EN|RU|UK
 Политика Украины
  44649  115

 КРИТИКА БОГОВ

Усиление интенсивности обстрелов на фронте вновь привлекло внимание украинцев к вопросу: существует ли угроза масштабного вторжения со стороны восточного соседа или эскалация на фронте - только элемент психологического давления? Вопрос действительно актуальный. Но, вне зависимости от политических раскладов, отсутствие возможности разгромить ВСУ будет абсолютным сдерживающим фактором масштабной агрессии восточного соседа. Даже если враг просчитается и рискнёт, полный разгром его ударных группировок вынудит его прекратить наступление. На сегодняшний день мы такой армией не располагаем, это знает и противник. Я надеюсь, это понимает и президент Украины.

Наша армия уже способна отразить попытки агрессора получить тактический успех на любом участке фронта без масштабного ввода в бой регулярных подразделений из РФ. Сценарий наступления с использованием значительной части боеспособных соединений ВС РФ рассматривается нашим высшим военно-политическим руководством исключительно как катастрофический. Все надежды избежать его возлагаются в основном на международное давление с угрозой абстрактных экономических и дипломатических последствий. Впрочем, не будем здесь вдаваться в политические аспекты текущего момента. Сконцентрируемся на военных. А в них кроется немало возможностей…

Не могу утверждать, что Верховный главнокомандующий сам не хочет иметь высокобоеспособную армию. Как раз наоборот, есть ощущение, что хочет. Но в силу различных факторов и фобий не может принять столь нужные для этого кадровые решения. А может нет военного способа противостоять мощи армии РФ? Существует ли сила, которая может остановить нашествие многократно превосходящего по численности и вооружению врага? Да, на это способна только "божественная сила", истинный Бог войны - артиллерия. И пусть не обижаются представители других родов войск, начиная с 18 века артиллерия - безраздельный Бог войны! При грамотном планировании и управлении огнём, артиллерия может решить и решает исход боя и даже целой компании, зачастую почти без введения в бой других родов войск. Множество крылатых фраз характеризует именно такую роль артиллерии в войнах нескольких последних веков.

Для воинов, побывавших в горячих сражениях, эти истины очевидны.

Артиллерийские подразделения не так легко набрать с нуля и довести до сносного боевого уровня. Это требует немалых усилий и высокого профессионализма. Руководство РВиА (ракетных войск и артиллерии) ВСУ качественно не отличается от остальной, совершенно никчемной плеяды украинских лампасоносцев. Мало того, потеря лучших кадров на этапе развала советской и "строительства" украинской армии сильнее всего ударила именно по этому роду войск. Инженеры-механики-политехники и топогеодезисты были востребованы во всех отраслях даже в трудные 90-е. Без преувеличений артиллерия была действительно элитой армии, а офицеры-артиллеристы своего рода кастой. Успешный ("стреляющий") артиллерист практически никогда добровольно не "изменял" своему роду войск, даже когда предлагали серьёзное повышение на общевойсковую должность. Нищенского состояния армии в 90-х годах, пожалуй, самое разгромное действие оказали именно на артиллерию. Кроме того, перевод подготовки артиллеристов во Львов этот разгром закрепил. Высшие артиллерийские училища в Украине были в Сумах, Одессе и Хмельницком. Таким образом советская система подготовки артиллеристов была утрачена, а в замен ничего путного не появилось.

В случае восстановления профессионализма этого рода войск хотя бы до уровня начала 90-х, ВСУ были бы непобедимы при любом НГШ, даже при нынешнем. Даже с сегодняшним орудийным составом, хотя тут стоит ещё поработать. И есть над чем и как. Конечно, в идеале нужно было бы назначить талантливого и моторного командующего РВиА и всемерно ему помогать. При удачном выборе, в течении 3-х месяцев можно было бы достигнуть существенного прогресса, а через 6 месяцев уверенно вывести ВСУ на уровень боеспособности, "безнадёжной" для любого противника в любом формате агрессии. С нынешним командующим РВиА не знаком. Но могу судить по делам. Возможно даже, это прекрасный человек. Но для экстренных мер по восстановлению боеспособности целого рода войск нужен человек-локомотив, чтобы принудительно тащил всех в нужном направлении. Нынешнее командование воли к серьёзной реорганизации не проявило. А хороших и толковых, но инертных можно использовать на преподавательской работе.

А как же с утраченной системой многолетней подготовки артиллерийских офицеров, о которой писалось выше?! Тут есть ответы. Вычислительные технологии достигли уровня, когда 80% знаний и навыков, необходимых полноценному офицеру-артиллеристу 80-х годов 20-го века, не актуальны. Например, задача "вычисления азимута светила по астрономическим и пятизначным логарифмическим таблицам" и прочие сложности легко решаются другими методами и инструментами. Новые технологии позволяют сократить время подготовки офицера тактического звена на базе любого технического (не обязательно высшего) образования до нескольких месяцев. В процессе итогового тестирования, в зависимости от уровня полученных знаний и навыков, можно правильно распределить выпускников этих курсов по должностям и специальностям от командира противотанкового взвода до начальника артразведки и даже командира артбригады. Причём такие курсы, с уже существенно сокращённой программой, должны пройти и все действующие офицеры артиллеристы, вплоть до самого командующего РВиА, поскольку боевая работа подразделений артиллерии изменилась принципиально. Первую программу таких курсов можно разработать и внедрить буквально за несколько недель. Почти все необходимые для этого методики и инструменты уже наработаны и существуют в войсках. Их разрабатывают и внедряют действующие неравнодушные толковые офицеры, которые должны составить костяк нового руководства РВиА ВСУ. Сейчас им активно помогают волонтёры, поднявшиеся в своей деятельности выше снабжения портянками и продуктами питания. Текущие доработки уже принятых методик должны оперативно включаться в программу боевой учёбы войск, которая не должна прерываться и зоне АТО. Автономное развитие нескольких технических решений одних и тех же артиллерийских задач породило здоровую конкуренцию среди разработчиков. Этот фактор крайне позитивен и его нужно сохранить, хотя унификация на базе официально взятых на вооружение методик и инструментов крайне необходима. На сегодняшний день официальными являются почти неизменные с 80-х годов, в значительной степени не актуальные, "правила" и "наставления", переведённые на украинский язык.

Сегодня боевые военно-нормативные документы ВСУ - это переписанные с небольшими изменениями и переведённые на украинский язык советские аналоги. А вся военная машина Советского Союза была "заточена" под 3-ю мировую войну с использованием всех современных вооружений, включая ядерное, химическое и бактериологическое. Они писались для использования в условиях боевых действий многомиллионной армией, ведущей динамичные боевые действия на территориях континентального масштаба. Нормативы и методы ведения войны в тех условиях мало в чём подходят к современным локальным войнам, включая российско-украинскую. Средства связи, вычислений, ориентирования и навигации ушли так далеко вперёд, что изучаемый сейчас в артиллерийском ВУЗе, да и на различных курсах, материал смахивает на скучную лекцию в военно-историческом музее. Весь этот хлам нужно просто выбросить и создать новую нормативную и методическую базу. Это серьёзный кусок работы, требующий существенных интеллектуальных затрат. Разумеется, это не возможно при сегодняшнем руководстве РВиА. Ведь вместе со старым хламом придётся "выносить" и засидевшихся штабных и не только штабных долгожителей, друзей, сослуживцев…

Есть серьёзный пласт работы по оптимизации и улучшению текущего количественного и качественного состава и состояния того, что называется артиллерийским вооружением. В этом вопросе тоже всё грустно. Но затрагивать вопросы, которые командование РВиА могло, но не решило по этим темам, в открытом формате не будем.

Я не наблюдал за процессом деградации РВиА ВСУ за прошедшие четверть века. Видел только уничтожение одной из самых боеспособных советских группировок - Центральной группы войск (ЦГВ). Но в целом тенденция понятна. Разворовывание огромного наследства Советской армии прикрывалось всякого рода "реформами". Особенно популярно обыгрывать мародёрство фразами, содержащими термин "стандарты НАТО". Итогом четвертьвекового руководства ворья и барыг стала продажа и сдача в утиль наиболее актуальных образцов вооружений. Одним из последствий стала утрата такого важного вида боевого обеспечения как артразведка. На момент начала боевых действий её практически не существовало. Даже штатная боевая работа артиллерии на командно-наблюдательных пунктах почти не велась. Особо позорным явлением считаю практику боевой работы командиров батарей фактическими дублёрами СОБов (старший офицер батареи), а командиров дивизионов дублёрами НШ дивизиона, соответственно. Редко какой командир сам выбирал место НП и вообще видел поле боя и предполье. Прикрывается такая форменная низость мифическими "стандартами НАТО". Мол, в НАТО артиллерия только выполняет огневые задачи по "заявкам" пехоты. Действительно, при наличии в пехотном подразделении офицера-артиллериста, а так же необходимых средств связи и артразведки, такая модель управления огнём возможна. НО в наших пехотных подразделениях нет офицеров-артиллеристов, людей состоящих на должностях ротных арткорректировщиков таковыми считать нельзя. Нет полноценных средств связи с артиллерией. А контрбатарейной борьбой пехота вообще заниматься не может. Эффективное управление артогнём через 2-4 штаба (рота-батальон-бригада-БрАГ-сектор-артбригада-дивизион-батарея в разных конфигурациях) невозможно в принципе. Невысокая квалификация пехотных командиров добивает остатки боевых возможностей такой модели. К огромному сожалению, подавляющее большинство артиллерийских подразделений вообще не разворачивает КНП. Только иногда выставляются НП, на которых работают кое-как обученные сержанты и солдаты. Многие командиры артподразделений проявляют преступную халатность в этом вопросе. Боевые порядки артиллерии должны состоять из огневых позиций (ОП), командно-наблюдательных пунктов (КНП) и наблюдательных пунктов (НП). Причём количество КНП и НП должно быть почти в 2 раза больше, чем ОП батарей. Таким образом, в полосе действия артбригады силами самой бригады должно быть развёрнуто минимум 16 КНП плюс с десяток НП. Плюс КНП/НП миномётных и артбатарей/дивизионов/БрАГ пехотных бригад, это минимум ещё два раза по столько. Четвёртой части этого количества хватило бы для эффективного, зрячего, эшелонированного и резервированного покрытия всего предполья в глубину до 15-25 км, а в плане эффективной контрбатарейной борьбы на всю глубину действия артсистем. Если добавить звукометрические, радиолокационные и радиотехнические станции, то любые попытки противника провести локальную тактическую операцию или обстрел наших позиций будут немедленно и жестко наказаны. И не имеет значения, скольки-кратно превосходящими силами противник рискнёт наступать. До передового пехотного окопа на крайнем ВОПе просто никто не дойдёт. А желание обстреливать наши боевые порядки вымрет вместе с последними "экпериментаторами". По факту, относительно эффективное управление огнём артиллерии было реализовано только в 72-й бригаде, и это не секрет, особенно для противника. Довольно неплохо, хоть далеко не идеально, была поставлена боевая работа артиллерии 128-й бригады во взаимодействии с артразведкой 25-го ОМПБ при обороне Дебальцево. Противник дорого заплатил за свой "успех" на этом участке фронта. Благодаря действиям артиллерии 128-й бригады, это была "пиррова победа". Полагаю, эти навыки в 128-й бригаде не утрачены со сменой "поколений" (волн мобилизации) и в случае активизации войны об "Скелю" разобьётся ещё много врагов. Да и относительно успешный выход из дебальцевского окружения, "которого не было", обеспечивала "зрячая" работа артиллерии, а не то, что наплёл на своём брифинге генерал Сырский… Правда тогда артиллерия АТО работала по "временной схеме управления". Там где на фронте появлялся грамотный и инициативный артиллерийский офицер, на его зоне ответственности формировалась более успешная модель управления огнём. Но такие случаи единичны и не системны. И лучше о таких "очагах" знает противник.

Кое-где относительно удачно применялся спецназ в качестве групп артразведки, но в существующей модели управления огнём КПД использования столь ценного инструмента был непозволительно низок. Зачастую лично НГШ с начальником РВиА занимались совершенно не эффективными, аматорскими методами управления огнём тактических ракет и артиллерии, выдавая их непосвящённым как "ноу-хау" современной военной мысли. Таким образом, абсолютное большинство боеприпасов на этой войне артиллерией ВСУ было израсходовано вслепую. По "коодинатам", полученным в результате "внутриблиндажных" ощущений командиров ВОПов/РОПов/батальонов и пр. "вангующих" специалистов, а так же других "надежных источников". При этом, как правило, снаряды летели в зоны, прекрасно наблюдаемые с удобных точек на нашей стороне. Разумеется, эффективность такого огня отрицательная - бесполезный расход боеприпасов, ресурсов на их доставку, износ стволов и демаскировка своих ОП. Неоднократно наблюдал сам и докладывали мои разведчики с НП о массированных обстрелах нашими батареями хорошо видимых пустых (от противника) мест. Зачастую на частоте артиллерии сектора после такой "работы" звучал бодрый доклад об уничтоженной мнимой живой силе и технике противника. Особенно грешили этим осенью-зимой 14-го. Хорошо, что ещё не дошло до докладов об уничтожении вражеских крейсеров в окрестных водоёмах)

Миссия артиллерийского офицера на войне намного шире общеизвестной. Артиллерийский офицер как никто может подсказать пехоте правильное расположение и исполнение боевых порядков, укрытий и других объектов ВОП/РОП и передовых пунктов управления. Может подсказать оптимальное размещение средств связи и предложить наиболее рациональный режим взаимодействия со средствами огневой поддержки. Именно артиллерийский офицер может качественно разрабатывать план артиллерийской обороны, совместно с общевойсковым командиром выявлять и формировать плановые цели, рубежи заградительного огня и пр. В случае планирования манёвренных действий разрабатывать огневую подготовку и сопровождение действий общевойсковых подразделений, систему сигналов и порядок взаимодействия при изменениях обстановки. Но, к сожалению, сейчас наша пехота живёт своей жизнью, а артиллерия своей, за редкими случаями исключений. Причиной такого положения вещей является не только низкий профессиональный уровень, но и откровенное малодушие артиллерийского командования. За 1,5 года войны я не видел ни одного высокого (от командира дивизиона) артиллерийского начальника на передовых НП, а без этого невозможно уяснить общую картину обороны или наступления и ставить адекватные задачи. Лично мне для полноценного уяснения местности и дальнейшей успешной "дешифровки" реплик разведчика-наблюдателя необходимо 4-6 часов работы при выставлении НП, с "подработкой" по 30-60 минут хотя бы 2-3 раза в неделю. Не могу утверждать, что никого из артиллерийскихначальников не было, на передовых НП, но я таких не видел и на мои НП они не заезжали. В массе своей артиллерийское начальство это "блиндажные сидельцы".

Очень хорошо, когда общевойсковой командир сам в прошлом артиллерийский офицер. В этом случае он может организовать взаимодействие между пехотой, артиллерией и танками гораздо эффективней, чем пехотинец. Если нужно, то и заставит нерадивого или малодушного офицера правильно выполнять свой долг. Разумеется, любой успешный командир должен справиться со своим собственным обычным страхом, но это не всем удаётся. Нельзя позволять страху собой руководить, но и зря на рожон лезть не стоит, а действовать нужно максимально рационально, и требовать того же от подчинённых. К сожалению, такие общевойсковые командиры редкость. Так что вся надежда на сознательных артиллеристов)

В конце лета 2014 я заехал в штаб артиллерии сектора, мимоходом поинтересовался где у них КНП. "Крупные артиллерийские военачальники" смущённо ответили, что у них нет ни одного оптического прибора разведки - не с чем ехать. Я выбрал самый лучший из своих ЛПР-1 и завёз им. Через 4-е месяца, уезжая на ротацию, забрал его из того же угла, где оставил… В среднем в штабе сектора "работало" 4-6 артиллерийских офицеров. Некоторые из них даже демонстрировали неплохие познания. Но работа их заключалась в том, что они периодически выдавали на ОП координаты для стрельбы, обычно полученные из штабов пехотных батальонов, от никуда не ходящей разведки сектора и т.д. Остальное время разукрашивали свою карту и занимались непонятно чем. Стрельбу по реальным, наблюдаемым целям выпросить было очень сложно, особенно после второй (сентябрьской) ротации начарта. Помню неоднократные случаи, когда наши НП наблюдали выход "градов" русни на ОП, неспешное ориентирование установок, наведение, залп и оставление ОП - итого с пол часа, а начарт сектора "ушёл согласовывать огонь, и ещё не вернулся"…. Именно поэтому в нашем секторе реальное управление огнём перешло в штаб 128-й бригады, а штаб артиллерии сектора выполнял второстепенную роль, точнее не выполнял никакой. По всей видимости, штаб артиллерии АТО не лучше.

Особую популярность на этой войне получили беспилотные комплексы авиаразведки. О них и проблемах их применения выходит много материалов. Безусловно, это штука полезная и требует системного внедрения, но она не может заменить собой другие типы артразведки, тем более главный - оптический с НП. Это только вспомогательный инструмент, который нужно системно внедрять в качестве одного из боевых элементов разведки.

Отдельно нужно остановиться на стрельбе по координатам, полученным из всяких особо сомнительных источников… Развивать тему не буду, чтобы не дать лишний материал пропагандистам врага, но тема нуждается в особо жёстком разборе внутри структур РВиА совместно с контрразведкой. Примерно в этом же контексте нужно исследовать тактическую оправданность многих случаев использования наших РСЗО. Это совершенно особый тип артиллерии и их применение оправдано только в очень конкретных условиях. Возможно, в этих оставленных "в конверте" темах кроется сегодняшняя боязнь военно-политического руководства разрешать ответный огонь на провокации артиллерии и миномётов противника.

Конечно, боевая работа на НП/КНП - это одно из наиболее опасных занятий на войне. Именно поэтому ей должны руководить профессионалы. Комплекс знаний, связанных с правильным выбором, оборудованием и управлением передовыми артиллерийскими боевыми порядками, невозможно дать на кратких курсах арткорректировщиков, а от качества этой работы в значительной степени зависит их уязвимость и боевая эффективность. Вот на уже выбранный, оборудованный и обеспеченный связью под руководством офицера-артиллериста НП можно ставить смелых (обязательно) и толковых бойцов, чей курс обучения можно уложить в одну неделю. Но на КНП (узел управления сетью НП) крайне сложно подготовить специалиста, способного заменить хорошего кадрового артиллериста. За почти полтора года мне удалось найти и подготовить только двух таких специалистов. Необходимо понимать, что НП/КНП, в силу разных задач, редко когда удобно размещать в пределах боевого порядка пехоты, поэтому обычно это полноценный отдельный боевой порядок на переднем крае. Кроме того, НП/КНП - это приоритетная цель для артиллерии и ДРГ противника. Мощная радиостанция (чаще 2-3) является главным демаскирующим признаком, а вынести передатчики или их антенны существенно в сторону от поста наблюдения довольно сложно. В добровольческих (и не только) подразделениях обычно достаточно бойцов, рвущихся в бой, желающих во что бы то ни стало пойти в разведку и совершить подвиг. Часто такие неугомонные бойцы, "оставленные без присмотра", находят себе "приключения", а подразделению потери. Мы из таких ребят (относительно адекватных) сформировали боевое охранение передовых НП, а особо толковые сами стали артразведчиками. И адреналином есть где "заправиться", и польза общему делу налицо. А опасность - штука относительная. Так, несмотря на постоянное активное участие в артдуэлях на передовых НП, да и в самой гуще развернувшегося в феврале 15-го сражения за Дебальцево, наша артразведка не понесла безвозвратных потерь. Хотя, очевидно, Фортуна нам подыгрывала.

Особо вопиющим фактом, демонстрирующим некомпетентность и/или немотивированность нынешнего артиллерийского командования, является снятие с передовой даже того мизерного количества КНП (может не всех, но многих), которые ранее были развёрнуты, видимо, под предлогом "выполнения минских договорённостей" по отводу артиллерии. Что-то я не слышал о необходимости отвода оптических приборов и других инструментов ведения разведки. Для ввода в зону боевых действий и полноценной готовности к боевой работе на ОП артиллерийской батареи/дивизиона достаточно 1-2 часов. Для развёртывания КНП нужны почти сутки, а по-настоящему эффективным этот КНП будет не ранее, чем через ещё одни сутки. А выдержит ли пехота 48 часов наступления противника под прикрытием слепой артиллерии?!

Необходимо учитывать, что стрельба по целям, чьи координаты определены высокоточным способом (например, беспилотной авиаразведкой), без визуальной пристрелки практически не эффективна. В украинской артиллерии просто не существует так называемой "стрельбы способом полной подготовки". Ни разу не видел пуска метеозонда, а скорость и направление ветра на высотах траектории снаряда может в корне отличаться от приземных величин. Мой вопрос о методе определения величины индивидуальной поправки орудия на изменение начальной скорости (износа) заставил кадрового командира батареи покраснеть и "съехать" с ответа. Таким образом, в артиллерии ВСУ существует только "стрельба по данным сокращённой подготовки". На основе собственного опыта это означает отклонение группы разрывов от "запланированной" точки в среднем: для калибра 152мм - 150-300 метров, для 122мм - 350-700 метров. Эффективность такой стрельбы, как правило, нулевая. На мой "прищуренный артиллерийский глаз" на большинстве направлений не более 10 % артснарядов выпускалось "по-зрячему". И только там, где офицеры тактического звена сами ломали порочную модель управления огнём, процент корректируемой стрельбы по наблюдаемым целям был существенно выше. Именно "зрячая" стрельба нанесла противнику 90-95% потерь от всего артиллерийского огня. Особо нужно отметить беспристрелочные методы повышения точности первого залпа. Желательно всё-таки с последующей корректировкой. По своему поражающему воздействию в условиях позиционной войны первый залп, если он задел хотя бы край цели, может превзойти последующие 10-20 залпов на уточнённых установках. Именно для повышения эффективности первого залпа на ОП звучит знаменитое "триста тридцать три". В первую очередь к таким методам относится использование реперов различными, в том числе не описанными в "правилах стрельбы", способами. К сожалению, использование таких способов редкость. Большинство артиллеристов им не обучены. Но здесь не формат их детализировать. Приведу только один пример. В начале осени 2014 нашим новым НП был выявлен штаб противника в одном из производственных зданий агроназначения. Противник не подозревал, что мы за ним наблюдаем, и в курилке у здания постоянно торчало 2-5 кизячков. Полноценный контакт с БрАГ 128-й бригады тогда ещё не сформировался и было принято решение обстрелять выявленную цель имеющимся в наличии миномётом. Миномёт был установлен на специально подобранной для этой задачи ОП. Для уточнения данных для стрельбы в качестве репера был выбран (заодно и уничтожен) блиндаж блок-поста противника на удалении около 700 метров от штаба. Услышав обстрел блок-поста, из штаба вывалилось 8-10 любопытных смельчаков "послушать где шумит". Не обошлось без военной удачи, и первая же мина, перенесённого на штаб огня, разорвалась в центре группы "зевак". Если бы у нас был 120-мм миномёт, вся группа превратилась бы в 200-х, но и 82-х мм мина гарантированно вывела на несколько месяцев из строя выживших и, наверняка, отбила охоту воевать дальше.

Конечно, нельзя проигнорировать важность мастерства артиллеристов при боевой работе на ОП. У хорошего артиллериста в условиях самых интенсивных боевых действий обеспечена непрерывность огневой поддержки своей пехоты. При этом батареи не застаиваются на огневых и не дают возможность противнику себя выявить и уничтожить. Для этого можно использовать, в том числе, повзводное перемещение на очередные ОП. Хороший артиллерийский командир (начштаба дивизиона/БрАГ) управляет перемещениями своих "организмов" как заботливый ангел-хранитель своих артиллеристов и пехоты. При этом обеспечивается надёжная связь, в т.ч. с обязательным резервированием. Никакой узел связи не должен быть критическим для управления огнём. Ведь переходя в наступление противник обязательно уничтожит/подавит все разведанные командные пункты и узлы связи. Уже в мае 16-го с другом, ветераном-связистом, выезжал на передок навестить друзей и как-то помочь "свежей волне" дельным советом. На одном легкоуничтожаемом объекте мы обнаружили 5(!) функционирующих ретрансляторов ВСУ. Два из них артиллерийские. Даже если противник не уничтожит этот узел связи, в случае активизации боевых действий (переговоров) они будут "ложить" друг друга и частотами, и недостаточным общим резервным питанием. Мы попытались исправить ситуацию, но, судя по отсутствию энтузиазма у связистов и их командиров, "воз и ныне там". Организация и обязательное резервирование связи - один из главных приоритетов боевой работы артиллерийского (и не только) командира.

Конечно, печально наблюдать за процессами, происходящими, а скорее не происходящими, в украинской армии. Безусловно, хотелось бы видеть её профессиональный рост, а не бездарно потерянное время и возможности на фоне болтовни о реформе и "стандартах НАТО". Но это не повод опускать руки. К счастью, в нашей армии сохранились офицеры, болеющие за её боеспособность. К сожалению, пока не они определяют вектор развития всего ВСУ, но вокруг них формируются "очаги боевой эффективности", натыкаясь на которые враг болезненно спотыкается, а не безнаказанно продолжает своё чёрное дело. Пока так. Пока "маемо шо маемо".

Arty Green, для "Цензор.НЕТ"

VEhrNGRrdzVReXN3VEVoUmRuUkhRVEJNTjFGMlpFTjNaazVEZHpCWlJGRjJUa00wTUZrNFBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 2 из 2
<<<1 2
Страница 2 из 2
<<<1 2
   
 
 
 вверх