империи и русифицировалось. «Они даже стыдились говорить между собой на нашем языке», - признает Гоча Саитидзе из Института рукописей.

Независимая Грузия 1918 года стала основополагающим мифом для идеологии современной Грузии. Несмотря на всю свою эфемерность, она оставила в наследие целый ряд реформ: сделала грузинский язык государственным, боролась с неграмотностью населения, отделила церковь от государства и отдала землю крестьянам. Нынешняя историография видит в ней попытку объединения с Европой, от которой Грузия была искусственно отрезана двумя империями: османской, которая обрубила проходивший через византийские земли шелковый путь, и российской, которая в итоге ее поглотила.

В отличие от украинцев и белорусов, грузины явственно ощущают свою непохожесть. Язык, алфавит, фольклор, традиции – от русских они отличаются буквально всем за исключением лишь православной веры.

«Когда я еще учился в школе в этой атеистической советской стране нам говорили, что мы браться по религии, что Россия спасла Грузию от турок и персов. Сегодня нам всем известно, что она ее просто-напросто аннексировала», - вспоминает учитель истории Давид Мерквиладзе. В отличие от украинцев и прибалтов у грузин нет повода краснеть за поведение своей страны во Второй Мировой войне. Оккупировать нацистам ее так и не удалось, и значит коллаборационистов в ней тоже не было. По крайней мере в самой стране. Высокопоставленный грузинский чиновник в 1918-1921 годах Шалва Маглакелидзе нашел прибежище в Германии, где дослужился до звания полковника. Он помогал вербовать солдат в армию Вермахта из числа советских пленников грузинской национальности. Служили грузины и в частях СС, а также принимали участие в сражениях после высадки в Нормандии в 1944 году.

В 1954 году Маглакелидзе был похищен советскими агентами в Западной Германии, однако в ГУЛАГ он так и не попал. Его держали под домашним арестом в Тбилиси, где он и умер в 1976 году. Тем не менее, большую часть из завербованных им в лагерях 5-6 тысяч солдат ждал печальный конец.

«Я думаю, их нужно похоронить вместе с теми грузинскими солдатами, что погибли, сражаясь за Красную армию. И те и другие верили, что защищают свою страну», - говорит Джаба Самушия. «Чем напряженней становятся отношения с Россией, тем сильнее грузины ощущают потребность дистанцироваться от советского прошлого», - считает политолог Торнике Гордадзе. «Раньше люди часто говорили, что наши коммунисты не такие как в Москве». Тем не менее, в советское время и особенно в эпоху Брежнева грузинам все же удавалось добиваться своего благодаря коррупции и родственным связям. Сегодня же они стремятся в Европу больше чем какой-либо другой народ Кавказа. «Некоторые историки полагают, что византийское наследие отклонило нас от пути в Европу и что православие создало модель авторитарной власти», - подчеркивает политолог.

Изучив Грузию в рамках десятилетий совместной с Россией истории, а затем как независимое государство, авторы школьных учебников сегодня ставят страну в международный контекст. «Мы можем лишь сообщать людям факты», - объясняет преподаватель истории Давид Мерквиладзе, который как раз занят разработкой пособий для школы. «Прошлое отнюдь не довлеет над настоящим. Оно не дает никаких политических решений. Грузины и турки долгое время были врагами. Сегодня они сотрудничают. Так же могли бы поступить и русские с грузинами, если, конечно, Москва сможет отказаться от своих имперских амбиций».
VEhrdlVXOWtSME13VEVSUmRUbEROREJNTUhaTU9VTTBNRmxJVW1kMFF5c3dXVVJSZFU1SFVHWk9RMVF3V1VSU1p6bERNekJNYWxKcWR6MDk=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх