EN|RU|UK
  760  16

 ОТРАВЛЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ

ОТРАВЛЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ (Newsweek)

За последние восемь лет у России случались серьезные конфликты почти с половиной из 27 членов ЕС.

Вопреки распространенному мнению, будто причиной такого рода разногласий являются исторические противоречия в Восточной Европе, эти споры затронули не только давних членов Евросоюза, но и тех, кто присоединился к нему недавно; не только соседей России, но и государства, от нее отдаленные; не только тех, кто отличался плохими отношениями с Москвой, но и тех, кто тешил себя надеждой на хорошие. Например, в 2005 году Россия ввела эмбарго на польское мясо, заявив, что оно не отвечает санитарным нормам. В 2007 году немецкого авиаперевозчика Lufthansa попытались обложить специальным сбором за полеты над Сибирью. Москва предположительно прибегала и к кибертерроризму – против Эстонии в мае 2007 года и против Литвы в июне 2008.

В каждом из описанных случаев это было нечто большее, чем просто внешнеполитические проблемы отдельной страны. Конфликт всякий раз превращался во внутреннюю проблему всего Евросоюза, приводя к расколу между входящими в него странами. Так, Польша, а позже Литва, откладывали старт переговоров по выработке соглашения, которое должно было помочь урегулировать отношения России и ЕС, чем вызывали недовольство других стран-участниц, выступавших за диалог. В другом случае финансируемые Россией проекты строительства газопроводов "Северный поток" и "Южный поток" привели к спорам за право преимущественного доступа к энергоресурсам и стали угрозой, во-первых, для сегодняшних транзитных стран, таких как Украина, и, во-вторых, для европейского проекта Nabucco, в рамках которого предполагается доставлять газ с Кавказа и из Средней Азии через Балканы.

В самом деле, не слишком ли часто России удавалось прыгнуть выше головы путем использования подковерной тактики "разделяй и властвуй"? Европейские страны никак не возьмут в толк, что, объединив усилия, они станут гораздо сильнее, чем действуя поодиночке. Государства Евросоюза как будто теряются, когда нужно проявить солидарность при столкновении с российскими уловками – например, когда Москва нескольким членам этой международной организации (Германии) предложила льготные договоры на поставки энергоносителей, а других (Эстонию) провоцировала на столкновение.

Европа должна выработать платформу для консолидации, чтобы дать отпор России. Когда члены ЕС объединялись, это приносило впечатляющие плоды. Два года назад националистическое молодежное движение "Наши" начало преследовать британского посла, тем самым грубо нарушая ряд положений о дипломатической неприкосновенности. Особенно неприятно было то, что эти хулиганы, похоже, имели доступ к закрытой информации о графике дипломата. США в подобной ситуации отреагировали бы жестко. Но в Лондоне не смогли постичь, что такова классическая русская тактика: найти слабое место и сильно ударить. На первых порах возражения британцев звучали несколько приглушенно, вследствие чего создалось ощущение слабости, и у России возник соблазн продолжать агрессию. Но в итоге, когда последовал протест со стороны Евросоюза, проблему удалось решить – "Наши" отступили.

Аналогичное умение влиять на поведение России ЕС проявлял в тех случаях, когда удавалось выработать общую позицию. К примеру, в 2004 году Евросоюз смог убедить Россию подписать Киотский протокол, пообещав взамен устранить некоторые препятствия на пути этой страны к вступлению в ВТО. В 2006 году страны Европы не позволили России добиться для своих граждан права безвизового транзита через Литву в ее прибалтийский анклав – Калининград. И вот теперь Россия и Великобритания снова на ножах – возможно, мы имеем дело с самой крупной и значимой конфронтацией этих двух стран за всю историю. На прошедшем две недели назад в Японии саммите G8 состоялись, говоря дипломатическим языком, "крайне откровенные переговоры" Гордона Брауна и президента России Дмитрия Медведева, в ходе которых британский премьер поднял вопрос об убийстве гражданина Великобритании Александра Литвиненко (его отравили в Лондоне в 2006 году). На протяжении многих месяцев Великобритания добивается экстрадиции из России основного подозреваемого по этому делу, Андрея Лугового. Россия его выдавать отказывается. Впервые встретившись лицом к лицу с Брауном, Медведев на саммите G8 твердо стоял на своем: он не уступил ни пяди – ни по этому вопросу, ни в связи с коммерческим спором между британским нефтедобытчиком ВР и инвесторами совместного предприятия этой компании в России (с делом Литвиненко этот конфликт никак не связан).

Конечно, сразу стало ясно, что тайну убийства Литвиненко раскрыть будет непросто. Эта история напоминает роман Джона ле Каре: хитросплетение интриг с участием шпионов и загадочных иммигрантов, изощренные методы отравления. Шумиха, возникшая вокруг этого дела благодаря СМИ, в значительной степени затрудняет для Брауна решение стоящей перед ним задачи. Россия же, вместо того чтобы пойти на сотрудничество, агрессивно сопротивляется. На запрос об экстрадиции Лугового российский МИД ответил запросом об экстрадиции олигарха Бориса Березовского и лидера чеченских сепаратистов Ахмеда Закаева (оба сейчас живут в Лондоне). Британские власти объяснили, что у них нет полномочий влиять на решение суда, а Москва в ответ (формально эти два вопроса, впрочем, не связывая) обвинила Британский совет в неуплате налогов и в том, что под прикрытием этой культурной организации ведется шпионаж. После грубых запугиваний в адрес сотрудников Британского совета пришлось закрыть его отделения в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Хотя правительство Великобритании могло бы сохранить эту организацию в урезанном виде – за счет тех помещений, которые находятся на территории консульств, – оно предпочло закрыть ее филиалы в России, вследствие чего у Москвы сложилось твердое убеждение, что она умеет выходить сухой из воды. Сегодня власти Великобритании лишены культурного влияния в России, да и к экстрадиции Лугового они ни на шаг не приблизились: став в декабре 2007 года депутатом Госдумы, Луговой ныне обладает внутри страны полной неприкосновенностью.

Этот застарелый вопрос – лишь самая яркая из тех проблем, которые Россия ставит перед остальными странами Европы. Поэтому Евросоюзу пора прийти к соглашению – хотя бы принципиальному – о совместном реагировании на такие проявления агрессии со стороны восточного соседа. Население ЕС более чем в три раза превышает население России, экономика этой международной структуры в 15 раз мощнее российской. Но главный козырь Евросоюза – во взаимосвязанности, солидарности и консенсусе между его членами. К тому времени, когда разразится следующий кризис, странам Европы нужно успеть подготовиться.
Источник: Эндрю Уилсон, Марк Леонард, Newsweek
VEhrNGRreDZWWFF3VEd0bk1FeHlVWE5PUXprd1RFUlJkVE42VVc5T1F5c3dXVWhTWjJSRE5EQlpPRDA9
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх