EN|RU|UK
  1794  15

 РУМЫНО-УКРАИНСКАЯ "ДРУЖБА" ИЛИ ПАРТНЕРСТВО С ПОДТЕКСТОМ

Решение Гаагского суда, к сожалению, так и не дало исчерпывающего разъяснения по румыно-украинскому спору вокруг острова Змеиный. А в определенных кругах уже заговорили об угрозах потери острова Майкан, в рамках амбициозного проекта соседей "Романия-Маре" (Великая Румыния)...

Румыния остается одной из тех стран, с которой Украина до сих пор не урегулировала спорные территориальные вопросы. Похоже, что и международной судебной инстанции не удалось разрешить этот спор, ведь резолюцию Гаагского суда каждая из сторон пытается трактовать в свою пользу. Обиднее всего, что и в Украине на этот счет до сих пор не существует единого мнения. Одни политики считают, процесс по Змеиному чуть ли не победой, другие – полным провалом на международной арене. На фоне дележа территорий шельфа Черного моря, возникает еще один территориальный спор – вокруг необитаемого острова Майкан на Дунае, по которому проходит украино-румынская граница. О «подводных течениях» румыно-украинских отношений и «территориальных» границах конфликта с южным соседом наша беседа с директором Центра исследований проблем гражданского общества Виталием Куликом.

- Официально территориальных претензий к Украине Румыния не выдвигает, в том числе и по острову Змеиный, - поясняет Виталий Александрович. - В 1997 году был подписан Большой договор, который был расширен еще несколькими договорами о границе, определяемой по сухопутному участку. За рамки этого договора были исключены экономические зоны на шельфе Черного моря, поэтому вне договора оказался и остров Змеиный.

Прошло время и Румыния начала проводить политику недружественную, с моей точки зрения, политику против Украины. В первую очередь это было связано с вытеснением Украины из транспортных коридоров на Дунае и по Черному морю. Создавались искусственные препятствия по строительству канала «Дунай-Черное море». В такой же тональности велась соответственная политика румынской стороной и в Евросоюзе. А с 2001 года, когда выяснилось, что в шельфе Черного моря обнаружены залежи нефти и газа, пусть небольшие, но достаточные для рентабельной добычи, Румыния начинает активную деятельность по продвижению своих интересов по установлению контроля над спорным территориями в Черном море.

- Украина могла отстоять свои позиции по шельфу в международном суде?

- Решение Гаагского суда могло быть иным. Этого суда вообще могло не быть. Мы могли защитить национальные интересы в этом вопросе. Хочу напомнить, что по решению Гаагского суда Румынии отошла именно та часть шельфа, где производились геолого-разведывательные работы «Черноморнефтегаза». А на доставшейся, согласно решению Гаагского суда, Украине части шельфа мощных геолого-разведывательных работ не велось. Фактически Украина потеряла конкретные месторождения, на которых могла зарабатывать.

- Почему такое решение стало возможным?

- Во-первых, потому, что Украина не проводила информационной и политической кампании в Евросоюзе, не велись дискуссии в международных институциях и в рамках деятельности ООН. А начиная с 2004 года, украинский МИД вообще избрал политику «евроидиотизма», иначе это назвать не могу. По сути - это сдача интересов государства в диалоге с Евросозом за обещания перспектив европейского членства. Любая критика Румынии, как члена Евросоюза и НАТО, в рамках Евросоюза не поддерживалась и не проводилась. Официальный Киев рассматривал Румынию как адвоката Украины для интеграции в Евросоюз и НАТО, наравне с Польшей. Однако если Польша действительно проводила политику содействия продвижения Украины в Евросоюз, то румынская сторона, вопреки заявлениям и декларациям, поступала с точностью до наоборот.

Во-первых, мы проиграли информационную кампанию, во-вторых, мы проиграли суд. Теперь у нас появились болевые вопросы румыно-украинских отношений, требующие немедленного разрешения. Ситуация с островом Майкан и вообще ситуация на Дунае. Повторюсь, официальных претензий румынской стороны на украинские острова в этом регионе нет. Но есть определенные политические заявления отдельных политиков о том, что в связи с изменением фарватера реки Дунай, изменилась граница. Фарватер изменился, Майкан оказался вне фарватера. Таким образом, Румыния может претендовать на этот остров. На этом песчаном безлюдном клочке земли живут очень редкие утки. Нет там никаких полезных ископаемых. Но этот вопрос уже становится политическим. Я считаю, что защищать стоит все территории, которые мы считаем своими. Для Румынии какие-либо территориальные уступки могут иметь геополитические последствия. Ведь это означает установление лидерства в Черном море.

- А каковы наши позиции на Черном море?

- Украина не является лидером в черноморско-каспийском бассейне. Мы это лидерство потеряли в 2004 году. Пора восстанавливать свои позиции и проводить политику сдерживания амбиций наших западных или восточных партнеров по установлению своего контроля в Черном море. Прежде всего, Украина должна возобновить работы по строительству канала «Дунай-Черное море», канал должен быть открыт.

- С чем связана столь «недружественная» политика Румынии? Прямо, имперские амбиции какие-то…

- Многие эксперты связывают такую политику Румынии со слухами о якобы расширении Румынии, некий проект «Романия-Маре» (Великая Румыния). Есть мнение, что Молдова через некоторое время окажется в составе Румынии. Я лично считаю, это мифом, который выгоден конкурентам Румынии, причем, не только нашим друзьям. Но в связи с этим, хотел бы затронуть еще один болезненный вопрос. Он связан с румынскими общинами на территории Украины и украинскими общинами в Румынии. Ситуация складывается ассиметрично, и опять не в нашу пользу. Политика Бухареста – это эффективная политика по защите национальных интересов румын и защиты своих соплеменников за рубежом. Им предлагается гражданство, Румыния содействует культурному развитию общин на территории соседних государств и в местах компактного проживания этнических румын, государство материально поддерживает студентов, общественные организации, ведет активную информационную кампанию по развитию всего румынского. В то же время, украинская сторона практически самоустранилась от поддержки украинцев в Румынии. Более того, до 2010 года некоторым СМИ чиновники МИДа рекомендовали не критиковать румынские действия по отношению к украинцам в Румынии, не ездить туда и не общаться с украинцами в Румынии. Это ли не политика «евроидиотизма»?

- Так что там насчет расширения Румынии? Почему вы считаете это нереальным и чем это грозит Украине?

- Я считаю, что речь идет не о расширении Румынии. Я просто уверен, что вскоре просто будет две румынские державы - Молдова и Румыния, и будет существовать культурное пространство, распространенное за пределами территориальных границ Румынии. Оно и будет включать, в частности, Молдову и некоторые регионы, где компактно проживают румыны. Вот в этих регионах Румыния и будет ревностно защищать свое культурно-информационное присутствие.

- То есть в Украине…


- Я думаю, что это культурное пространство будет расширяться за счет Одесской области, где компактно проживают румыны, а также в Черновцах и на Буковине. Скажу откровенно, в Одесской области есть определенные трудности с распространением румынского влияния. Просто молдаване, проживающие в Одесской области, не совсем хотят быть румынами. А вот в западном регионе совершенно иная ситуация. Вопрос самоидентификации румынского населения на территории Черновцов-Буковины, однозначен. Там народ двумя руками за евроинтеграцию в составе… Румынии. Посему, я уверен, что Украина должна строить свои отношения в духе мультикультурализма: признания права наций на свое культурное развитие, однако не во вред собственным интересам. В том числе и в вопросе контроля над этими территориями. Это, прежде всего, вопрос обеспечения территориальной целостности государства.

Подтверждает «агрессивное» поведение Румынии в Одесской, например, области и лидер партии «Родина» Игорь Марков (г.Одесса). Он прямо заявляет, что румынское правительство ежегодно выделяет порядка 700 млн. долларов на поддержку румын за рубежом. Огромная часть этих денег направляется на формирование общественного мнения по «румынскому вопросу», на развитие румынской церкви, в том числе и на юге Одесской области. А еще - на выдачу румынских паспортов. Дескать, в Румынии уже открыто говорится о том, что территория Бессарабии должна войти в состав Румынии.

- Самое страшное, что сегодня любой румынский бронетранспортер, перейдя границу с Украиной, спокойно доедет до Киева и по дороге не встретит ни одного украинского солдата, - нервничает Игорь Марков. - Когда в Одесской области постоянно находилась отдельная бригада, базировались воинские подразделения, ни у кого и мысли не возникало предъявлять нам какие-то территориальные претензии. За последние пять лет Украина, к сожалению, деградировала и в военной сфере. На Юге практически не осталось украинских войск. А румыны на Дунае держат несколько военных судов. Недавно наблюдал, как вышла в море румынская флотилия и … три украинских катера. Два заглохли сразу, один с горем пополам вышел в море. Естественно, такие ситуации дают повод думать, что кто-то может претендовать на наши территории. Тем более, после преступной сдачи территории вокруг острова Змеиный…

- К сожалению, многие проблемы в этом регионе корнями уходят во времена распада Советского Союза, - считает Григорий Маракуца, экс-спикер парламента Приднестровской Молдавской Республики (г. Тирасполь). – Обострились и проблемы в районе Приднестровья. Есть только три пути их решения: путем переговоров – дипломатическим, юридическим – в международных судах, и война. Чтобы вести грамотную дипломатическую «войну», нужны профессионалы. И в Украине, да и в Молдове предметный диалог с оппонентами вести было некому. Оказалось, что у нас нет достаточно сильных не только дипломатов, но и международных юристов, способных отстоять интересы государства на международной арене. Румыния, в отличие от Украины, свои интересы защитить сумела. Меня трудно заподозрить в симпатиях к Румынии, но нужно быть реалистами. В данном случае румыны оказались умнее.

- Григорий Степанович, но вы так спокойно называете это слово – война. Неужели это возможно? Украины с Румынией?

- До войны, хочется надеяться, никогда не дойдет. Но опасность такая существует. Просто хочу заметить: чтобы защитить свои интересы, нужно быть готовыми и к такому развитию событий.

- А ваше видение проекта Великой Румынии?

- Относительно Молдовы и Румынии, я считаю, судьба этих двух государств аналогична судьбе двух Германий. Рано или поздно они объединятся в одно государство. Через 5, 10 лет или 15? Но это произойдет. И никто им не сможет воспрепятствовать. Мне кажется, это произойдет тогда, когда ситуация в Румынии станет привлекательной для молдаван. А с учетом того, что ежегодно Румыния выдает порядка 150-200 тысячам граждан Молдовы румынские паспорта, то рано или поздно из 2 млн. 600 избирателей полтора миллиона будут иметь гражданство Румынии. Не трудно догадаться, каков будет выбор граждан.

У эксперта Дмитрия Заборина, автора монографии «Румыния против Украины», изданной еще задолго до проигрыша в Гаагском суде, свой, исторический взгляд на ситуацию в этом регионе.

- Румыния в суде использовала позицию жертвы, несправедливо обиженную во время послевоенного мировоустройства, - поясняет Дмитрий Заборин. – Была разыграна карта незаконного отторжения исконно румынских территорий после второй мировой войны. Эта позиция очень удачно легла на ситуацию внутри Украины. Напомню, в то время наши политики пытались осуждать все, что было связано с Советским Союзом. А отношение к Советскому Союзу автоматически переносится на Россию. Если бы союзником на процессе выступила Россия, этого не произошло бы, ведь соответствующие договора о разделе территорий, демаркации границ, были должным образом после распада СССР урегулированы. Требовалось только подтверждение этих фактов на процессе. Но, Украина тогда находилась с Россией в очень натянутых отношениях.

- Я считаю, что украинскому обществу нужен консенсус в вопросах истории. Нужно просто признать, что все страницы истории Украины являются историей Украины, в том числе и советский период, и установление послевоенных границ. Точка. Любые попытки пересмотреть историю повлекут попытку пересмотра существующих украинских границ. Причем, не только с Румынией. Украина ведь состояла из нескольких частей, - предупреждает историк.

Однако не все в Украине считают позицию румынской стороны столь уж угрожающей. К примеру, эксперт по региональному развитию Владимир Лупашко уверен, что рассматривать вопросы румынской угрозы Украине просто смешно.

- Эта проблема мне кажется очень надуманной и неестественной, - говорит эксперт. - Румынии, исходя из ее членства в Евросоюзе и НАТО, какие-то территориальные поползновения или претензии к другим государствам попросту запрещены. Да и «сползание» Молдовы в Румынию в данный исторический момент также невозможно. Это не выгодно элите, находящейся сегодня при власти. Я считаю, что вопросы румыно-украинских отношений нужно рассматривать не в контексте возможной угрозы, а как урок отстаивания своих интересов на международном уровне. Это экзамен на нашу состоятельность как государства. К сожалению, пока мы его не сдали…
Источник: Виктория ВЛАДИНА для Цензор.НЕТ
VEhrNGRrdzVRMVF3VEVSUmRETjZVWE01UjBFd1RFUlJkbVJETkRCWllsRnpTSHBSZGs1REt6QlpSRkYwV0hwUmJFNUhSREJNTTFGelRrTTFaazVEV0RCTWVsRjBaRU0wTUV3elVtazVRelZtVGtObk1GbFFVWFpPUjB3d1RETlJkVTVIVUE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх