EN|RU|UK
  3021  3

 СОВЕТНИК НБУ ОБ УКРАИНСКОЙ ЭКОНОМИКЕ: "А В ОСНОВНОМ, ПРЕКРАСНАЯ МАРКИЗА …"

"Если в Америке инфляция 1%, а в Украине – 15,5% в годовом измерении, то какая разница? Извините, но гривна только искусственно может быть сильной по отношению к валюте той страны, в которой падение минус 1%, а в Украине падение промышленности – минус 30,4%, а по ВВП – минус 18".

Период летних отпусков заканчивается. Страна готовится к новому политическому сезону. Первой на приближающиеся «горячие» деньки отреагировала гривна. Чего от нее ждать?..

Проанализировать перспективы национальной валюты и состояние украинской экономики мы попросили Валерия ЛИТВИЦКОГО, руководителя группы советников Национального банка Украины.

- Если нужно за десять секунд проанализировать экономику Украины, то я бы сказал: «А в основном, прекрасная маркиза…». А насчет прогноза – могу спеть: «Все будет хорошо, все будет хорошо…» Экономика разноцветная, как и жизнь. Есть тона, полутона, светлые, темные. Я думаю, что на сегодняшний день нет оснований впадать в суррогатную эйфорию по поводу того, что наметилось оздоровление, ослабилась динамика спада. Динамика ослабилась только за последние два месяца. За пять месяцев экономика выглядела хуже, чем в январе и хуже, чем в предыдущие четыре месяца.

Действительно, это был беспрецедентный спад. Не только за годы независимой Украины, но и Советской Украины. Экспорт упал на 40%, промышленность – на 30, более 30% – транспорт, 54,3% – строительство. Даже торговля – 15%. Но вместе с тем, не стоит чрезмерно драматизировать ситуацию. Это то, что не ожидали по январю. Лучше сосредоточиться на том, что из этого всего следует, какой из всего этого можно сделать анализ.

- И что же из этого следует? Мы выживем?

- Я попробую найти короткую формулу. Я бы сказал, что экономика во втором квартале выглядела лучше, чем в первом. Но, хуже, чем в четвертом квартале прошлого года. Могу добавить, что экономика во втором квартале будет выглядеть хуже, чем она будет выглядеть в четвертом квартале этого года. Я не уверен, что в октябре-декабре начнется вертикальный взлет. Вертикального взлета уже не будет, и экономика оставит зону хозяйственного года на отрицательной отметке. Но я согласен с теми, кто считает, что первые зеленые ростки оздоровления возможно уже появились в июле и возможно, если не произойдет какой-то обратной тенденции, эти зеленые ростки будут поддержаны в конце года.

Но, вы знаете, те же зеленые ростки могут превратиться и в удобрение для нового спада. Поэтому я еще раз призываю (очевидно, политиков, - Авт.) быть сдержанными в оценках. И посмотреть на фундамент этих изменений. Экономика может иметь макроцикл в формуле «быстро вошли – быстро вышли». Но она может и иметь вариант цикла U - относительно долго входили, топтались на месте, и относительно быстро выходили. Есть еще вариант W или PW – упали, вышли, опять упали.

На сегодняшний день ситуация такова, что экономика вышла из режима свободного падения, которое было в январе. Естественно, уровни двух спадов не компенсированы еще, но есть уже полшага вперед. Я еще в мае не считал, что большинство отраслей прошли свое дно. По июню вижу, что кроме транспорта и торговли, большинство отраслей прошли январское дно. Я не люблю термин дно, я добавляю – локальное дно. Потому что строительство в прошлом году трижды тестировало дно. Нащупывало дно, отталкивалось, брало лопату и копало новое дно. Поэтому, дай Бог, чтобы этого не произошло. Но вместе с тем, ситуация в июле выглядит лучше, чем в июне.

- Вы можете охарактеризовать плюсы и минусы первого полугодия? Что хорошо, что плохо? Ведь в июле, по оценкам экспертов, уже произошло некоторое закрепление стабилизационной тенденции июня.

- Плюсы и минусы? Плюсы – дезорецессия или снижение спада. Есть две отрасли, которые выглядят за январь-июль хуже, чем за январь. Это торговля, спад был 7%, сейчас спад – 15,2%. Динамика наращивания спада – тревожная. И транспортная отрасль – транспорт почти взял отметку января. В январе падение было 32,3%, за январь-июль падение – 33,3%. Две отрасли, которые не протеcтировали январскую отметку спада. Вместе они создают 30% ВВП. Это немало 30%! Но я не считаю, что ситуация имеет необратимые последствия.

Есть три отрасли, которые надежно оторвались от январской отметки спада. Промышленность (на 2% лучше, чем в январе), сельское хозяйство растет (3,8% рост за 7 месяцев). Я думаю, сельское хозяйство будет единственной отраслью в Украине, которая закончит год в положительной зоне. Рискну заявить, что наше падение в этом году будет измеряться двузначным числом. Но, оно будет все же меньшим, чем исторический максимум 94 года, когда падение оставляло 22,9%.

Ну и строительство. В строительстве спад был наибольшим – 54,3%. Это также исторический максимум. Поэтому я очень сдержанно отношусь к сценарию быстрого выхода из кризиса. Добиться положительного тренда (роста, - Авт.) – это перспектива не одного квартала и даже не одного года. Это серьезный откат и нужно будет не только время, но и реформаторские усилия, чтобы отработать свое падение.

Итак, отрасли, которые создают 47% ВВП, все-таки выглядели лучше, чем отрасли, которые дают 30% ВВП и еще не протестировали первое дно.

- А инфляция в стране приостановилась?

– Да, кроме дезорецезии мы еще имеем и дезинфляцию, это еще один плюс. Инфляция в прошлом году была 15,5%, в этом году – 8,5. Дезинфляция имеет место.

- Но, от правительства и от Тимошенко все время слышны публичные просьбы увеличить интервенции Нацбанка на валютном рынке…

- Те, кто дает нам советы залить рынок валютой, пусть лучше расскажут нам, как находиться в шпагате между волотильностью курса и волотильностью ликвидности. Если вы хотите избавиться от волотильности курса и полагаетесь только на интервенции, нужно найти ответ на вопрос, как избежать монетарного голода и уменьшения ликвидности. Это вопрос не простой, но мы его решим. Нацбанк прибегнет к тем интервенциям, по объемам, по срокам выхода, по целям, которые корреспондируются с его представлением о монетарной безопасности, в связи с договоренностями с МВФ и в рамках меморандума, подписанного, между прочим, и правительством Украины. Мы будем на валютном рынке с интервенциями, мы найдем инструменты влияния на ситуацию, которые позволят курсу войти в более-менее управляемое русло, в более-менее безопасное русло.

- Итак, плюсы – замедление инфляции, замедление рецессии. Что еще в плюсе? Тимошенко радуется, что платежный баланс в плюсе. Это повод для оптимизма?

- Да, платежный баланс имеет легкий плюс. Но торговый баланс – это еще не все текущие операции. Платежный баланс выравнивается, но не в части финансового счета. Мы имеем и начальную кредитную активность – 2%, хотя это не та активность 27%, которая была в прошлом году. Но, радует, что что-то начинает возрождаться, очень скромно. Хорошо, что началась рекапитализация банков, хотя и с опозданием. Сельское хозяйство - растет. Активизировалось сотрудничество с МВФ.

- А минусы?

- Спад, действительно, был очень сильный. Я хотел бы, чтобы наш спад не был бы историческим максимумом в Европе. Пока мы «конкурируем» только с Литвой.

- По оценкам экспертов, в июне был новый инфляционный всплеск.

- Был, его избежать не удалось. Но, дезинфляционный тренд сохранился. Пока мы не защищены от римейка таких прыжков. Нужно обратить внимание на следующее: в прошлом году мы имели бюджетный профицит, в этом - дефицит. Реальные доходы в прошлом году выросли на 20%, в этом году – на 12,9%. Реальная зарплата в прошлом году выросла на 9,5%, в этом – упала на 10,1%. Чистое сальдо прошлогодних инвестиций - 3 млрд., в этом – в полтора раза меньше. Инвестиции в основной капитал – в прошлом году + 10, в этом минус 39,5. Кроме того, очень рано наш бюджет стал дефицитным. Дефицит финансового счета такой, что перекрывает профицит торгового баланса и текущего счета. То есть у нас отток по операциям капитальным намного больше, чем небольшой приток по торговому балансу.

- Это все наши минусы?

- Нет, к сожалению. У нас почти мертвое кредитование – только некоторые всплески, мертвая приватизация ну и двукратное увеличение государственного долга. Мы имеем исторический максимум государственного долга. В условиях кризиса – это естественно, но стандарты дефицита бюджета могут быть пролонгированы на несколько лет. С дефицитными бюджетами очень сложно спорить. Ну и, наконец, – есть дисбаланс локальных рынков – сахара, бензина, газа, есть проблемы с тарифами.

- Повода для празднования победы над кризисом нет?

- Я бы сказал, что нам рано ждать волну оптимизма. Она еще не созрела, только созревает. Преждевременный серфинг на волне чрезмерного оптимизма был бы неуместен. Нужно просто использовать определенные положительные сигналы, которые экономика получила в зените хозяйственного года (в июне-июле), чтобы максимально закрепить тенденцию замедления спада, замедления инфляции, компенсировать отставшую рекапитализацию и т.д.

- А что сегодня происходит с гривной?

- Вы знаете, что в феврале была атака на обменный курс. Эта атака была отбита. Сейчас – вторая атака.

- Но, премьер-министр ведь постоянно говорит о положительном торговом сальдо…

- Да, торговое сальдо даже больше, чем сказал тот, о ком вы говорите. Но чистый приток валюты складывается не только с экспортно-импортных операций. За эти полгода текущий счет в минусе – минус около 700 млн. Действительно, в июне текущий счет был положительным - + 66 млн. Я думаю, что в правительстве знают, что платежный баланс состоит из притока-оттока валюты по торговле, по текущим операциям в целом и по финансовому счету. Сколько прямых инвестиций зашло в Украину? Насколько зашли заимствования? Разрыв отрицательный, наши банки больше отдают, чем занимают. Таким образом, чистый отток по текущим операциям – небольшой за полгода – 600 млн., но чистый отток по финансовым операциям – минус 6 млрд.! Правительство может открещиваться от влияния на курс национальной валюты. Но, ведь на курс гривны влияют и другие фундаментальные позиции: продуктивность труда, состояние платежного баланса (который сегодня в плюсе), бюджет…

Поясню. Например, если в Америке инфляция 1%, а в Украине – 15,5% в годовом измерении, то какая разница? Извините, но гривна только искусственно может быть сильной по отношению к валюте той страны, в которой падение минус 1%, а в Украине падение промышленности – минус 30,4%, а по ВВП – минус 18.

- Как относитесь к заявлениям некоторых политиков, которые считают, что доллар должен стоить в Украине шесть гривен?

- Если вы хотите иметь курс 6 гривен за доллар, отмените производство, дайте ответ на бюджетную проблему, на экспортную проблему (в прошлом году + 40, в этом – минус 40)… Думаю, это вопросы не Нацбанка.

- Еще вопрос, касающийся рефинансирования банков. Тимошенко заявила о том, что в некоторых банках, которым государство дало деньги на рефинансирование, были украдены деньги. Как такое могло случиться? Нацбанк не контролирует расходование этих средств?

- Я думаю, на этот вопрос лучше ответят те, которые имеют соответствующие полномочия, в том числе и юридические. Если такое происходит, надо на это реагировать адекватно. Рефинансирование должно контролироваться, в том числе и со стороны Нацбанка. Целевое было использование денег в том или ином банке или не целевое – это вопрос не ко мне.

Вот иногда банкам «инкриминируют» то, что они использовали деньги, выделенные на рефинансирование, на погашение внешних долгов. А что внешние долги не нужно гасить? Кто же будет доверять такому банку, который занимать занимал, а отдавать не желает. Там где есть нарушения, нужно контроль усиливать. А если погашение внешних долгов не нарушает интересы отечественных вкладчиков, нужно также адекватно реагировать.

- Вы считаете это справедливо, когда рефинансирование выделяется на отдельный коммерческий банк, а долги ложатся на плечи государства, то есть на всех граждан?

- Если это государственный банк, то ответственность возлагается на того, кто является представителем государства. Если коммерческий банк получает рефинансирование, то ответственность возлагается на плечи частного собственника. Но если страдают люди, государство, прежде всего, должно защищать своих граждан. Да, средства берем из общих налогов. Но это нужно делать, так делают все страны. Если один банк завалится, а за ним десяток системных, то вся страна ляжет до уровня городской подземки. Поэтому во всех странах применяют стратегию так называемых стимулирующих мероприятий или количественного смягчения монетарной политики. Но мы еще полностью и не вошли в эту стратегию, ведь у нас бюджет с дефицитом.

- Ходят слухи, что в сентябре нас ждет новая волна кризиса и новая девальвация гривны…

- Это не слухи, а мнения экспертов. Эти мнения меняются очень быстро. В один месяц вы можете услышать, что американская экономика прошла рецессию, а через какое-то время эксперты уже говорят: да, мы поспешили с выводами, пройдено только первое дно. К мнениям о второй волне кризиса нужно относиться очень осторожно. У нас есть резервы – 27 млрд. долларов, 28 августа получим еще 2 млрд., а наши корпоративные долги - в два раза меньше. Даже если у корпоративного сектора будут проблемы, доступ к валюте мы им обеспечим. Если имеется в виду – риски дефолтов или кросс-дефолтов, то задача экспертов – накручивать рынки. Наша задача – успокаивать. Нацбанк наготове. Не нужно ожидать землетрясения или стресса.

- А новый кризис в экономике?

- Вы же понимаете, кризис в экономике зависит не только от цен на металл. Ситуация зависит от политической ситуации. Если политики додумаются до того, чтобы устроить еще одно землетрясение – то будет вторая волна. Но, я надеюсь, что этого не будет.

- Можете спрогнозировать курс гривны по отношению к доллару на будущий год?

- Я государственный служащий. Я не буду говорить о гривне, как о мертвеце, только все хорошее. Я не хочу, чтобы сказали, что Нацбанк дает некорректные сигналы. Кроме того, я не знаю, какой будет бюджет, я не знаю, какая будет исходная база. Я не знаю, какой будет разрыв, который к концу года может быть достигнут – сегодня это 13 млрд. гривен, а плановый – 30. От базы многое зависит.

На этот вопрос нельзя ответить, не зная, например, сколько вошло инвестиций в страну. Я знаю, за первый квартал – был минус 39,5%, такого никогда не было. А за второй квартал, мне подсказывают, сегодня появились цифры – минус 43,3%. Мама родная! Если в первом квартале было почти 40% инвестиций, а сейчас – 43,3% - вот вам и перспектива на второе полугодие. Поэтому откупоривать шампанское еще рано. Давайте не будем делать серфинг на волне оптимизма… Я буду считать успехом, если наша экономика в следующем году будет иметь не трендовый рост 7%, а фоновый – 1-2%. Это уже будет успех для Украины. Что же касается нового падения, я бы его не исключал однозначно…
Источник: Виктория ВЛАДИНА для "Цензор.НЕТ"
VEhrNGRrdzVRell3V1VSUmRVNURNekJNYWxKbldIcFNhbVJETmpCTU4xRjJaRU1yTUV4NlVYVk9Rell3VEVJNE1Fb3pVV3RrUTJvPQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх