EN|RU|UK
  1073  2

 КРЫМСКАЯ СИСТЕМА "ГРИЦЕНКО"

Внутри крымского парламента таки сложилась система взаимоотношений, которая замыкается сугубо на главу крымского парламента. Ни одного другого центра притяжения, равного влиянию спикера в автономии попросту нет.

Политический сезон взял паузу и в автономии. Жара расплавляет асфальт и припекает головы граждан. Наши политики тоже как-то расслабились и дружно пошли в отпуск. Во всяком случае, вплоть до сентября каких-либо потрясений во властных коридорах Крыма ожидать не приходится. Поэтому подведем некоторые итоги последнего политического года.

1 – Председатель Верховной Рады АРК, глава фракции Блока «За Януковича!», член Партии регионов Анатолий Гриценко

 

 

2 – Депутат Верховной Рады АРК, заместитель председателя фракции блока «За Януковича!» Александр Мельник

 

 

3 – Депутат Верховной Рады АРК, председатель Постоянной комиссии ВР АРК экономической, бюджетно-финансовой и налоговой политике, член Партии регионов Игорь Лукашев

 

 

4 – Первый заместитель Председателя Верховной Рады АРК, Председатель Русской общины Крыма, член Партии регионов Сергей Цеков

 

 

5 – Народный депутат Украины (НУ-НС), председатель «Меджлиса крымскотатарского народа» Мустафа Джемилев

6 – Председатель Постоянной комиссии Верховной Рады Автономной Республики Крым мандатной, по депутатской этике, организации работы Верховной Рады и средствам массовой информации, член Партии регионов Григорий Иоффе  

7 - Председатель Постоянной комиссии Верховной Рады Автономной Республики Крым по культуре, делам молодежи и спорту, глава КРО партии «Русский блок» Олег Родивилов

 

 

8 – Народный депутат Украины (КПУ), Первый секретарь КРО КПУ Леонид Грач

 

 

9 – Депутат Верховной Рады АРК, председатель партии и фракции «Союз» Лев Миримский

 

 

10 – Народный депутат Украины (ПР), Председатель Верховной Рады АРК в 2002-2006 гг. Борис Дейч

 

 

11 – Председатель Севастопольской городской государственной администрации, Председатель КРО партии «Единый центр» Сергей Куницын

 

 

12 - Председатель Постоянной комиссии Верховной Рады Автономной Республики Крым по внешнеэкономическим связям, торговле и предпринимательству, глава фракции Блока Натальи Витренко «Народная оппозиция», секретарь КРО ПСПУ Валерий Иванов

Анатолий Павлович forever

Что ж, следует признать, что за прошедший период именно спикер крымского парламента стал ключевой фигурой всей властной вертикали в автономии. Влияние Анатолия Гриценко объясняется, с одной стороны, конституционным ресурсом полномочий, подкрепленным как крымскими, так и общегосударственными законами. С другой – Анатолий Павлович профессионально освоил приемы политического «канатохождения» как со страховкой, так и без нее.

Можно сказать, что внутри крымского парламента таки сложилась система взаимоотношений, которая замыкается на главу представительного органа. Примерную ее схему (с основными участниками) можно увидеть на нашей иллюстрации. Пока что нет ни одного другого центра притяжения, равного влиянию спикера. Хорошо это или плохо? Вопрос, скорее, риторический, но имеющий варианты ответа. Попробуем их сформулировать.

В политическом смысле Гриценко не только главный по Раде, но и руководитель фракции Блока «За Януковича!» – основы правящей коалиции. Сам блок (а это крымские отделения Партии регионов и «Русского блока») то ли существует, то ли нет. Интрига заключается якобы в некоторых идеологических трениях между его участниками. Если говорить прямо, «Русский блок» хочет куда более принципиальной позиции по вопросам русского языка, НАТО, иностранных военных учений и прочего и неоднократно это озвучивает (например, устами Александра Свистунова). Но Анатолий Павлович все эти инициативы достаточно мягко гасит. Например, «возбудится» кто-нибудь из особо идейных депутатов на сессии (Олег Родивилов, Андрей Козенко, Станислав Матвеев) по очередному проявлению украинизации или евроатлантической интеграции со стороны украинских властей, потребуют принять какое-нибудь грозное постановление (или, как любит говорить вице-спикер Михаил Бахарев, не надо выполнять распоряжения – и все тут). А спикер на сессии им и говорит: нет, мы тут напишем письмо, обратимся туда-то и туда-то, будем реагировать вот так и так. И, нужно заметить, договариваться у Анатолия Павловича получается.

Например, без определенного согласования с Киевом не получилось бы силового решения с восстановлением законности в отношении некоторых самозахватов на территории Симферополя прошлой осенью. Как-то равнодушно реагировала власть и на пикеты возле здания парламента отдельных групп самозахватчиков. Наиболее ярко проявился талант дипломатии крымского спикера в вопросах кадрового согласования руководителей силовых ведомств автономии. Как-никак с поддержкой и пониманием ли Президента Виктора Ющенко (а об этом заявлялось публично), но законность пребывания руководителя Главка крымской милиции Николая Ильичева в должности поставлена под значительное сомнение, несмотря на все законоизыскательские «уловки» министра Юрия Луценко и его коллег по Кабмину Украины. Так что в аппаратном противостоянии Анатолий Гриценко победил, пусть и по «сумме очков».

Гриценко сумел создать политический имидж – он теперь защитник конституционных полномочий Крыма. Эта позиция неоднократно использовалась его предшественниками с разным успехом (у Леонида Грача – лучше, у Бориса Дейча – куда хуже). И определенное «соглашательство» с официальным Киевом пусть и не несет значительных политических дивидендов (куда выгоднее ходить с мегафоном по площадям), но сохраняет такое приятное для любого регионального чиновника ощущение спокойствия и уверенности, что его никто «не тронет».

Если же говорить о проблемных моментах политического бытия Анатолия Павловича, то почему-то вспоминается сразу Геннадий Москаль. И можно долго говорить, что человек немного не в себе, применяя различные психиатрические эпитеты, но информация «слита», и общество ее активно «потребляет». Скандал с «Мерседесом», конечно, затих сам собой, зато пошли новые разоблачения.

Так и неясно, кто такой Александр Иосифович Мельник? Как бы самостоятельный человек, спортсмен, начинающий парламентарий. Но вот с чего бы его фамилия так назойливо возникала во всех «неоднозначных» темах, связанных сегодня с крымской властью? Тем более странным выглядит и связывание непосредственно Гриценко с таким персонажем, как Мельник. Особенно, когда спикера называют «политическим проектом» молодого бизнесмена. Или влияние столь высоко, но не оформлено как-то официально (ну вот занял бы какой-то пост в Совмине), или это влияние не совсем политического характера? Примерно то же можно сказать и о фигуре главы бюджетной комиссии Верховной Рады Игоре Лукашеве, персонаже куда менее публичном, но от этого не менее влиятельном (опять-таки такое мнение постоянно муссируется, но вот каких-либо подтверждений или опровержений этому нет).

Да и информация о 7-летнем пробеле в биографии Гриценко, однозначно не опровергнутая, заставляет относиться к этому факту с большой настороженностью. В итоге создается двоякое впечатление: система, оказывается, имеет еще и «двойное измерение». Отношения складываются не только властные, но и «по понятиям». А вопросы, озвученные уже не один раз и не в одном СМИ, остаются без ответа.

Не меньшее влияние на организацию работы Верховной Рады автономии оказывает и глава соответствующей комиссии Григорий Иоффе. Значительное присутствие руководства автономии в СМИ можно поставить в заслугу Григорию Адольфовичу, вот только очень хотелось бы, чтобы информация эта не только имела официозный оттенок, но и показывала иногда политическую оценку тех или иных фактов. А то как-то все больше на советские времена смахивает.

Антураж «праздника жизни»

Помните, Остап Бендер как-то говорил Кисе Воробьянинову: «Мы чужие на этом празднике жизни!»? Примерно такое впечатление складывается, когда смотришь на деятельность других участников коалиции, а также нестройной оппозиции.

Собственно, определенное удовлетворение от участия в системе могут испытывать разве что Ефим Фикс из СДПУ(о), получивший недавно статус госслужащего в ранге председателя комиссии по правам реабилитированных, да представители Меджлиса, имеющие значительную чиновничью квоту в республиканских органах власти. Это, кстати, объясняет и отсутствие слишком радикальных действий со стороны определенных этнополитических группировок, проблема «самозахватов», похоже, пока просто отложена.

У остальных же «игроков» в крымском парламенте забота одна – а если завтра выборы? Кстати, вопрос далеко не праздный. Не имея под руками какого-либо свежего социсследования, осмелимся предположить, что проблема избираемости (преодоления 3%-го барьера) в Крыму может стать актуальной и для «Союза», и для «Блока Куницына», и для Блока Витренко, как, впрочем, и для БЮТ. Стабильную электоральную базу можно проследить только у коммунистов, причем она постоянно подкрепляется пусть и провокационно-демагогическими, но эффектными заявлениями Леонида Грача по всем «горячим» темам. Крымские коммунисты демонстрируют постоянную самостоятельность во взгляде на «принципиальные» вопросы с тем же Гриценко, но из коалиции не выходят. И это продиктовано тем, что слишком, наверное, дороги высокие министерские посты для соратников Леонида Ивановича, да и самому Гриценко отнюдь не бесполезны куда более идейные коммунисты: если что – определенный радикализм можно списать на их позицию.

Наиболее неоднозначная ситуация сложилась, по нашему мнению, у «союзовцев». Партия выпала из информационного контекста, самостоятельных акций почти не видно, участие же на «подпевках» у тех же коммунистов вряд ли даст положительный результат. История же с алуштинским градоначальником Владимиром Щербиной (член партии «Союз») может нанести серьезный удар по имиджу лидеров этой политсилы – если и закончится все для него хорошо, то осадок у избирателей останется. Поэтому сегодня «Союзу» необходимо искать союзников (простите за каламбур). И здесь поле широко – тот же «Русский блок», «витренковцы». У последних тоже незавидная ситуация. От сессии до сессии растет напряженность между фракцией и Гриценко, иногда выливаясь в блокирование трибуны. Рейтинг самой Витренко в Крыму достаточный, однако есть все основания предполагать, что на выборах именно Блок Витренко окажется в числе обиженных при подсчете. Таковы реалии и союзники по коалиции. Но и «Союз», и «витренковцы» также коалиции не покидают, соответственно, также вращаются на дальних «орбитах» Гриценко.

А вот кто, похоже, загнан в угол, так это Сергей Куницын. «Поднимать» новый проект («Единый Центр») при «нулевых» шансах – задача не из легких, тем более что фракция в Раде практически потеряла связь со своим «патроном». Ни один из «куницынцев» не пополнил ряды нового пропрезидентского проекта, самому же Куницыну будет ох как нелегко объяснять свою поддержку Ющенко крымским избирателям. Но вот формировать структуру необходимо, а раз все говорят, что «ЕЦ» – проект админресурса и прочее, то вероятность контакта с Гриценко и определенные договоренности вполне вероятны. Несмотря на нескрываемую публичную антипатию.

Ну, и один нюанс – нельзя не заметить еще одной тенденции: старые политические игроки «сходят» с арены. И вот уже Борис Дейч как-то ассоциируется все больше только с Судаком и окрестностями, а Василий Киселев слишком увлекся киевской политикой. Одно поколение сходит, а другое укрепляется на «орбитах».

Так что наш маленький политический «космос» пока стабилен и прогнозируем. Стабилен в своей управляемости, прогнозируем в своей провинциальности.

Источник: Александр СЕВАСТЬЯНОВ, газета «Товарищ Крым»
VEhrNGRrdzVRMk13U2t4UmJFaDZVVzEwUjBFd1dYWlJka0U5UFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх