EN|RU|UK
  3103  52

 ИНАУГУРАЦИЯ: СЦЕНАРИЙ ДЛЯ ЯНУКОВИЧА

Площадь перед Центризбиркомом, на которой решено провести торжественную инаугурацию победившего кандидата, радует глаз обилием синего цвета. Памятник Лесе Украинке одет в целлофановую накидку «Наш Президент – Виктор Янукович»; таблички «Площа Лесі Українки» тщательно заклеены пленкой с надписью синим по белому «Майдан Виктора Януковича»

Отсутствие в госбюджете средств на инаугурацию Виктора Януковича-старшего, а также намерения «регионалов» короновать своего могучего лидера по-антикризисному дешево, сердито, со вкусом и какими-то там многочисленными изюминками, подвигло редакцию «Обкома» на непраздные размышления.

В итоге у нас получился свой вариант сценария этого замечательного мероприятия, которым мы и решили поделиться с его организаторами. Глядишь, и сгодится…

***

…Площадь перед Центризбиркомом, на которой решено провести торжественную инаугурацию победившего кандидата, радует глаз обилием синего цвета. Памятник Лесе Украинке одет в целлофановую накидку «Наш Президент – Виктор Янукович»; таблички «Площа Лесі Українки» тщательно заклеены пленкой с надписью синим по белому «Майдан Виктора Януковича»; тротуарная плитка аккуратно очищена от смерзшегося снега, сваленного, по настоянию службы безопасности Президента РФ, в две огромные кучи по бокам: эти господствующие высоты заняты российскими снайперами.

Американские негры-спецназовцы, обеспечивающие охрану Президента США, с аппетитом засели на втором этаже «МакДональдса» через дорогу, выставив в окна дальнобойную оптику. Что касается бодигардов самого инаугурирующегося, то они по-хозяйски расположились на крыше здания ЦИК, вооружившись помповыми ружьями, «заточками» и гранатами.

Майдан Януковича оцеплен по периметру тройным милицейским кордоном, ограждающим участников действа от «синих кульков», опоздавших на последний автобус «Киев – Донецк», и немногочисленных зевак из числа местных. Заградотряд «Беркута» выстроился также около красной дорожки, ведущей из подземного перехода станции метро «Печерская» (устроители решили, что Виктор Янукович, чья скромность в быту и на транспорте всем известна, прибудет на процедуру подземкой, с каковой целью метро на несколько часов было заблокировано для остальных пассажиров) к трибуне, которую специально притащили на майдан из Верховной Рады.

Перед трибуной стоят длинные ряды накрытых столов, за которыми сидят народные депутаты (пофракционно) и приглашенные. Отдельно располагается мягкий уголок для высоких зарубежных гостей. Самые почетные места отведены Президенту РФ Дмитрию Медведеву и Президенту США Бараку Обаме. Устроители праздника особо побеспокоились о специальном меню для дорогих партнеров: на столе перед Медведевым наличествуют литровая бутылка водки, блюдо с селедкой и небольшая сувенирная балалайка; Обаме предлагается корзина с бананами и волосатый кокосовый орех. Оба президента поглядывают на заготовленные для них гостинцы с явным отвращением, зато аппетитно втягивают носом сизый дым, валящий из расположенного неподалеку мангала, на котором жарит бараний шашлык, что-то напевая себе под нос, народный депутат Эльбрус Тедеев.

Над площадью барражирует гламурный итальянский вертолет, украшенный вездесущими синими шарами, транспарантом «Киевская мэрия поздравляет Его Высокопревосходительство Януковича В. Ф. с победой!» и двумя мегафонами, из которых льется песня в исполнении столичного градоначальника Леонида Черновецкого: «Ты просто бывший и незваный, но всё еще такой желанный!». Песня явно исполняется вживую. Впрочем, слышно мэра плохо: его перекрикивают с концертной сцены, оставшейся на площади со времен выборов.

На сцене выступают Потоп и Настя Поленских, одетые в синие кульки с символикой Партии регионов. Правая нога Потопа в гипсе, вследствие чего он танцует с помощью костылей, под глазом Насти красуется крупный припудренный синяк. Роль дирижера, не вставая из-за стола, исполняет бывший народный депутат Олег Калашников.

ПОТОП и НАСТЯ (поют): Вітя, Вітя – Україна! Анна Герман – у нас єдина!

ГЕРМАН (одобрительно похлопывая Калашникова по плечу): Молодець, пане Олеже! Сам слова написав?

КАЛАШНИКОВ (самодовольно): Не, Потоп накропал. Как ногу в тиски зажали, с него правильные рифмы так и посыпались... Может, когда искупят вину, отправим их на «Евровидение»?

АРТИСТ ВИКТОР РАВЛИК (возмущенно размахивая гитарой с надписью «Смерть легавым от ножа»): Какое им еще «Евровидение»? Они не заслужили! Это ж «поющие трусы» Юли! Я за Виктора Федоровича на майданах песни пел, пострадал за убеждения, отморозил себе, извините, в конце концов! Отправьте лучше меня! Я хочу быть народным! У меня деньги кончились! «Ні обіцянок, ні пробачень, все сталося само собою! Слова набули певних значень...»

ГЕРМАН (беззлобно): Відвали, чувирло. (Сердечно кланяется проходящей мимо Раисе Богатыревой): Раєчко, мої гратуляції! Чудово виглядаєш. Знову жирок відкачала?

БОГАТЫРЕВА (обаятельно улыбаясь): Нет, милая, это все здоровый образ жизни и кефирная диета. А ты, я смотрю, так и продолжаешь кушать мучное на ночь? Щеки уже как у байбака. Очки не давят?

…Пронзительный звук позывных, обычно предваряющих заседания Верховной Рады, прерывает светскую беседу любимых женщин Лидера. Настя и Потоп, подгоняемые увесистыми пинками Калашникова в мягкие места, покидают сцену и стремительно уносят ноги в сторону аэропорта «Борисполь». На трибуну вскарабкивается председатель Верховной Рады Владимир Литвин.

ЛИТВИН (плачет): Люди добрі! В далекому 1950 році, в глухому донбаському Єнакієві, Віктора Януковича народили його батьки...

ЛЕВОЧКИН (раздраженно кидая обглоданную куриную косточку в толпу голодных «синих кульков», где за нее сразу же начинается небольшая драка): Вова, вот только опять не начинай! Задолбал ты уже своим рыдаловом. Давай, вытирайся рушником и объявляй выход Лидера! Десять часов уже.

ЛИТВИН (закрывая лицо рушником): А-а-а-а! Не можу зупинитися! Я ж спікер, і Віктор Федорович обіцяв народити мене вдруге! (Громко сморкается). Люди добрі, що ж я роблю, сльози душать мене!..

ШУФРИЧ (грубо): Короче, Вава!

ЛИТВИН: Коротше, я запрошую на цю трибуну для інавгурації нового Президента України – Віктора Федоровича Януковича!!

Черновецкий на вертолете закладывает крутой вираж и врубает гимн Украины. Взгляды присутствующих концентрируются на выходе из станции метро «Печерская», откуда уже появляется фигура победителя. На Януковиче надето глухое пальто до пят, лицо полностью скрыто капюшоном. Он быстро шагает по красной дорожке, то и дело поворачиваясь по сторонам и приветственно размахивая руками в варежках.

КОЛЕСНИКОВ (подозрительно): Слушайте, господа, а вам не кажется, что наш Лидер стал ниже ростом? (Достает сигарету и начинает рыться в карманах в поисках зажигалки).

ЛУЦЕНКО (поспешно подскакивая и чиркая спичкой): Вот, Борис Викторович, пожалуйста…

КОЛЕСНИКОВ (прикуривая): Спасибо, Юрчик. Свободен.

ЛУЦЕНКО (радостно подпрыгивая): Свободен? Вы не шутите?! Ура! Может, еще что-нибудь желаете, Борис Викторович?

В это время Лидер, крутнувшись на ходу особенно сильно, запутывается каблуками в дорожке и падает навзничь, грязно ругаясь ломким голосом. Из-под задравшейся полы пальто высовываются полные икры и белые туфли на высоких каблуках, а под слетевшим капюшоном обнаруживается лицо и коса премьер-министра Юлии Тимошенко. Она вскакивает и со всех ног бросается к трибуне.

КОЛЕСНИКОВ (размахивая руками): Самозванка! Держите её! Юра, фас!

Луценко с улюлюканьем, вытаскивая на ходу свисток, бросается вслед за Тимошенко, депутаты от Партии регионов выдвигаются наперерез. Анна Герман умело подставляет премьер-министру ногу, и на красной дорожке немедленно образовывается дружно матерящаяся куча-мала.

ЛУЦЕНКО (тяжело дыша, выкручивает Тимошенко руку): Ну что, добегалась, воровка?! Хотела вместо нашего дорогого Виктора Федоровича инаугурацию принять?! Не выйдет!

ТИМОШЕНКО (хрипло): Пусти, предатель! Донецкий подпевала!

ЛУЦЕНКО (краснея): Заглохни, тимошенница проклятая! Ты мне всю жизнь поломала. Вот я тебе сейчас (вытаскивает из рукава дубинку)…

КОЛЕСНИКОВ (строго): Юра, фу! Не надо здесь международного скандала, ты не во Франкфурте. Усади ее за стол и следи, чтоб не убежала…

В это время ряд депутатов под предводительством Эльбруса Тедеева в белом фартуке бросаются в метро и спустя несколько томительных минут выводят оттуда под руки пропавшего Януковича. На голове Лидера красуется огромная шишка.

ЯНУКОВИЧ (обиженно): …Гадина, между эскалаторами подстерегла и поленом по голове жахнула! Где эта кобыла? Я ей сейчас, как говорят, по роже наваляю…

ТИМОШЕНКО (дерзко): Давай, давай, бугай, побей беззащитную женщину на глазах у международной общественности!

ЯНУКОВИЧ (осторожно косясь на галерку с зарубежными гостями): Ладно, как говорят, предъявим… О! А это что еще за черномазый?

ГЕРМАН (шепчет в ухо Лидера): Це Президент Америки Барак Обама.

ЯНУКОВИЧ (с сомнением): Что еще за Барак? Гм… А Кондолиза где?

ТИМОШЕНКО (громко): Вы слышали? Вы это слышали?! Янукович обозвал господина Барака Обаму грязным ниггером!

Луценко быстро закрывает ей рот синей салфеткой с символикой Партии регионов.

К Януковичу торжественно подходит его супруга Людмила. В руках у нее дымящаяся кастрюля, обмотанная махровым полотенцем, чтобы не остыли пирожки.

ЛЮДМИЛА: М-м-м-м. М-м-мм…

ЯНУКОВИЧ (удивленно): О, блин. А кто это моей Люсе рот скотчем заклеил?

ГЕРМАН (строго): Це я, Вікторе Федоровичу. Повірте мені, так буде краще...

ЛЮДМИЛА (возмущенно вращая блестящими от слез глазами): М-м-м-мм! М-м-м-мм!! М-м-м-ммм!!!

ЯНУКОВИЧ (глядя в сторону кастрюли): Люся, так надо. Ты Анну Николаевну слушайся, она свое дело знает. Давай я лучше пирожков твоих, как говорят, попробую.

ГЕРМАН (строго): Не треба. Хто її знає, чого вона в них напхала.

ЯНУКОВИЧ (смущенно): Ладно, Люся, я потом поем, дома, хорошо?

Герман делает незаметный знак нардепу Лукьянову, и тот, крепко ухватив Людмилу за локоть, уводит ее с глаз долой. Янукович величавым шагом продолжает свой путь по красной дорожке.

ТИМОШЕНКО (выплевывая салфетку): А ну стоять! Попрошу минуточку внимания! Господа Президенты, дорогие зарубежные партнеры! Пользуясь случаем, я хочу представить вам наблюдателя от ОБСЕ, который был свидетелем многочисленных фальсификаций, с помощью которых Янукович обманом пришел к власти!.. Пожалуйста, господин Джон Смит, подойдите к нам, чтобы мы все вас видели.

Через милицейский кордон неуверенно просачивается мужчина в черных очках, с длинными волосами и бородой до пояса а-ля «Зи Зи Топ». На плаще мужчины красуется большой бейдж в надписью: «Dzhon Smit, nabludatel ot OBSE».

СМИТ (неуверенно): Господа, я есть быль наблюдател от ОБСЕ на виборах ин Юкрайн, спасиба-пожалуйста…

ТИМОШЕНКО (требовательно): Ну?

СМИТ: И вот я видель… Э-э-э…

ТИМОШЕНКО (ласково): Ну же, господин наблюдатель, не стесняйтесь. Расскажите нам как на духу: что вас беспокоит больше всего?

СМИТ (облегченно улыбаясь): Мамо, цэ я, твий сынок. Дай мне грошей на бензин…

ТИМОШЕНКО (злобно): Баран!

Проницательный нардеп Лавринович, нехорошо улыбаясь, подходит к наблюдателю и срывает с него очки, парик и бороду. «Наблюдателем» оказывается зять Тимошенко Шон Карр.

КАРР (жалобно) Здрастуй, мамо, цэ я, твий сынок.

ТИМОШЕНКО: Да вижу я, вижу. Уйди, без тебя тошно. Денег нет.

КАРР: Здрастуй, мамо. До побаченья, мамо. Шон – плохой мальчик. (Уходит понурив голову).

ЯНУКОВИЧ (осуждающе): Совсем, как говорят, затюкала пацана, чертова баба.

ГЕРМАН (повелительно): Вікторе Федоровичу, підійдіть і привітайтеся з Президентами Америки і Росії, будь ласка.

Янукович поспешно кивает и, изобразив на губах широкую улыбку, марширует к Обаме.

ЯНУКОВИЧ (громко): Хелло, Бардак! Хау ду ю ду вери мач! Май нейм из Вася. Ай хэв май брекфест эври дей! (Победно оглядывается на Герман. Та одобрительно улыбается и показывает ему большой палец)

ОБАМА (белозубо улыбаясь): Good afternoon, Mr. Yanukovich, my congratulations!

ЯНУКОВИЧ (хлопая Обаму по плечу): И ты будь здоров, чернявый. Сегодня вечерком заезжай ко мне в Межигорье, я там пальму Мерцалова в кадке посадил, можешь полазить за бананами… (Поворачивается к Медведеву) Здравствуйте, Владимир Владимирович! Те конфеты, что я выслал на прошлой неделе, вы давно уже, как говорят, съели?

МЕДВЕДЕВ (кисло): Съел.

ЯНУКОВИЧ (выкладывая на стол кулек с карамельками «Тузик»): Наворачивайте еще, не стесняйтесь. А вечером приезжайте ко мне в Межигорье – я для вас нанял ансамбль скоморохов.

Через милицейский кордон неожиданно прорывается Наталья Витренко и, оттолкнув Януковича, подскакивает к российскому Президенту.

ВИТРЕНКО (злобно): Медведев! Вот вы где, жлоб несчастный! Почему не отвечаете на мои звонки?

МЕДВЕДЕВ (лениво перекатывая за щекой конфету «Тузик»): Женщина, уйдите, я вас не знаю.

ВИТРЕНКО (уперев руки в бока): Чего-о?! Может, вы мне и денег на предвыборный залог не обещали? Позорище! Я профессор, доктор экономических наук! Вот вам, жадный коротышка, от меня моя профессорская дуля! (Сует фигу к носу Медведева и тут же падает, сраженная пулей российского снайпера).

ВИТРЕНКО (теряя сознание): Бронежилет новый испортили, москали проклятые.

ЯНУКОВИЧ (поспешно закатывая тело Витренко под стол): Черт знает что такое. Надеюсь, эта маленькая заморочка не испортит, как говорят, добрые отношения между нашими братскими границами…

ЛЕВОЧКИН: Виктор Федорович! Виктор Федорович, там вам булаву привезли!

ЯНУКОВИЧ (радостно): Опаньки!

Сквозь милицейский кордон на площадь въезжает автомобиль представительского класса, из которого трое дюжих депутатов-«регионалов» вытаскивают Виктора Ющенко, изо всех сил вцепившегося руками в президентскую булаву. Уходящий глава государства мертвецки пьян.

ЮЩЕНКО (дико вращая глазами): О, всім привіт! А що ви тут робите, хлопці?

ЯНУКОВИЧ (брезгливо): Что надо, то и робым. А ты чего нажрался-то, пасека?

ЮЩЕНКО (с достоинством): Захотів – і нажрався. Я ж казав, що збираюсь днів на десять піти у відключку. (Порывается петь, дирижируя булавой) Гей, налива-айте повнії ча-а-ари!..

Булава поочередно попадает в головы депутатам-поводырям, отчего они, ругаясь, разбегаются в стороны. Ющенко падает лицом вниз и тут же начинает похрапывать.

ГЕРМАН (с укором): Вікторе Андрійовичу, як вам не соромно! Віддайте вже булаву Вікторові Федоровичу та йдіть собі спати.

ЮЩЕНКО: Не віддам!

ЯНУКОВИЧ (угрожающе): Отдавай по-хорошему, пижон колхозный! Иначе я тебе эту булаву знаешь куда засуну?

ЮЩЕНКО: Куда?

Янукович решительно подходит к Ющенко, тот стремительно отползает назад, пряча булаву под полу пальто, и неожиданно натыкается на Тимошенко.

ТИМОШЕНКО (жарко): Виктор Андреевич, вы должны немедленно отдать эту булаву мне! Будьте уверены, я буду беречь ее, как зеницу ока! Я – настоящий Президент этой страны. Я выиграла выборы!

ЮЩЕНКО: Ні!!! (Отталкивает Тимошенко и поспешно протягивает булаву Януковичу) Вітю, забирай...

ТИМОШЕНКО (устало): Козлы.

ЯНУКОВИЧ (размахивая булавой): «Шахтер» – чемпион!

КУЗЬМУК (бряцая орденами): Виктор Федорович, прежде чем вы выйдете на трибуну и покладете руку на Пересопницкое Евангелие, позвольте небольшой салют в вашу честь!

ЯНУКОВИЧ (лениво): Давай. Только смотри, чтоб бабахнуло хорошо.

КУЗЬМУК: Есть, товарищ верховный главнокомандующий! Будете довольны! (Выкатывает на середину площади самоходную ракетницу и дает залп).

Первые две ракеты немедленно отклоняются от курса и уходят куда-то в сторону Броваров. Третья взмывает вертикально вверх и попадает в вертолет киевской мэрии. Раздается взрыв, и вспыхнувший геликоптер тяжело падает на площадь, лишь чудом никого не задев. Черновецкий вываливается из машины еще в воздухе и приземляется задом в мангал Эльбруса Тедеева.

ТЕДЕЕВ (испуганно отпрыгивая назад): У, шайтан!

ЧЕРНОВЕЦКИЙ (вытаскивая из ягодицы шампур): Мир тебе, землянин! Шашлычки, значит, жарим?

ТЕДЕЕВ (мрачно): Жарим, жарим, дорогой. Проходи себе мимо.

ЧЕРНОВЕЦКИЙ (грозно): А лицензия есть у тебя, чучмек? Малую архитектурную форму согласовал?

ТЕДЕЕВ: Чего?

ЧЕРНОВЕЦКИЙ: Того, что морда мне твоя знакома. Это, случаем, не ты украл у моей дочки сумку с брюликами на четыре миллиона?

ТЕДЕЕВ (отводя глаза): А что я, дорогой? Я ничего. Я просто спортом в парке с ребятами занимался, а потом приехали эти армяне…

ЯНУКОВИЧ (грозно): Слышь, Гагарин, отстань от человека! Ты башкой, когда падал, сильно ударился? Если не сильно, я сейчас, как говорят, добавлю!

ЧЕРНОВЕЦКИЙ (с обидой): Я, между прочим, в отличной форме. Вот, смотрите!

Мэр привычно раздевается до трусов и, встав в картинную позу, показывает засохшие бицепсы. Затем, сделав пять кругов вокруг снежной кучи, быстро взбегает на ее вершину.

ЧЕРНОВЕЦКИЙ (гордо): Видали?! Если кто-то сомневается, я вам сейчас еще анализ прямо тут сдам! (Начинает стягивать с себя трусы).

ЯНУКОВИЧ (в панике): Эй, кто-нибудь, немедленно уберите отсюда этого клоуна!

Русский снайпер бьет Черновецкого прикладом, и тот скрывается с глаз зрителей за склоном сугроба.

ЯНУКОВИЧ (устало): Короче, мне надоел этот, как говорят, караван-сарай! Я пошел принимать присягу.

ТИМОШЕНКО: Ты не имеешь права!

ЯНУКОВИЧ (не оборачиваясь): Имею, имею. (Влезает на трибуну и безуспешно шарит по ней рукой). Эй, Литвин! Где тут это твое, как его, Пересыпанное Евангелие?

ЛИТВИН (с тревогой): Я не брал! Оно на трибуне лежало…

ЯНУКОВИЧ (раздраженно): Да нету его тут!

ЛИТВИН: Поищите лучше.

ЯНУКОВИЧ (грозно обводя глазами собравшихся): Та-акк… Признавайтесь, гады, кто взял книжку, иначе я за себя, как говорят, не отвечаю.

В наступившей вокруг зловещей тишине раздается тихое хихиканье Тимошенко, а следом за ним – странный нарастающий гул. Через несколько секунд на площадь, пронзительно сигналя, вкатываются три армейских фургона с грузинскими номерными знаками. Из фургонов наружу начинают выпрыгивать здоровенные брюнеты с длинными усами и автоматическим оружием.

ЯНУКОВИЧ (озадаченно): Я не понял, это еще кто такие?!

ТИМОШЕНКО (победно улыбаясь): Это, Виктор Федорович, мои грузинские наблюдатели. Всем лечь, руки за голову! Гражданин Янукович арестован за узурпацию власти!

ЯНУКОВИЧ (сатанея): Ну уж нет, как говорят! Ребята, мочи козлов!

Он пытается задушить Тимошенко голыми руками, но охранники накрывают его своими телами и утаскивают в безопасное место. По пути Янукович роняет булаву, и она закатывается под трибуну.

На площади начинается массовая перестрелка грузинских боевиков со снайперами, «Беркутом» и вылезающей изо всех щелей охраной президентов. Бодигарды Януковича весело забрасывают майдан гранатами с крыши ЦИК.

Телохранители быстро вытаскивают вип-персон из зоны боевых действий. Депутаты массово погружаются на станцию метро «Печерская» и, захватив электричку, уезжают на конечную. Вместе с ними театр боевых действий покидает и разъяренная Юлия Тимошенко, которую Луценко в последний момент пристегивает к себе наручниками. Особое неудовольствие премьер-министра вызывает тот факт, что она где-то потеряла так ловко украденное для нее Шуфричем Пересопницкое Евангелие.

«Беркут» хладнокровно отступает под прикрытие здания ЦИК и выманивает грузинских боевиков к заводу «Арсенал», где и наносит им сокрушительное поражение.

…В конце концов на «майдане Януковича» остается одна Анна Герман, которую депутаты случайно втоптали в сугроб да так и не нашли. Встав на ноги и отряхнувшись, она качает головой, затем медленно подходит по красной дорожке к трибуне. Там она поднимает булаву и слегка потоптанное Пересопницкое Евангелие, завернутое в подкладку, случайно оторванную кем-то от Юлиного пальто.

ГЕРМАН (грустно): Ох, хлопці, це ж так не по-європейськи! Хоча... з іншого боку...

Она взбирается на трибуну, берет в левую руку президентскую булаву, а правую кладет на Пересопницкое Евангелие. Затем начинает медленно и с наслаждением произносить слова присяги.
Источник: Василий РЫБНИКОВ, Обком
VEhrdlVYSTVRemt3V1ZCUmRYUkRLekJNVEZGMVRrZElUSGt2VW1wMFF6Z3dURGRTWjBFOVBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх