EN|RU|UK
  1642  10

 ПУТИН И ОЛИГАРХИ СПАСАЮТ ДРУГ ДРУГА

Еще до кризиса наиболее динамично развивавшиеся игроки, такие как г-н Дерипаска, превратились в агентов российской экономической экспансии, поглощающих зарубежные активы. Магнаты обеспечивают работу капиталистических механизмов, поддерживающих контролируемую Кремлем путинскую систему.

Год назад казалось, что огромные долги Олега Дерипаски делают его самой вероятной жертвой кризиса из всех российских магнатов. Однако оказалось, что, благодаря финансовой помощи Кремля и послаблениям со стороны иностранных кредиторов, ему, по-видимому, удастся сохранить большую часть своей обширной империи.

Месяц назад г-н Дерипаска договорился об отсрочке выплаты внешних займов на сумму в 7,4 миллиарда долларов. На этой неделе он заявил о предстоящем первичном размещении на бирже акций своего ключевого актива – алюминиевого гиганта «Русал».

О своем намерении приобрести часть акций уже заявил один из ключевых игроков - государственный банк, наблюдательный совет которого возглавляет Владимир Путин.

Пример г-на Дерипаски демонстрирует странные отношения симбиоза, существующие между российскими олигархами и лидером страны – премьер-министром Путиным, который некогда угрожал уничтожить их как «класс». Он также объясняет, как держащийся на нефти путинский режим сумел пережить финансовый и экономический кризис, угрожавший самим его основаниям.
Когда в 2008 году разразился кризис, российская деловая элита испугалась, что Кремль воспользуется трудностями, с которыми столкнулись обремененные долгами магнаты, и захватит их основные активы. Кризис, как выразился один из олигархов, мог повлечь за собой «масштабное перераспределение активов». Вместо этого, в то время как на Западе правительства, спасая предприятия, иногда вытесняли акционеров, власти России в основном до этого момента старались защитить интересы контролирующих изрядную часть российской промышленности миллиардеров.

По словам консультантов правительства, было решено, что волна банкротств и национализаций, которой многие ожидали, слишком опасна и может дестабилизировать обстановку. Поддержав на плаву лояльных олигархов, власть ограничила увольнения, обуздав тем самым политические последствия финансового кризиса. Олигархи же в благодарность согласились время от времени играть на государственном телевидении роль мальчиков для битья. Как утверждает источник, близкий к «Русалу», г-ну Путину, «чтобы удержаться у власти, нужно, чтобы олигархов было много».

Таким образом, несмотря на все свои попытки создать госкорпорации и всю свою жесткую риторику, направленную против магнатов, г-н Путин в итоге все равно оставил за ними управление большинством унаследованных Россией от Советского Союза промышленных комплексов. Еще до кризиса наиболее динамично развивавшиеся игроки, такие как г-н Дерипаска, превратились в агентов российской экономической экспансии, поглощающих зарубежные активы. Магнаты обеспечивают работу капиталистических механизмов, поддерживающих контролируемую Кремлем путинскую систему.

В каких конкретно отношениях с Кремлем находится г-н Дерипаска, остается загадкой. Обе стороны утверждают, что речь идет исключительно о бизнесе. Однако, по сведениям из близких к олигарху источников, у него в Кремле хорошие связи и, в частности, есть прямой выход на г-на Путина и других представителей правящей верхушки.

Когда г-н Путин и президент России Дмитрий Медведев отправляются за рубеж, г-на Дерипаску часто включают в состав делегации. Кроме того, 42-летний миллиардер вкладывает много средств в кремлевские проекты, такие как Зимняя Олимпиада 2014 года в Сочи. Также дополнительные очки ему приносят попытки спасти таких советских динозавров автозавод «ГАЗ» или самолетостроительные заводы.

Как и прочие сохранившие свое положение олигархи, он старательно избегает всякой независимой политической активности. Российские официальные лица, включая самого г-на Путина, уже много лет добиваются от США снятия запрета на выдачу г-ну Дерипаске американской визы. В прошлом году, действуя через Федеральное бюро расследований, они смогли добиться для него специального разрешения, однако в остальном их попытки остаются безуспешными, и американские чиновники по-прежнему продолжают подозревать г-на Дерипаску в связях с организованной преступностью. Как следует из документов, которые представил «Русал» в ходе процедуры IPO, Канада также дважды отказывала г-ну Дерипаске в визах, ссылаясь на закон о «предполагаемой причастности к преступлениям». Сам олигарх утверждает, что ни в чем подобном не виновен. Никаких обвинений ему никогда предъявлено не было.

В своих показаниях на проходящем в Лондоне судебном процессе г-н Дерипаска заявил, что в девяностые годы его тогдашние компаньоны заставляли его платить им сотни миллионов долларов за «защиту» его алюминиевого бизнеса. Впрочем, другие свидетели утверждают, что г-н Дерипаска продолжал сохранять дружеские отношения с людьми, которые, по его словам, вымогали у него деньги. В суд на олигарха подал один из его бывших компаньонов Михаил Черной, по версии которого г-н Дерипаска был его партнером и должен передать ему 13 процентов «Русала»; г-н Дерипаска с этим не согласен.

В хаосе, последовавшем за распадом Советского Союза в 1991 году, алюминиевая отрасль оказалась одной из самых прибыльных, и к концу девяностых годов г-н Дерипаска контролировал ее изрядную часть. К тому моменту, как г-н Путин сменил в 2000 году Бориса Ельцина на посту президента, олигарх начал диверсифицировать свои активы, занявшись, в том числе, автомобилестроением, самолетостроением, строительством и финансовыми операциями. В 2001 году он женился на Полине Юмашевой, отец которой при Борисе Ельцине был высокопоставленным кремлевским чиновником. По словам г-на Дерипаски, он никогда не извлекал из своего брака ни политических, ни экономических дивидендов.

Г-н Дерипаска выкупил доли своих партнеров по «Русалу», который, благодаря низким налогам и росту цен на металлы, стал крайне прибыльным предприятием. Он также активно занимал средства у зарубежных банков, и скоро долги его империи достигли почти 30 миллиардов долларов.

Однако активы, под залог которых он (как и другие олигархи) брал кредиты, обесценил финансовый кризис. Это заставило кредиторов потребовать огромных дополнительных залогов, которые российские магнаты не могли предоставить.

В результате к кредиторам перешли купленные ранее г-ном Дерипаской 20 процентов акций канадского производителя автокомплектующих Magna International Inc. Возникла и угроза того, что «Русал» может лишиться также 25 процентов акций ОАО «Норильский никель», которые он купил на пике стоимости. Зарубежные банки, некогда предоставлявшие ему кредиты, резко ужесточили свою позицию. Как говорят в банковских кругах, многие из них сами получали на родине помощь от государства, и поэтому просто не осмеливались излишне потворствовать клиентам за рубежом.

Тем временем в Британии г-н Дерипаска оказался в центре скандала, вызванного слухами о том, что политики из Консервативной партии, посещавшие его яхту, когда та находилась у берегов Корфу, просили его о пожертвованиях. Обе стороны это отрицают.

Бремя долгов заставило олигархов обратиться к Кремлю за помощью, и чиновники, опасавшиеся, что стратегические активы могут попасть в руки иностранных банков, прислушались к их просьбам. За несколько дней до крайнего срока выплаты долгов «Внешэкономбанк» («ВЭБ») - российский государственный банк, наблюдательный совет которого возглавляет г-н Путин - решил одолжить «Русалу» 4,5 миллиардов долларов, чтобы тот смог расплатиться с иностранными кредиторами. «ВЭБ» также предоставил кредиты и некоторым другим олигархам.

Лидеры делового сообщества сначала боялись, что подобные шаги могут обернуться скрытой национализацией. Кредиты были предоставлены всего на один год, поэтому существовали опасения, что в случае, если деньги не будут возвращены в срок, банк заявит права на предоставленные в обеспечение активы. Это заставило г-на Дерипаску спешно замириться с еще одним олигархом, с которым он боролся за контроль над «Норильским никелем». Как сообщают осведомленные источники, это было сделано для того, чтобы помешать правительству использовать конфликт между ними как предлог для захвата никелевой компании.

Цены на металлы, между тем, продолжали падать, и это, казалось, делало перспективу перехода империи г-на Дерипаски в руки кредиторов вполне реальной. Один из его приближенных вспоминает, что он даже советовал своему патрону «отдать все государству, и года на три заняться йогой». Вместо этого г-н Дерипаска начал без устали работать над спасением своего бизнеса. Он вернулся на пост главы «Русала», с которого ушел за несколько лет до этого, и рьяно принялся сокращать издержки. Все предложения о продаже активов за бесценок он отвергал.

В январе г-н Дерипаска и еще несколько пострадавших от кризиса олигархов, предложили слить свои холдинги воедино и создать гигантскую металлургическую корпорацию, часть акций которой будет принадлежать государству. Впрочем, Кремль не проявил к этой идее интереса. По словам его представителей, власти сочли, что обладание миноритарным пакетом принесет мало выгоды, а полномасштабная национализация поставит под угрозу хрупкое политическое равновесие между различными деловыми кланами, связанными с Кремлем.

«Никто ни у кого ничего не забирает, - заявил позднее в одном из своих интервью влиятельный вице-премьер Игорь Сечин, известный как сторонник усиления государственного контроля. «Г-н Дерипаска, - добавил г-н Сечин с улыбкой, - человек очень способный, умный и образованный. И в мире его хорошо знают. Так что, пускай работает».

В итоге правительство даже включило ряд компаний г-на Дерипаски, в том числе «ГАЗ», в список предприятий, которым будет предоставляться государственная помощь. Хотя российские власти заявили, что они не пытались спасти бизнес олигархов, по мнению экспертов, именно это, в сущности, и происходило. Между тем, г-н Дерипаска тоже отрицает, что государство спасало его бизнес.

Для правительства ключевым вопросом было сохранение рабочих мест. Безработица росла, и чиновники опасались взрыва общественного недовольства. Весной государственное телевидение регулярно снимало сюжеты о печальной участи уволенных или сидящих без зарплаты рабочих из «моногородов», подчеркивая неспособность владельцев заводов позаботиться о своих работниках.

В Пикалево, маленьком городке недалеко от Санкт-Петербурга, рабочие в знак протеста против увольнений и отключения поставлявшейся заводом горячей воды перекрыли трассу. Г-н Дерипаска был лишь одним из трех владельцев пикалевских заводов, однако государственные телеканалы возложили большую часть вины за происходящее именно на него.

В начале июня г-н Путин нанес в городок «неожиданный» визит. Телевидение показало, как г-н Дерипаска, точно наказанный школьник, слушает премьер-министра, который приказывает ему подписать договор об открытии завода, а затем требует вернуть ручку.
Настаивая на возобновлении работы заводов, г-н Путин даже заявил ему и прочим олигархам: «Если вы договориться между собой не сможете, то это будет сделано без вас». Журналисты после таких слов заговорили о грядущем конце карьеры г-на Дерипаски.

Однако телевидение не показало, как правительство вознаградило г-на Дерипаску за то, что он сыграл в популистском спектакле г-на Путина роль козла отпущения. На той же неделе Кремль принципиально согласился продлить на год срок возвращения 4,5 миллиардов долларов, полученных «Русалом» в качестве кредита. Вскоре власти дополнительно выделили субсидию в 600 миллионов долларов на реструктуризацию «ГАЗа».
Вдобавок, действуя за сценой, г-н Путин попытался пролоббировать выгодную для принадлежащего олигарху завода «ГАЗ» сделку по приобретению канадской Magna - при поддержке русских - у General Motors ее дочерней компании Opel. Позднее г-н Дерипаска назвал случившееся в Пикалево простым недоразумением.

В ходе переговоров с иностранными кредиторами г-н Дерипаска вел себя уверенно, отказываясь идти на уступки в вопросе о реструктуризации долгов. В конце июля банки дали принципиальное согласие предоставить «Русалу» еще четыре дополнительных года на выплату его гигантской задолженности.
«Чем громче хоронили, тем легче нам было договариваться с кредиторами», – заметил в сентябре г-н Дерипаска в интервью одной из российских газет.

Примеру зарубежных кредиторов последовал и российский государственный банк «ВЭБ», наблюдательный совет которого возглавляет г-н Путин. В октябре он официально продлил «Русалу» срок уплаты 4,5 миллиардов долларов до октября 2010 года. Хотя это сильно облегчило положение «Русала», который в результате сумел сохранить свою долю в «Норильском никеле», служившую в данном случае залогом, г-ну Дерипаске захотелось большего. В своем письме г-ну Путину, оказавшемся в распоряжении The Wall Street Journal, г-н Дерипаска просит о четырех годах отсрочки и о снижении процентной ставки.
Впрочем, официальный представитель премьер-министра заметил, что у гибкости, которую правительство готово проявлять в отношении большого бизнеса «есть разумные пределы».
В середине прошлого года, когда ситуация на мировых рынках несколько улучшилась, «Русал» вернулся к плану размещения акций на бирже, который он отложил в 2007 году.

В августе и октябре г-н Дерипаска, получив через ФБР специальное разрешение, посетил Соединенные Штаты. В ходе этих визитов он обсуждал на Уолл-стрит планы по IPO, а также ездил в Детройт лоббировать сделку по продаже Opel. (В итоге GM все-таки сохранила Opel за собой.)
Хотя некоторые американские инвестиционные банки с подозрением отнеслись к IPO «Русала», проблем с гарантами размещения у компании не возникло. В октябре г-н Дерипаска посетил с г-ном Путиным Китай, где одновременно продавал русаловский металл и пристраивал акции холдинга.

Уже по возвращении в Москву в середине ноября он провел не один час, сидя на диване у кабинета г-на Путина в подмосковной резиденции премьер-министра. В ожидании приема он рассылал по телефону текстовые сообщения.
Его терпение было вознаграждено: г-н Путин одобрил план вложения 700 миллионов долларов в IPO «Русала» через «ВЭБ». Несмотря на то, что эта сделка даст правительству лишь 3 процента акций компании, люди, имеющие к ней отношение, считают, что она будет очень полезна для дела.

Чтобы она стала возможной, правительству пришлось принять специальные нормы, так как вложены в нее будут проценты со средств, которые Кремль предназначал на выплату пенсий. Министр финансов России Алексей Кудрин считает эту сделку полезной для государства. По его мнению, она поможет сохранить за г-ном Дерипаской контроль над «Русалом». После предстоящей в конце января продажи 10,6 процента акций «Русала», доля г-на Дерипаски упадет с 53 процентов до 48, хотя он по-прежнему будет продолжать контролировать компанию.

Процесс несколько задержали возникшие в последний момент трудности. Регулирующие органы Гонконгской биржи, на которой будет происходить первичное размещение акций «Русала», потребовали гарантий того, что «ВЭБ» не обанкротит компанию, когда в октябре 2010 года ей подойдет срок уплаты по долгу в 4,5 миллиарда долларов. Однако на выручку г-ну Дерипаске пришел другой контролируемый государством банк – «Сбербанк», который предложил рефинансировать обсуждаемую задолженность еще на четыре года, а заодно заявил, что, возможно, приобретет и акции «Русала».
VEhrdlVXeE9RekV3V1VSUmRVNURMekJNUkZKblpFTTJNRXhDT0RCS0wxSm5PVWRETUV4cVVYWlRPSFl3VEhKU1owNUROREJNWmxGMVRrZENaazVEWnpCTU4xSm5aRWRDTUV4cVVtcDNQVDA9
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх