EN|RU|UK
  2434  2

 ДЕВАЛЬВАЦИЯ ГРИВНИ: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

О второй, сентябрьской, волне кризиса эксперты предупреждали еще весной. Гривня почувствовала близость новых катаклизмов уже в августе. И стала медленно, но уверенно падать…

Новый политический сезон, отягощенный президентскими выборами в Украине, неизбежно будет богат громкими разоблачениями, популистскими обещаниями и взаимными обвинениями власти и оппозиции. Из уст политиков, рвущихся к власти, вряд ли удастся услышать рациональное зерно. Однако страна продолжит жить по рыночным законам. И национальную валюту одним лишь усилием воли, как бы сильно кому-то не хотелось, удержать не удастся. Кто виноват в девальвации гривни и что нужно сделать государственным мужам, чтобы страну не захлестнул внутренний дефолт? Об этом наш разговор с директором Института трансформации общества Олегом Соскиным и директором Института экономических исследований и политических консультаций Игорем Бураковским.

- Кризис не прекратится, сколько бы «она ни работала», - начинает дискуссию Олег Соскин, известный своими резкими оценками действий нынешнего правительства. - Сколько бы сегодня не говорили, что девальвации нет и нет смысла ожидать второй фазы кризиса, это не будет отвечать действительности. В происходящем власть обвиняет простых граждан и спекулянтов. Получается, простые граждане виноваты в том, что они покупают доллар, а спекулянты – в том, что раскачивают качели. А я считаю, что главные виновники происходящего - это НБУ – Стельмах, Шаповал и др. и правительство Тимошенко. Юлии Владимировне нужно понять, что невозможно совместить функцию премьера и функцию кандидата в президенты – это вещи несовместимые.

Олег Соскин считает, что к нынешней девальвации гривни привели два фактора. Первый - банкротство государственного бюджета, ведь за первое полугодие дефицит государственного бюджета составил 30 миллиардов гривен.

- Казна правительства пуста, - говорит эксперт. - В месяц правительство должно собирать 800 миллионов гривен, желательно миллиард, на свои расходы. А в казначейство ежедневно на счет попадает не более 200 миллионов. У правительства нет достаточно денег для пополнения бюджета. Что делает Тимошенко? Она печатает долговые обязательства правительства. 3 ноября 2008 года в обращении находилось облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ) на 8 миллиардов гривен. 25 августа в обращении находится почти 70 миллиардов гривен ОВГЗ. Таким образом, за десять месяцев правительство увеличило свой долг на 62 миллиарда. Под этими обязательствами ничего нет, ведь за семь месяцев этого года мы имеем совокупный дефицит платежного баланса 8,2 миллиарда долларов.

Второй фактор, сподвигнувший гривну к девальвации - падение ВВП и падение индекса базовых отраслей и промышленного производства. Мы стали страной, «которая сама себя пожирает». Съедаем на 8,2 миллиарда больше, чем создаем. Отсюда - дефицит платежного баланса.

- Кое-кто говорит, что это не страшно, мол, в других странах больший дефицит платежного баланса, чем у нас, - объясняет свои выводы Соскин. - Может, это и так. Но в тех странах при этом сотни миллиардов или триллионов долларов ВВП. На сегодняшний день ВВП Украины составляет максимум 40 миллиардов долларов за семь месяцев. То есть, если мы имеем уже 8,2 миллиарда долларов в дефиците и 40 миллиардов ВВП, то это уже значит, что у нас пятая часть ВВП - это дефицит. Прибавьте к этому удвоенный государственный долг, который сегодня уже зашкаливает и подбирается к 30 миллиардам долларов, с тремя траншами МВФ и Всемирного банка. Прибавьте к этому корпоративный долг – 70 миллиардов долларов – это, фактически, годовой ВВП. Прибавьте инфляцию при падении производства и ВВП. Таким образом, мы фактически приближаемся к внутреннему дефолту...

- Давайте рассмотрим фактор падения гривни со стороны действий Нацбанка, - продолжает экономист. - Сегодня в НБУ с деньгами МВФ золотовалютный запас составляет 29 миллиардов долларов. Я хотел бы напомнить, что на конец августа мы имели 38 миллиардов долларов золотовалютных запасов. С начала 2009 года НБУ потратил свыше 7 миллиардов долларов своих золотовалютных запасов. Если вычесть деньги, которые дал нам МВФ, то фактически НБУ будет иметь 22-23 миллиарда долларов. Плюс – мы знаем, что правительство продает свои золотовалютные резервы Национальному банку, потому что ему нужна гривня. Следовательно, НБУ эмитирует гривню, наполняет ею денежные каналы.

- Когда говорят, что поднимается курс доллара, то это означает только одно - что есть огромная масса напечатанной Национальным банком наличной гривни. Если в стране ВВП упал на 25%, если дефицит финансового счета 7 миллиардов, если дефицит внешнеторгового баланса 1,2 миллиарда, если упали все экспертные отрасли, если на сотни миллионов уменьшаются трансферты от остарбайтеров и миллионы их возвращаются назад, то ты не имеешь права печатать деньги. А Национальный банк не изымает гривню из обращения - ни наличную, ни безналичную. Поэтому я говорю - Стельмах, вместе с Ющенко – это преступники, - убеждает Олег Соскин.

Директор Института трансформации общества считает, что просить украинцев «не ходить в обменники» - напрасная трата времени. Поступить нужно жестче, считает экономист: изъять из оборота гривню, привести в соответствие золотовалютные и гривневые запасы, и проблем с курсом национальной валюты не будет.

- Но тогда ведь воровать нельзя, тогда нельзя рефинансировать свои банки, которые принадлежат кланам, и тогда невозможно будет печатать облигации внутреннего государственного займа, - убежден Соскин. - Почему же Юлия Владимировна не говорит о том, что нельзя пополнять уставный капитал банков («Родовид», «Киев», «Укргазбанк») за счет ОВГЗ? Они дали в уставный фонд не «живыми» деньгами, а облигациями, которые потом предъявили для выкупа Национальному банку. Что в результате произошло? Появились новые деньги, гривня, которая перетекла в наличность. Наличность пошла на руки. Из рук – на валюту.

Есть у Олега Соскина и свой сценарий «что делать». Он считает, что пора вводить модель «currency-board», так называемый валютный комитет. То есть, привязать гривну к специальным правам заимствования. В этом случае Нацбанк не будет иметь права выпускать больше гривни, чем сумма специальных прав заимствования и не будет предпосылок для искусственной девальвации национальной валюты. Второе, что нужно сделать - бездефицитный консолидированный бюджет. Третье – «отпустить» малый бизнес. И, наконец, дать свободу городам: разрешить продавать землю, устраивать аукционы и создавать инвестзоны.

- Если не изменить парадигму сейчас, то гривня упадет не только до 10. Доллар будет стоить и 15, а может даже 20 гривен уже до конца года, - предупреждает Олег Соскин.

- Понятно, что для девальвации гривни много объективных причин. В этом смысле нужно исходить из того, что слабая экономика, в которой происходят кризисные процессы, по определению не может иметь сильную валюту, - присоединился к обсуждению наболевших для Украины вопросов Игорь Бураковский. - Если речь идет о пиковой девальвации, то пики снимаются исключительно краткосрочными интервенциями Национального банка Украины. Мы можем потом говорить, кто кому что должен, но если мы хотим постепенно девальвировать валюту, не создавать панических настроений, это должна быть очень продуманная и очень четкая интервенционистская стратегия НБУ. Можно ли было это предупредить? Думаю, что можно. Много писалось, о том, что Украину ждет вторая волна девальвации. Очевидно, нужно было держать резервы наготове и быть готовыми вмешиваться очень быстро.

- Речь не идет о том, чтобы «завалить» валютный рынок золотовалютными резервами Нацбанка и «сбить» гривню до 4-5, - продолжает эксперт-аналитик. - Речь о том, чтобы срезать пики, снимать панику и пресекать валютные спекуляции. Хотим мы этого или нет, но нестабильные колебания валют – это очень благодатная почва для валютных спекуляций.

Игорь Бураковский считает, что на помощь Верховной Рады, которая уже в сентябре приступит к работе, в канун президентских выборов рассчитывать не стоит. В Парламенте находится как минимум 5-7 официально заявленных кандидатов в президенты. А посему ждать от политических сил стратегических действий напрасно. Ни одна политсила сегодня не пойдет на сокращение расходов государственного бюджета. А поэтому и страна и ее народ стали заложниками существующей политической ситуации. Хотя выход из создавшегося положения у Игоря Бураковского несколько иной, чем у его коллеги – Олега Соскина.

- Если мы уверены в том, что нам нужно срезать пиковые колебания девальвации, блокировать разного рода ожидания истерически спекулятивного плана, которые также существуют на сегодняшний день, то, с одной стороны, должна быть политика коммуникации, политика опережения НБУ. Нужно выходить с интервенциями не после того, как рынок уже разбалансирован, а до того. Логика показывает, что на опережение нужно меньше валютных резервов, чем потом на гашение всего пожара, - уверен Игорь Бураковский. - Учитывая наши проблемы, мы должны требовать жестких и непопулярных мер не только от правительства, но и со стороны нашего национального регулятора - Национального банка Украины.

Под «непопулярными шагами» Бураковский подразумевает пересмотр вопросов, связанных с валютными ограничениями. Пора задуматься: Украина останется долларизованным государством или все же попытается вытеснить доллар из внутреннего обращения и расширить влияние на национальный рынок.

- Я думаю, что в непопулярных шагах нужно иметь четкую стратегию, четкое видение банкротства украинских банковских учреждений. 180 с чем-то банков – это перебор для украинской экономики, даже в нормальные времена. Ясно, что тут нужно взвешивать очень многие вещи, в том числе количество депозитов физических лиц и так далее. Но ясно, что эта процедура должна быть эффективной, она должна быть относительно простой и достаточно быстрой по времени, - уверен эксперт-аналитик. - Процедура банкротства – это процедура оздоровления. Ясно, что она не бывает без потерь. Мы думаем только о рефинансировании, рекапитализации. А есть еще и процедура банкротства, о которой нужно говорить. Ясно, что должны быть приоритеты, определенные принципы, ясно, что во главу угла должен быть поставлен вопрос эффективного использования средств налогоплательщиков, но это, очевидно, другой уровень политической культуры, который на сегодняшний день для Украины абсолютно недоступен...

Да, с политической культурой, нам и впрямь не везет. Особенно последние пять лет. Хотя вряд ли до полной перезагрузки власти нам грозит внутренний дефолт. Да и гривню Нацбанк попридержит пока. А вот, в каком состоянии окажется страна после президентских, а затем, возможно, и досрочных парламентских выборов, даже страшно подумать. Учитывая все макропоказатели, самое страшное нас ожидает лишь после того, как из «формулы» будет удалена политическая составляющая. И не важно уже будет, кто стал президентом, кто усядется в новом парламенте. Государство будет вынуждено действовать решительно. Тогда-то мы и узнаем истинную ценность национальной валюты. И только тогда народ прочувствует, что такое кризис по-настоящему…
Источник: Виктория ВЛАДИНА для "Цензор.НЕТ"
VEhrNGRrdzVRM293V1VSUmRVNURlVEJNTTFKcU0zcFJkRTVETVRCTVRGRnpUa00zTUZsNlVYTjBRM2N3V1dKUmRVNUhVQT09
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх