EN|RU|UK
  755  5

 ТРИ МОДЕЛИ КРИЗИСА: ПЕЧАЛЬНЫЕ ИТОГИ ПРОШЕДШЕГО ПОЛИТСЕЗОНА И ПЕЧАЛЬНЫЕ ПРОГНОЗЫ БУДУЩЕГО...

ТРИ МОДЕЛИ КРИЗИСА: ПЕЧАЛЬНЫЕ ИТОГИ ПРОШЕДШЕГО ПОЛИТСЕЗОНА И ПЕЧАЛЬНЫЕ ПРОГНОЗЫ БУДУЩЕГО... (Владимир КОЛЮБАКИН для "Цензор.НЕТ")

В конце каждого политического сезона, с уходом Верховной Рады на каникулы, в среде политологов принято подводить итоги. Но в данном случае речь может идти, скорее, об их отсутствии.

Потому комментарии ведущих политологов касаются, прежде всего, причин отсутствия таковых результатов, а также перспектив дальнейшего функционирования сложившейся политической системы.

Точка замерзания

Как заявил директор Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала, нынешнюю ситуацию во власти можно назвать «Война и мир одновременно». Ведутся публичные войны между политическими оппонентами и одновременно – закулисные переговоры с ними же. Свежее тому подтверждение – последние голосования в Верховной Раде: правительство в отставку не отправили, но и предложенный им бюджет, по которому этому правительству надлежит работать, не утвердили. Видимо, по первому вопросу договоренности достигли, по второму – нет.

Политические оппоненты действуют не на пользу стране, а назло друг другу. Всякие надежды на то, что Украина движется в направлении развития, не только не сбываются сейчас – их придется оставить и на ближайшее время.
Директор центра социальных исследований «София» Андрей Ермолаев заявляет: возникают сомнения в дееспособности всего политикума Украины и его способности работать в режиме парламентаризма. После политреформы парламент должен был стать центром принятия политических решений. Но, по сути, среди тех, кто получает представительную власть, не оказалось людей, которые способны ею распорядиться и принимать ответственные политические решения.

Налево пойдешь, направо… Главное – подальше!

Мы, очевидно, имеем политический кризис. Но, как заявил председатель правления центра «Соціовимір», директор Международного института демократии Сергей Таран, для большинства политиков пути выхода из него – еще хуже, чем сам кризис. Например, нынешняя коалиция не может провести ни одного своего решения, но новая, переформатированная, не будет иметь политической легитимности и будет очень уязвима в отношении «теневых» договоренностей.

В итоге опять может встать вопрос о досрочных выборах. Но перевыборы могут дать результат лишь в случае принятия нового закона о выборах, который бы обеспечил ротацию политических элит.

Перевыборы без смены закона – это все равно, что человеку, который только что выиграл в «русскую рулетку», дать еще одну попытку. Лучше оставить все как есть…

Три модели кризиса

При таких раскладах дальнейшее развитие государства может реализовываться только по кризисным сценариям. По мнению Андрея Ермолаева, первый из них – развитие нынешней ситуации: парламент остается средством сведения счетов, блокирование трибуны становится повседневностью, политический диалог невозможен. Продолжение такой практики – это парламентский коллапс, патовая ситуация, которая делает невозможной деятельность любой коалиции при любом составе участников.

При этом становятся неизбежными досрочные парламентские выборы, которые будут сопровождаться агрессивной атакой на пост президента. Тему смены курса и президента будут эксплуатировать все политические силы, в том числе – и бывшие соратники. Потому вероятны всеобщие выборы: и парламента, и президента одновременно.

Второй вариант: ведущие элитные группы (не парламентские фракции, а собственники партий и блоков) придут к пониманию необходимости конструктивных переговоров. То есть, сессия парламента закончилась, а политический сезон – нет. Просто он перешел из публичной в закрытую фазу, переместился в кабинеты, на курорты... В таком случае новая парламентская сессия начнется с новой коалицией.

Но, к сожалению, переговоры опять будут идти не на стратегическом, а на тактическом уровне. Они будут касаться решения краткосрочных задач, сиюминутных интересов участников этих переговоров. Вопрос принятия обновленного бюджета этого года итак затянулся сверх всякой меры, а уже на очереди – следующий… Потому 2009 год может оказаться одним из самых сложных в экономической истории Украины.

И третий вариант, который становится все более реальным: в парламенте мы имеем фактический тупик, одновременно идет кампания по дискредитации Верховной Рады как институции. Кроме того, имеем решение Конституционного суда, которое дает возможность отменить политическую реформу. Это коренным образом изменит политическую систему страны.

Если в сентябре октябре парламент не начнет продуктивно работать (а причин, почему он должен начать, не видно), и одновременно будет идти информационная кампания, доказывающая его ненужность как такового, окажется вполне возможно убедить в этом общественное мнение.

Если в обществе настроения качнутся от сильной законодательной власти в сторону «сильной руки», решение Конституционного суда может быть принято обществом. Отмена политреформы будет выглядеть панацеей. Конечно, это усилит институт президентства и, опять же, приведет к досрочным президентским выборам.

В мечтах о «сильной руке»

Есть свои аргументы в пользу сильной исполнительной власти, которые озвучил Сергей Таран. Например, выборные политики всегда ориентируются на популистские лозунги. Они всегда думают об электоральном результате, а не о нуждах страны, и органически не способны принимать необходимые, но непопулярные решения. Между тем, державе сейчас нужны масштабные реформы, но политической силы, способной на них пойти, не существует. Мировой опыт показывает: они возможны только при сильной президентской вертикали.

Кроме того, нынешняя конституция не определяет, кто именно у нас отвечает за внешнюю политику, потому ею занимается каждый, кому не лень. Наша внешняя политика теперь уже не многовекторная, как говорилось при Кучме, а многопартийная. В этом смысле преимущество президентской республики перед парламентской – как раз в том, что парламентская республика очень уязвима к внешним влияниям. Любая внешняя сила находит в парламенте свою «пятую колонну».

Если Украина пойдет этим путем, это очень опасно для государства и возможно только в том случае, если она обеспечит свою внешнюю безопасность (например, вступит в НАТО). Потому, по мнению Сергея Тарана, для Польши парламентская республика – это нормально, для Украины – рано.

И «сильной руки» во власти у нас тоже нет

По мнению Андрея Ермолаева, реализовать в Украине силовой сценарий у нас тоже не получится, так как нет политической силы, которая может диктовать свою волю остальным.

Кроме того, украинское общество не способно к тоталитарному правлению. В нем отсутствует стройная административная вертикаль, слабы силовые структуры и судебная система. В таких условиях попытки ввести авторитаризм будут карикатурным «вождизмом».

Вместе с тем, бессилие представительной власти приводит к росту стихийных общественных настроений: дескать, порядок в государстве может навести только сильная личность. Запрос на сильную власть склоняется не в сторону избранной власти, а к воле одного человека. На базе этих настроений возможен поворот. Но – ситуативный. Попытки его совершить будут сталкиваться с невозможностью любого авторитаризма, учитывая специфику политической системы и существующего расклада сил.

Потому тот же Ющенко может добиваться чрезвычайных полномочий, но не сможет ими воспользоваться: административный аппарат разобран по разным политическим силам, а влияние силовых структур – практически нулевое.

Новые большевики

Помимо стремлений политической верхушки, остаются еще настроения «низов». Они все меньше связываются с конкретной политической фигурой и формулируются одной фразой: «Все сволочи, всех перевешать!». По мнению политолога Олега Медведева, это свидетельствует, что власть теряет авторитет как таковая. В отличие от России, где власти прощают даже явные промахи. Например, там ситуация с инфляцией не лучшая, чем у Тимошенко, но это никак не влияет на популярность Путина.

Заложенное еще со времен Советского Союза желание «сильной руки, которая покончит со всем этим безобразием» очень опасно, но у нас не находит выхода: украинское общество расколото, и любой кандидат на роль «сильной руки» не получит поддержки всех.

Это могут быть, в частности, Олег Тягныбок от Западной Украины, где Ющенко давно уже исчез как политическая фигура, но не все его бывшие сторонники готовы перейти на сторону Тимошенко. У этой силы есть реальные шансы преодолеть трехпроцентный барьер.

На фоне союза Партии регионов с Виктором Ющенко возникает почва для появления другой радикальной силы, но уже пророссийской, в Крыму и Донбассе. У них тоже есть перспектива преодолеть трехпроцентный барьер, но они пока не имеют единого лидера.

Добавим: выход на политическую арену таких сил не только не снимет политического противостояния, но, наоборот, - углубит его.

Вместо PS: Андрей Ермолаев: у нас в будущем – два – три года политических конфликтов. Мы не сможем сразу заставить политические силы договориться, потому что они до сих пор считают, что возможно победить одному. Пока они убедятся в невозможности, общество заплатит за это не только политическим кризисом, но и жесточайшим экономическим. Платой за новое равновесие будет уход с политической арены всех ведущих политических игроков.
Источник: Владимир КОЛЮБАКИН для "Цензор.НЕТ"
VEhrNGRrdzVReTh3VERkUmRUbEROREJaVEZGMVRrTTJNRXhCUFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх