EN|RU|UK
  756  7

 ЛУЧШАЯ ЗАЩИТА – НАПАДЕНИЕ. ЗАСТРОЙЩИК ПЫТАЕТСЯ ОБВИНИТЬ ЖИЛЬЦОВ В РЭКЕТЕ.

Ситуация со строительством жилого комплекса на Набережно-Крещатицкой в Киеве уникальна тем, что не жильцы соседствующих домов просят защитить их от застройщика, а... строители взывают к общественности. Рэкет, шантаж, налеты, погромы стали обыденными буднями для строителей, утверждают представители компании «Ю Ай Пи ЛТД»...

 

Честно говоря, о разворачивающемся строительстве на территории днепровской набережной, именно на участке Набережно-Крещатицкой, 9, так громко в Киеве еще не говорили. И вдруг - пресс-конференция с заявкой на сенсацию. «Строительный рэкет и бригады, уничтожающие заборы». Участники расскажут о новом виде криминального бизнеса - рэкете застройщиков и приведут конкретные примеры погромов стройплощадок, произошедшие из-за нежелания бизнесменов оплатить отступные шантажистам», - говорилось в анонсе. А накануне во всемирной паутине все на ту же тему появилась статья, где, честно говоря, откровенно, как по мне, оскорбили не только лидеров инициативы «Сохрани старый Киев», но и все гражданское общество, которое пытается противостоять вторжению строительного бизнеса в размеренную жизнь киевлян.

Киевляне ведь не против строителей вообще. Никто не отрицает - строить, обновлять город нужно. Но, так чтобы не уродовался исторический облик Киева, не рушились старые дома только потому, что рядом кому-то хочется пристроить коммерческую высотку. Да и детские площадки с зелеными зонами киевляне не согласны отдавать под элитное жилье с паркингами. Все, и строительные компании, и киевляне борются за свои права и свое место под солнцем. Правда, у первых возможностей побольше, да ресурсов для воплощения своих «мечт» в жизнь...

Но, не будем отвлекаться на лирику. Пресс-конференция. Сразу заметим, что, прежде, чем слушать «исповедь» пострадавших строителей, «Цензор.НЕТ» разыскал инициативную группу жильцов Набережно-Крещатицкой, 11 и попытался выяснить ситуацию на месте. И тут стоит отметить: преимущественное большинство жильцов этого дома – киевляне пенсионного возраста. Люди степенные, к любому делу подходят «с чувством, с толком, с расстановкой». Неужели ОНИ способны организовать налет на вооруженных лопатами строителей? Будем разбираться...

Ведет пресс-конференцию Вадим Гладчук, известный в Киеве своей «революционностью» журналист, очень рассчитывает на «непредвзятое изложение сути вопроса».

- Это уже вторая пресс-конференция, посвященная действиям организованных... группировок, занимающихся шантажом застройщиков, - начинает ведущий «мероприятия». -  В Киеве орудуют специальные бригады, специализирующиеся на уничтожении заборов и вымогании денег у строителей, которые пытаются себя представить, как какое-то общественное движение. Хочу сообщить о разбойном нападении на строительную площадку фирмы «Ю Ай Пи ЛТД», произошедшее 26 июня, - продолжает журналист. -  Тогда вечером около 150 человек одетых, соответственно, на подобие организованной преступной группы (? – Авт.), то есть – черные маски, закрывающие лицо, с криками и нецензурной бранью начали рушить строительный забор. Но, этому предшествовала история о вымогательстве денег у представителей фирмы «Ю Ай Пи», о чем расскажут участники тех событий.

Первым о «несчастьях» строительной фирмы рассказал прораб Максим Лубченко. На пресс-конференцию его оторвали, по-видимому, прямо «от станка», в спецодежде. А может, для пущей убедительности.

- 26 июня мы начали наблюдать, что у нас возле забора собирается очень много представителей, - рассказывает молодой человек. Его речь мы оставляем почти «без купюр», дабы не извращать смысл сказанного. - Причем, возраст этих представителей не превышал 30 лет, это 100 процентов. Кстати, там еще было пару человек – чуть постарше, 40-50 лет. Когда первая партия наших рабочих отъехала (очевидно, закончилась рабочая смена, - Авт.), этот народ надел черные блайзера и черные платочки на лица, и они начали массово окружать нашу стройплощадку и ломать наши ограждения. Некоторые юноши начали пересекать территорию нашего стройучастка.

- Те, кому было около 40-50 лет, руководили всем этим народом, этой молодежью, - продолжает Максим Лубченко. - Все было так организовано, чтобы никто не кричал, не называл друг друга по имени, такие команды исходили от организаторов. Пару человек зашли на территорию, побили стекла в наших машинах. А их руководство кричало, чтобы они вышли с территории стройучастка. Их задача была - напугать и очень сильно. И это им удалось. Я сидел в вагончике, не знал что делать, массовость со всех сторон. Это очень неприятно, когда не знаешь, то ли на тебя будут сейчас нападать, и что дальше делать... И такие угрозы... Приезжают, ну не каждый день, но через день это стабильно на иномарках спортивного типа (вероятно, речь идет о машинах спортивного типа, - Авт.) и спрашивают: вы еще работаете? Мы отвечаем: да, еще работаем. Ну, мол, завтра вы уже работать тут не будете, - завершил свой спич прораб.

У Вадима Гладчука, как ведущего пресс-конференции, появился к пострадавшему прорабу вопрос: «В зале есть те, кого вы видели в тот день на стройплощадке в качестве погромщика или в качестве журналиста?». Кстати, на первую пресс-конференцию, по рассказам активистов противозастроечного процесса в Киеве, многих в зал «Укринформа» просто не пускали, прорывались, что называется со скандалом.

- То был не местный народ, - говорит прораб. - То были юноши, которых я до того не видел. Многие из них были без масок, и мы их успели сфотографировать. И хорошо я запомнил вон того молодого человека в белой рубашке, слева в зале, он присутствовал от организаторов той акции. Он был, по-моему, правой рукой организаторов, подходил к ним, что-то там им рассказывал...

Гладчук, как бы между прочим, заметил, что «заявление о... бандитском нападении» уже находится в милиции. Затем участники событий 26 июня принялись выяснять, какой марки был фотоаппарат. И был ли это фотоаппарат, вообще. И кто же все-таки врет...

- Это самая обычная стройка, - настаивает Олег Муравьев, генеральный директор фирмы заказчика, ведущий строительство жилого комплекса на Набережно-Крещатицкой, 9. - Если бы не события 26 июня и «странные вещи», произошедшие до того.

- У нас - пооолнейший пакет документов, есть все разрешения, строительные работы сопровождаются археологическими раскопками, - продолжает Олег Анатольевич. - Археологи у нас работают уже пятый месяц, и еще несколько месяцев, наверное, будут находиться на нашей стройплощадке. У них наша техника, мы для них откачиваем воды грунтовые, если они появляются. У них максимально удобные для работы условия...

Голос из зала (того молодого человека, на которого указал пострадавший прораб, обвинив его в организации погрома, - Авт.): «Вы расскажите о том, что там сооружения древнего Киева, датированные двенадцатым веком. Почему вы об этом молчите? А общественные слушания вы провели? Вы в курсе, что сегодня назначены общественные слушания жильцов? Хотите адрес дам? Пойдите, послушайте, что жильцы думают о вашем «законном» строительстве?»

Гладчук попытался закрыть рот оратору, посоветовав ему провести свою пресс-конференцию и высказать свое мнение по поводу этого строительства: «Не срывайте пресс-конференцию! Человек пострадал в результате разбойного нападения. Вы видите – это строитель сидит (понятное дело, в спецодежде, значит – строитель, - Авт.). А ваше место в тюрьме, а не в этом зале. Не мешайте. Вы совершили хулиганские действия, и они должны соответствующим образом квалифицироваться, - попытался урезонить оппонента ведущий пресс-конференции». Хорошо строителям, подумалось в тот момент, что у них есть такой профессиональный ведущий. Жильцы, к сожалению, такими «аргументами» не располагают. А далее менеджер строительной фирмы своей речью вернула присутствующих к теме «мероприятия».

- С 25-го года на этом месте были склады, а теперь ведется строительство. Там всегда был бетон и асфальт. И никогда там не было ни травинки, ни деревца. Туда сначала приезжали телеги, а потом большие вонючие машины, которые совершенно не беспокоили местных жителей. Сколько лет нюхали выхлопные газы – ничего, а тут, когда началось абсолютно законное строительство, кому-то что-то не нравится, -  негодует Наталья Бондаренко. – Наше строительство началось с того, что был приглашен Институт археологии, киевский филиал, которым руководит Сагайдак Михаил Андреевич. 12 века там и в помине нет. Там – только 18 век, который для археологов не интересен, - отвечает менеджер на обвинения «голоса из зала».

Голос из зала: «А почему вы не рассказываете, что дом стоит на плавуне, его построили на ленточном фундаменте, и из-за вашего строительства он может просто рухнуть».

Бондаренко: А мы его строили, этот дом? Мы его туда поставили? Это что вопрос к нам?

Голос: А если дом завалится, к кому претензии предъявлять?

 

 

 

 

 

 

 

 

Бондаренко: А от чего он завалится? От того, что мы закладываем фундамент?

 

 

 

 

 

 

 

 

Голос: Человек спит и у него от вибрации аж кровать подпрыгивает, стенка выходит на вашу стройку... А вы собираетесь котлован рыть под двухъярусный паркинг...

 

 

 

 

 

 

 

 

На помощь менеджеру пришел шеф, Муравьев: Вы лжете, НИКАКОГО двухъярусного паркинга мы строить не собираемся. Вы врун, обманщик и ведете себя безобразно. Если у кого есть желание – приходите, предоставлю весь пакет разрешительных документов. Двухъярусного паркинга нет и быть не может. Один ярус – есть, его требуют городские власти.

 

 

 

 

 

 

 

 

Гладчук: А Вам какое дело до этого паркинга? Вы же не жилец этого дома. Покажите вашу прописку. Вы врете.

 

 

 

 

 

 

 

 

Он, может, и не жилец, а если ему за державу обидно? А за кого обидно Гладчуку? Но, «голос из зала» подошел к столу со своим паспортом и продемонстрировал свою прописку в паспорте, как «президиуму», так и находящимся в зале журналистам. Действительно, Набережно-Крещатицкая, 11. Смирнов Вячеслав Олегович.

Прораб: Это один из участников погрома!

 

 

 

 

 

 

 

 

Гладчук: Сто процентов?

 

 

 

 

 

 

 

 

Прораб: Сто процентов!!

 

 

 

 

 

 

 

 

«Идентификация» личности, на некоторое время притушила накал страстей в зале. И гендиректор «Ю Ай Пи» продолжил:

 

 

 

 

 

 

 

 

- Мы несем полную юридическую ответственность. Вы говорите, что дом завалится? Дом не завалится. Это однозначно. Есть заключение экспертов. У меня была инициативная группа из жильцов дома, я показывал им документы. И никаких вопросов у них нет, потому что все законно. Все нормально, есть все необходимые заключения. Никаких проблем в строительстве этого здания нет. Все нормы, все отступления соблюдены на 100%. И вместо этого склада и автопарка, который там был, появится красивое здание, которое будет украшением Подола. Будет социальная структура. А вы лжете. 9 этажей мы собираемся строить, а не 18!

 

 

 

 

 

 

 

 

Честно говоря, дискуссия в стиле «сам дурак» не способствует разрешению конфликта. Поэтому вопросы «Цензор.НЕТ», заданные главе строительной фирмы, имели принципиальный характер. Хотелось все-таки, услышать конкретный ответ на конкретный вопрос. Строительная компания уже второй раз пытается привлечь внимание общественности к проблеме и желает вынести вопрос на «гребень» общественного обсуждения. Стало быть должна быть готова к дискуссии.

 

 

 

 

 

 

 

 

Вопросы Цензора: Какие разрешительные документы на строительство вы можете сейчас предъявить? Когда именно была выделена земля и кем? Насколько нам известно, этот участок входит в историческую часть города, кто выделял землю: Киеврада или Кабмин? Проводились ли общественные слушания по поводу этого строительства?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: У нас есть все документы. Часть земли находится в частной собственности наших акционеров. Меньшая часть земли находится в аренде. Проект готовился 4 года. Оттачивался. Идеально. Делалось все идеально, согласно действующему законодательству Украины. Я понимаю, мы будем строить не в чистом поле. Есть определенные требования. Мы все требования выполняем. Есть все разрешения, все согласования. Документы? Приходите ко мне, это общедоступная информация. Я ничего ни от кого не скрываю. Есть решение и Киеврады, и Подольской районной администрации. Далее, общественные слушания проведены, есть протоколы. Некоторым понравилось на этих общественных слушаниях зарабатывать деньги. Провели одни общественные слушания, а давайте еще проведем....

 

 

 

 

 

 

 

 

Кстати, именно к тем общественным слушаниям у жильцов Набережно-Крещатицкой, 11, соседствующего со строительством дома, ооочень много претензий, но об этому чуть попозже. Бессмысленно убеждать компанию, которая очень старалась начать здесь строительство в возможном подлоге. Но, удивила позиция Гладчука, который очень тщательно изучил «проблемы строителей». И каждый раз он вставлял «свои пять копеек», пытаясь «шокировать» публику очередным «моментом».

 

 

 

 

 

 

 

 

- За один гараж требовали 50 тысяч долларов, - не смог сдержаться Гладчук и в этот раз. -  Увидели, что платят, начали еще требовать. Теперь больше уже...

 

 

 

 

 

 

 

 

Общественные слушания, между прочим, это «больной» мозоль для большинства киевлян, которые сегодня вынуждены защищаться от застройщика. И «Цензор.НЕТ» не раз уже упоминал о том, что каждое незаконное строительство начинается именно с фальсификации общественного мнения. И о «роботах», собранных в больших аудиториях, которые вместо местных жильцов и придут, и проголосуют. Похоже, отлично знакомы с подобными ситуациями и строители. Именно поэтому у них и реакция на замечания киевлян такая неоднозначная.

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Ну, дорогие, с вашей политикой общественные слушания можно проводить хоть каждый день! И каждый день вы хотите получать за это компенсацию. Мы не против, есть закон. Все выплачено, все оплачено.

 

 

 

 

 

 

 

 

Смирнов, идентифицированный жилец: А как же те общественные слушания, которые на сегодня назначены? Назначены причем Подольской райадминистрацией?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Есть положение Киевгорадминистрации о проведении общественных слушаний. А если кто-то хочет провести общественное собрание, то можете их проводить десятки раз. Никто не запрещает. Вы же граждане демократической Украины и дай Вам Бог здоровья.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Цензор.НЕТ»: Хотелось бы знать, хотя бы приблизительную, дату, когда была выделена земля? Вы говорите, она в частной собственности?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Земля была выкуплена еще в 90-тые годы.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Цензор.НЕТ»: А что значит выкуплена? Куплена? На аукционе или как? А у нас можно покупать землю в Киеве, в исторической части города?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Приватизирована. Посмотрите законодательство. Каждый может быть собственником земли в Украине, любой гражданин (ой, ли? – Авт.). А часть земли – в аренде. Никаких проблем.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Цензор.НЕТ»: Когда все-таки была получена земля?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: В конце 90-тых.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Цензор.НЕТ»: Вы купили землю с какими-то постройками?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Конечно же. Подавляющая часть земель выкуплена, а незначительная – в аренде. У нас все законно, любой город начинается со строителей. Все вокруг построили строители, а вы начинаете унижать строителей, избивать их. Да наша строительная кампания только в развитие города вложила более 25 миллионов! За счет нашей компании идет полная реконструкция сетей водоснабжения, канализации, тепла. За этим всем следит город. Городом руководят толковые люди. Все это делается для вас, за наши деньги. Будете иметь все стабильное и бесперебойное: воду, электроснабжение, тепло...

 

 

 

 

 

 

 

 

Но, вопрос об общественных слушаниях общественность «не отпускает». К дискуссии присоединяется активист Соломенки Тимур Ибраимов. Теперь он, как «съевший зубы» на противостоянии, со знанием дела вступает в дискуссию, чем очень раздражает ведущих.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ибраимов: Есть ли регистрационные листы с общественных слушаний? И была ли регистрация присутствующих? Да-нет?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Вы мне не указывайте, как отвечать. Это проходило 2 года назад. К сожалению, я на этих слушаниях не присутствовал. Тот пакет документов, который у нас присутствует, у нас уже проверяли неоднократно.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ибраимов: Меня пакет не интересует, мне хотелось бы уточнить по общественным слушаниям.

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Я вам уже ответил: приходите, сами посмотрите документы.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ибраимов: Сколько было жильцов из дома № 11? Это дом, соседствующий с вашим строительством.

 

 

 

 

 

 

 

 

Гладчук: Я думаю, что на следующую пресс-конференцию мы пригласим и жильцов, которые поддерживают это строительство. И весь пакет документов предоставим...

 

 

 

 

 

 

 

 

Ибраимов: Насколько я помню, расстояние по новым нормам от магистральных трасс до жилых строений должно быть не менее 50 метров. Эта норма соблюдена?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Что касается строительных норм, я вам могу подарить эти ДБН-ы...

 

 

 

 

 

 

 

 

Ибраимов: Я вам тоже могу подарить. Еще один вопрос, вы сказали, строители несут за все ответственность. Вы будете отвечать, если дом рухнет?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Такие вещи исключаются.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ибраимов: Вам примеры привести по Киеву, когда новое высотное строительство спровоцировало разрушение старых домов?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: не нужно доводить вещи до абсурда. Строители строят, а не разрушают.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ибраимов: Вам известны примеры, когда дома были повреждены соседствующим строительством в Киеве? У нас есть такие примеры.

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: А мы, изучив предыдущую практику, стараемся избежать ошибок.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ибраимов (не унимается): Ну, а если случится какое-нибудь несчастье, какая ответственность строителей? Вы застраховали соседний объект?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: У нас такого не будет.

 

 

 

 

 

 

 

 

Смирнов: Почему вы не вспоминаете о том, что наши квартиры с момента вашего появления у нас под окнами, подешевели на 30%, а риэлтерские конторы даже не хотят браться за продажу квартир в нашем доме?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Могу сказать. Почему там дешевеет жилье, это жилье будет дешеветь и дальше. Это строительство двухъярусно-эстакадного движения...

 

 

 

 

 

 

 

 

Смирнов: То – проекты, а у нас цены снижаются сейчас! Потому, что у нас под окнами идет стройка.

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Если люди хотят что-то на волне спекулятивной заработать и обвинить строителей в том, что это не получается. Есть реальные цены на жилье. А кто-то хочет продать вдвое дороже, это пусть остается на их совести...

 

 

 

 

А строительство эстакады... Мы вынуждены продумывать и этот вопрос. Жилье в этом районе строить просто нецелесообразно. Такая проблема есть. Никто не хочет жить возле выхлопной трубы...

 

 

 

 

 

 

 

 

Журналист «5 канала»: Вы заявляете о то, что у вас представители общественности требовали 3 миллиона долларов. Хотелось бы уточнить: кто, когда?  

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Наши акционеры стали владельцами данного проекта только в ноябре прошлого года. До этого там были иностранцы. Это с них требовали эти деньги, и именно из-за этих проблем они решили отказаться от данного проекта. Эту информацию я получил от них. И теперь эти требования уже перешли на нас. Предыдущим собственникам проекта создали такие условия  работы, они вынуждены были уйти отсюда. Это проблема для Украины – почему в Украину так тяжело идут инвестиции... Мы ощущаем на себе и рэкет этих жильцов, и требование денег. Это есть. Это стало нормой.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Цензор.НЕТ»: А какие-то факты вымогательств задокументированы?

 

 

 

 

 

 

 

 

Гладчук: На данный момент зарегистрировано уже около 20 жалоб в правоохранительных органах по факту разбоя, вымогательства и 50 тысяч просили за гараж... Реальная стоимость гаража – 10 тысяч, дают – 15, а говорят – дайте 50, а то не дадим вам тут строить... Мы планируем устроить публичное мероприятие под стенами МВД, чтобы милиция наказала тех хулиганов, которые разрушили забор, побили людей, украли фотоаппарат и так далее... Тех, которые завербовали нескольких местных жителей, собираются на этом сделать бизнес, разводя на деньги застройщиков.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ибраимов: В оценке шантажистов я с вами абсолютно согласен. Почему вы смешиваете шантаж с протестами жильцов соседствующего дома?

 

 

 

 

 

 

 

 

Гладчук: Проблемы начались именно после того, как предложили поделиться деньгами. Затем и поднялась эта волна. Вначале начали требовать признать нелегитимными общественные слушания, потом начались наезды местных органов правопорядка, потом появились погромщики, потом приезжали люди, назвавшиеся народными депутатами, я уже говорил, что к этому причастна Народная самооборона. А потом – либо деньги, либо обесценивание этого земельного участка...

 

 

 

 

 

 

 

 

Игорь Луценко, журналист «УП»: Какой бюджет этого строительства? Сколько стоит квадратный метр в квартирах, которые вы строите? Что получат бюджеты всех уровней от этого строительства?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Нами было уплачено 25 миллионов гривен в городской бюджет, централизованно. А есть платежи по новым теплотрассам, новым электросетям, дорог, тротуаров, - это очень большие деньги. Десятки миллионов гривен. Это десятки миллионов гривен, которые отдаются компанией на усовершенствование коммунальной системы Подола, города.

 

 

 

 

 

 

 

 

Луценко: Какой бюджет проекта?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Бюджет проекта – существенный. Вы можете оценить и без меня, сотни миллионов. Что касается доходности и прибыльности? С учетом того рэкета, который происходит, вопрос о возможной доходности этого проекта не стоит. Наши предшественники от этого отказались. Но мы не собираемся отказываться. И кому-то уступать, и идти на поводу у тех, кто организовывает эти рэкетирские налеты....

 

 

 

 

 

 

 

 

Луценко: А квадратный метр сколько у вас стоит?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Квадратный метр – равен аналогичным строительным проектам. Ни больше, ни меньше.

 

 

 

 

 

 

 

 

Луценко: А этажей сколько?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Девять этажей. Абсолютно урезано все до минимума и никак не выше. Не выше тех нормативов, которые есть. Обыкновенный девятиэтажный дом...

 

 

 

 

 

 

 

 

Гладчук: По моей информации – на первом этаже будут размещены объекты социально-бытового назначения – химчистка, магазины социальных товаров и т.д., которыми смогут беспрепятственно пользоваться и жильцы прилегающих домов. Для вас же польза! Есть жильцы, которые это оценили.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Цензор.НЕТ»: А как с судебным рассмотрением? Жильцы нам рассказали, что судебное разбирательство еще не закончено? Дело находится в Апелляции?

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Что касается судебных процессов? Они начинались еще до нас. Когда покупался этот проект, суды уже были выиграны. Насколько я знаю, наши юристы держат это под контролем. Люди имеют право опротестовывать решение суда первой инстанции. Мы живем в демократическом государстве, это их право. Суды выиграны. Никто ничего не нарушает. Если бы мы что-нибудь хоть на один пунктик нарушили – на следующий же день был бы протест прокурора. Есть все основания для проведения стройки, нет никаких оснований, даже для того, чтобы приостанавливать стройку...

 

 

 

 

 

 

 

 

«Цензор.НЕТ»: Олег Анатольевич, а вам известно о сегодняшних общественных слушаниях? Вы, как компания-застройщик, участвуете в них? (О проведении общественных слушаний нам сообщили жильцы дома на Набережно-Крещатицкой, 11 и подтвердили «согласование» с Подольской райгосадминистрацией, - Авт.)

 

 

 

 

 

 

 

 

Муравьев: Я сегодня был у зама Подольской райгосадминистрации, постоянно держим контакт с районными властями... Что касается общественных слушаний, НУЖНО НАВЕРНО РАЗЛИЧАТЬ общественные слушания и сборы по интересам. Вот там есть люди, которые решили себе еще подзаработать. Некоторые из чувства природного протеста, могут собираться. Есть закон, в котором четко предусмотрено, регламентировано: как проводится, сколько раз проводится. Если же кому-то не понравилось, и он пригласил всех своих друзей из-под Киева, и решил провести еще одни слушания, молодцы, дай Бог им здоровья....

 

 

 

 

 

 

 

 

Если честно, такой ответ, оскорбил даже меня, как журналиста, задавшего этот вопрос.

 

 

 

 

 

 

 

 

Гладчук: Наши журналисты подходили, спрашивали и им сказали, что никаких слушаний не будет. Слушания уже были проведены. Можно собираться хоть каждый день и нанимать массовку, одевать маски, только просьба – не ломать заборы.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Цензор.НЕТ»: Почему вы не пригласили жильцов на свою пресс-конференцию, активистов инициативной группы, если хотите, как журналист, разобраться в конфликте?

Гладчук: Слушания уже прошли. Большинство жильцов поддерживает строительство, есть пару смутьянов, которые препятствуют строительству. Следствие должно установить преступную организованную группу, которая занималась вымогательством денег. Там все, у кого были гаражи, по 50 тысяч долларов получили. Теперь еще хотят денег....

Муравьев: Подселились специально в этот дом, а теперь требуете денег (это уже в сторону неприглашенного жильца кивает гендиректор, - Авт.)

Журналист НТН: Когда же вам предлагали эти 3 миллиона долларов? Мы уже вторую пресс-конференцию ждем ответа на этот вопрос, а вы уходите от ответа...

Муравьев: Вам, наверное, как участнику погрома, интересно? (О как? - Авт.) Вам, наверное, мало заплатили за дебош, вам это интересно, чтобы и с вами поделились... Есть позиция наших акционеров, мы работаем абсолютно законно. Никто никому и копейки платить не будет, однозначно. Мы не боимся! И построим этот дом, во что бы то ни стало. Наезды, погромы... Нам ни почем...

Бригада в сборе

 

 

 

P.S. Если честно, трудно после такого уровня «диалога» удерживать взвешенную позицию. Просто, как человеку, не безразличному к судьбе, например, жильцов дома на Набережно-Крещатицкой. Но, после столь детального изложения происходящего на той пресс-конференции, журналиста, пытающегося разобраться в ситуации, вряд ли можно будет обвинить в предвзятости. Наперед скажу: в отличие от господина Гладчука, «Цензор.НЕТ» пообщался и с жильцами дома, и с археологами, ведущими раскопки. Попытался разыскать «налетчиков» на стройплощадку и выяснить, «откуда ноги растут», а также кому это выгодно. Предварительно могу сказать: ох и «мутная» ситуация... А посему, продолжение следует...

 

 

Источник: Виктория ВЛАДИНА, для «Цензор.НЕТ». Фото Тимура Ибраимова, solomenka.org
VEhrNGRrdzVSMEl3V1V4U1owNURLekJNYWxKbmRFTXhNRXgyVW1wT1IwSXdXVXhSYzNSREt3PT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх