EN|RU|UK
  1059  12

 ИНТЕРНЕТ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ СВОБОДА

Сейчас мы только начинаем осознавать важность современного аналога «Радио Свобода» — Интернета и онлайн-ресурсов. Между тем, к защите свободы серверов пора отнестись со всей серьезностью.

Насколько же проще было вести информационные войны во времена холодной войны! Ключевую роль в подрыве коммунизма играли тогда государственные радиостанции «Свобода» и «Свободная Европа», доносившие новости до тех, кто жил за «железным занавесом». На Западе же, в свою очередь, все понимали, насколько эти радиостанции ценны, несмотря на все дополнительные издержки, которых требовала необходимость пробиваться сквозь «глушилки» репрессивных режимов.

Сейчас мы только начинаем осознавать важность современного аналога «Радио Свобода» — Интернета и онлайн-ресурсов. Между тем, к защите свободы серверов пора отнестись со всей серьезностью.

Технология сегодня помогает диссидентам всего мира делиться информацией, общаться и координировать действия через такие ресурсы, как Twitter, Facebook и YouTube. В настоящий момент эти компании лучше осознают мощь своих технологий, чем правительственные службы, в обязанности которых входит защита Интернета.

Впрочем, на прошлой неделе министерство финансов США, по крайней мере, дало понять, что оно не запрещает подобным компаниям помогать диссидентам. Оно отменило запреты, мешавшие им предоставлять частным лицам в Иране, Судане и на Кубе сервисы для просмотра интернет-страниц, ведения блогов, обмена электронной почтой и мгновенными сообщениями, участия в социальных сетях и размещения фотографий и видеороликов—другими словами, снабжать местную политическую оппозицию, активистов и журналистов необходимыми инструментами.

Исходно экспортные ограничения должны были ослаблять авторитарные правительства, предотвращая экспорт технологий в определенные страны. В итоге же, такие компании как Microsoft, Yahoo и Google отказывались предоставлять многие из своих сервисов даже частным лицам из Ирана, Судана и Кубы.

На прошлой неделе департамент минфина по контролю за иностранными активами заявил, что он изменил правила для того, чтобы «обеспечить жителям этих стран возможность максимально реализовывать свое право на свободу слова и информации». Это стало запоздалым, но важным признанием разницы между вооружением современными технологиями репрессивных режимов и вооружением ими же отважных граждан, которым современные средства коммуникации помогают распространять информацию о репрессиях.

Тем не менее, нам еще далеко до того момента, когда будет выработана четкая политика поддержки цифровых технологий, способствующих освободительному движению. Их потенциал не вызывает никакого сомнения. Прошлым летом иранская оппозиция после фальсифицированных выборов координировала действия через социальные сети и использовала для агитации снимки с сотовых телефонов. Маленькая колумбийская организация смогла вывести миллион людей на демонстрации против деятельности повстанцев ФАРК. Китайские диссиденты «прыгают через китайский файрвол» (по-китайски это называется «фань цян») и пишут обо всем - от скандала с поставками молока, отравленного меланином, до незаконных экспроприаций частной собственности.

Впрочем, авторитарным режимам современные технологии также дают новые возможности следить за критиками и карать их. Тегеран ограничивает доступ к Сети в преддверии запланированных протестов. Китай закрыл доступ в Интернет из беспокойного Синьцзяна после июльского восстания. Правительства пользуются прозрачностью социальных сетей, чтобы отслеживать недовольных и их союзников. Несмотря на то, что сейчас американские технологические компании могут предоставлять доступ к своим ресурсам, простые люди не смогут ими пользоваться, если этому будет препятствовать государство.

Таким образом, возникает вопрос: почему бы США не пойти дальше и не обеспечить гарантированный доступ к ресурсам сети жителям некоторых стран, таких как Иран? На прошлой неделе, объясняя перемены в политике экспорта технологий, госсекретарь Хиллари Клинтон намекнула на такую возможность, заметив, что США будут «поддерживать тех иранцев, которые хотят обходить» интернет-цензуру Тегерана. Полный обход цензуры—иными словами, предоставление иранцам доступа к ресурсам Сети независимо от политики Тегерана—стал бы важной инициативой.

Ученый из Гарварда Итан Цукерман (Ethan Zuckerman), основатель международного блог-агрегатора Global Voices, перечислил в этом месяце в своем блоге трудности, с которыми мы столкнемся на этом пути. Для примера он подсчитал, сколько будет стоить свободный доступ в Интернет через прокси-серверы для 385 миллионов китайских пользователей. Одна стоимость полосы пропускания, по его подсчетам, может превышать160 миллионов долларов в год, не говоря уже о серверах, маршрутизаторах и труде системных администраторов.

Эти издержки можно уменьшить, если гарантированный доступ будет предоставляться только к определенным сайтам и сервисам, например, к новостным и информационным сайтам и к социальным сетям. Свободный доступ в Интернет для не столь больших стран, например, для Ирана, будет стоить дешевле. Впрочем, г-н Цукерман не уверен в том, что Госдепартамент «может или хочет создавать и финансировать свободный доступ к Интернету». Впрочем, можно посмотреть на эту проблему иначе – подобный уровень расходов не превышает стоимости радиостанций времен холодной войны.

Победа в холодной войне была достигнута благодаря распространению – при государственной поддержке - информации о свободном мире. Для тиранов, которые боятся собственных граждан, новые инструменты – инструменты Интернета – будут еще страшнее, если внешний мир гарантирует доступ к ним.
VEhrNGRrdzVRelF3VEROU1ozUkRNVEJaUkZGMlpFTXhNRmxLT0RCTFNGRnVUa05a
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх