EN|RU|UK
 Экономика
  10360  13

 ПЕРЕДЕЛ ЛЕСА ИЛИ НОВЫЕ ПРАВИЛА: БЫТЬ ЛИ РЕФОРМЕ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА УКРАИНЫ?

Сотни миллионов долларов прибыли,10,4 млн га территории страны, более 300 хозяйств: такова скупая статистика лесной отрасли Украины. За рекреационным ресурсом стоит огромная машина государственного лесного хозяйства, которое уже давно отошло от сугубо охранных и экологических функций. В погоне за суперприбылью незаконная вырубка леса достигла катастрофических масштабов, о чем регулярно пишут ведущие украинские СМИ.

Возможность повлиять на ситуацию и нивелировать коррупцию в лесной отрасли инициаторы реформы получили два года назад. Однако, по оценке международных экспертов, в частности Мирового банка, Министерство агрополитики не заинтересовано в переходе на новый уровень работы в этой сфере.

Какой из предлагаемых вариантов преобразования является наиболее приемлемым и не породит ли будущая реформа новые коррупционные схемы - пробовал разобраться Цензор.НЕТ.

ТОЛЬКО ДЛЯ ВНУТРЕННЕГО ПОЛЬЗОВАНИЯ: КТО ВЫИГРАЕТ ОТ ЗАПРЕТА ЭКСПОРТА ЛЕСОПРОДУКТОВ?

Первой пробой реформаторов стало принятие 9 апреля Верховной Радой Закона 1362, запрещающего с 1 ноября 2015-го экспорт необработанной древесины всех пород кроме сосны. Сосна будет запрещена к ввозу с начала 2017 года. Тот факт, что закон был подписан президентом лишь спустя четыре месяца, свидетельствует о его "проблемности". Равно как и громкие заявления, сопровождавшие его разработку. Собственно, вопрос прост: кто выиграет от моратория на экспорт древесины - лесное хозяйство или деревообрабатывающий бизнес?

Один из авторов законопроекта, внефракционный народный депутат Остап Еднак (ранее входивший во фракцию "Самопомич") уверяет, что с его принятием "Украина получила шанс не просто быть страной-поставщиком сырья, как большинство стран третьего мира, а стать лидером в области деревообрабатывающей промышленности".

Он приводит внушительные цифры убытков от работающей до недавнего времени коррупционной схемы: " Цену леса на экспорт искусственно занижали, оформляя его как горючие брикеты.

За границу лес продавали по 4-5 евро, нашим покупателям - по 15 евро. Таким образом, прошлое и нынешнее руководство Гослесагентства обогащалось через откаты от иностранных покупателей. Очевидно, что украинские предприятия оказывались в убытке, а государство недополучало сотни миллионов с налогов и сотни миллионов от неполноценно функционирующей деревообрабатывающей отрасли".

По его словам, соответствующие факты коррупции уже переданы в правоохранительные органы.

лес

Одна из коррупционных схем времен президентства Виктора Януковича, которую в качестве примера приводит Остап Еднак. Экспорт пиловника соснового на Китай. Данная схема приносила десятки миллионов окружению тогдашнего главы Гослесагенства Виктора Сивеца и "семье". Как уверяет Еднак, еще недавно эта схема продолжала действовать.

В свою очередь представители Государственного лесного агентства и ряд специалистов в отрасли обвиняют Еднака в заангажированности и в том, что он сам не против стать "смотрящим" над украинскими лесами. Его жена является совладелицей одной из крупнейших лесообрабатывающих компаний в Украине "Интервудкоммерц", и якобы данный закон сыграет на руку именно бизнесу, а не лесному хозяйству.

Сам депутат подобные обвинения называет смешными. Он признает, что закон действительно призван обеспечить украинские деревообрабатывающие компании сырьем и дать толчок для развития отрасли. Однако, по словам Еднака, компания его жены занимает в лучшем случае одну сотую рынка. "Среднестатистический лесхоз продает в год в 2-3 раза больше, чем компания моей жены. Объем продаж лесхозов - около 8 млрд грн, а объем деревообрабатывающей отрасли пожалуй несколько десятков миллиардов гривен - это сотни деревообрабатывающих компаний с большим и меньшим оборотом и тысячи малых и средних предпринимателей".

Глава Всеукраинской Ассоциации деревообрабатывающих предприятий Дмитрий Артемчук придерживается аналогичного мнения. "То, что этот закон принят, - огромный позитив, - считает он. - Уже чувствуется, что он действует - тот ассортимент, который запрещен к экспорту, остается на украинском рынке, и мы имеем возможность его перерабатывать. Когда придет время запрета экспорта пиловника соснового, предприятия, занимающиеся глубокой обработкой хвойных пород, будут иметь возможность увеличить обороты производства, создать больше рабочих мест, платить больше налогов государству. В результате они будут улучшать производство включительно до изготовления готовой продукции, такой как пол, мебель, а не просто резание древесины, как это было до недавнего времени".

Если промышленники позитивно оценивают изменения, то некоторые профильные эксперты настроены менее радостно. Редактор авторитетного отраслевого портала "Украинский лесовод", эксперт программы "Флэг" Мирового банка Михаил Попков с самого начала выступал против запрета экспорта, предупреждая о возможности резкого падения качества украинской древесины.

"Статистики ещё нет, но думаю, что в 2015 году рубка увеличилась. Одна из причин этого - стремление побольше экспортировать до вступления в действие закона. Сокращения рубок следует ожидать в 2016 году. Это плохо, так как на корню будет оставляться прежде всего некачественный лес. В конечном итоге это ведет к деградации лесов", - сказал он в комментарии.

Запрет экспорта Попков называет наиболее не подходящей мерой воздействия на рынок. "Ее использовали очень многие страны, и ни разу она не дала положительного эффекта, - добавляет он. - Закон приведет к развитию мелкого экспортно ориентированного лесопиления, увеличению давления на лес, появлению новых коррупционных схем и в конечном итоге к ухудшению состояния лесов. Уже есть конкретные примеры, подтверждающие этот прогноз".

В свою очередь Еднак подчеркивает, что запрет экспорта является временной и вынужденной мерой, которая имеет целью сохранить хотя бы то, что Украина имеет сегодня. По его словам, нынче во всю разрабатывается законопроект, который снимет мораторий, но "введет четкие и прозрачные правила игры для участников рынка".

В отличие от Остапа Еднака, Михаил Попков не берется прямо обвинить в коррупции нынешнее руководство Гослесагенства. Но отмечает, что по аналогии с коррупционной деятельностью всех предыдущих глав отрасли, "во всех случаях Гослесагентство и его руководство - организатор схем и основной "бенефициарий".

В любом случае и урон качеству леса от вырубки в 2015 году, и текущее состояние растущей древесины можно будет оценить как минимум спустя несколько месяцев. Пока же на повестке дня стоит второй аспект реформы, который касается собственно лесной отрасли.

САМ СЕБЕ ХОЗЯИН: КОМУ ДОЛЖНЫ ПОДЧИНЯТЬСЯ ЛЕСХОЗЫ?


Концепция реформы лесной отрасли до 2020 года, созданная на базе пункта 5 Коалиционного соглашения, предусматривает разделение функций государства в сфере лесного хозяйства: политическую, хозяйственную и контрольную. Разделение этих сфер управления должно быть достигнуто путем "создания на базе существующих государственных лесохозяйственных предприятий единой государственной лесохозяйственной структуры, используя опыт Польши, Латвии и других стран…". Это отвечает условиям, зафиксированным в Соглашении об ассоциации Украина-ЕС, и рекомендациям экспертов программы "Флэг" Мирового банка.

"Необходимо пройти этап очищения, весь ресурс выставить на общие аукционные торги - чтобы деревообрабатывающие предприятия имели одинаковые условия для покупки сырья. Нынче же директоры лесхозы преимущественно работают по прямым договорам, сами выбирая покупателя", - объясняет Артемчук.

Если главу Ассоциации деревобрабатывающих предприятий можно упрекнуть в корпоративной заинтересованности и рассмотрении ситуации с колокольни бизнеса, то вряд ли в этом можно уличить широкий круг разнорошерстных экспертов, предлагающих проекты реформы. Они признают, что главной целью является выведение лесхозов из подчинения Агентства.

Однако, как известно, за общими формулироваками украинские чиновники давно научились проворачивать хитрые комбинации. Как уверяют представители общественной группы по реформе отрасли, именно это пытается сделать Министерство аграрной политики и продовольствия и Гослесагенстство.

В конце октября ряд политических и общественных экспертов выступили с острыми заявлениями в адрес Министерства и Лесагентства, обвинив их в желании сохранить статус-кво в лесной отрасли.

"14 октября проводится круглый стол, где эксперты представляют варианты и модели институциональной реформы - создание лесной компании, - рассказал Остап Еднак. - То есть, происходит прозрачное обсуждение при участии замминистра агрополитики Владиславы Рутитской, меня как народного депутата, экспертов, активистов, представителей Гослесагентства, лесхозов, коммунальных лесхозов и так далее.

А 19 октября на Коллегии МинАПК утверждают концепцию создания лесной корпорации, которая предусматривает ликвидацию лесхозов и создание на их базе филиалов, централизацию финансовых потоков! Никто из экспертов не видел этой концепции! Хотя на Коллегии МинАПК нагло соврали, сославшись на то, что над концепцией работали те же эксперты! Тотальную централизацию мы уже видели в "Укрспирте". Скорее всего, неизвестные эксперты воспользовались таким опытом, который предусматривает централизованную коррупцию и злоупотребления".

Специалисты давно сетуют, что хотя формирование политики в лесной отрасли должно осуществлять Минагрополитики, фактически эта функция остается в руках Голесагенства. В подконтрольных ему лесах - а это 73% лесного фонда Украины - агентство само формирует правила игры, контролирует их выполнение, ведет хозяйственную деятельность. Это, по словам общественных активистов, обуславливает диктат, который агентство нынче осуществляет в рамках обсуждения реформы отрасли.

В официальном запросе Цензор.НЕТ к Минагрополитики и Гослесагентству по поводу проводимой реформы отметили, что концепция создания корпорации еще не утверждена. По информации Агентства, 19 октября состоялось лишь очередное представление вариантов реформирования лесного и охотничьего хозяйства Украины. Также в ведомстве уверяют, что учтут предложения всех экспертов.

документ лес

Разницу между двумя моделями корпоратизации объясняет эксперт Всемирного банка, начальник сектора новейших технологий Государственного проектного лесоупорядочивающего производственного объединения ВО "Укргослеспроект" Виталий Сторожук:

"Создание объединенного предприятия подразумевает реорганизацию действующих лесохозяйственных предприятий путем их объединения или слияния. Государственное хозяйственное объединение (важны все три слова) - это объединение государственных предприятий. Хозяйственный кодекс определяет, что, как правило, государственные объединения создают как корпорацию или концерн. Эти формы часто путают с процессом корпоратизации, который заканчивается созданием акционерных холдинговых компаний, но не корпораций".

Сторожук, как и большинство экспертов, сторонник именно создания корпорации.

"Создание такого объединения урегулировано Хозяйственным кодексом. Для Украины это не новость: такие объединения функционировали до 2005 года. Десять лет назад их переименовали в управления, что отвечает сфере государственной службы. То есть, существует несоответствие статуса институтов госслужбы и хозяйственной функции. Предлагается рассмотреть возможности вернуться к проверенной схеме управления в виде государственных хозяйственных объединений".

Официальная позиция власти в лице Агентства - создать единое предприятие . В случае реализации данной программы, будут ликвидированы все 360 лесхозов, а на их базе возникнет одно предприятие-гигант.

лес



Это, как уверяет Строжук, начало давно известной схемы по доведению предприятия до банкротства.

"Единое объединенное предприятие может быть создано в Киеве. В районных центрах, где есть лесхозы, будут территориальные подразделения. Я боюсь такой реорганизации. Против нее выступают многие предыдущие руководители агентства, так как осознают, что это путь к приватизации.

Все понимают риски подобной схемы. В Украине, если создается мегапредприятие, в пользовании которого находится 10% территории страны… разве это не привлекательный для приватизации объект? Это же огромный государственный территориальный ресурс. Сельскохозяйственные земли более чем на 70% находятся в частных руках. А вот лесные угодья преимущественно государственные. Мы хотим отстоять их, чтобы леса остались в государственной собственности", - отметил эксперт.

Представители деревообрабатывающей отрасли поддерживают такой позиции. По словам Артемчука, если все лесхозы превратятся в филиалы единой компании - это коррупция общегосударственного масштаба:

"Кто-то из высших должностных лиц хочет монополизировать деревообрабатывающую отрасль. Этого ни в коем случае нельзя допустить".

Впрочем, по его мнению, для искоренения коррупции в отрасли не обязательно проводить институционную реформу. Как он говорит, нужно на практике добиться того, что нынче существует только на бумаге: каждый лесхоз является исключительно хозяйственным предприятием.

"Необходимо просто запретить лесхозам перерабатывать собственную древесину и четко в законе обозначить, что лесхоз - это государственное предприятие, прямой задачей которого является садить леса и ухаживать за ними, а не торговать. От того, что на месте лесхозов просто создадут одну корпорацию, ничего не поменяется".

По модели создания объединения в виде корпорации, которую предлагаю эксперты, лесхозы как функционировали, так и будут функционировать. Над ними на уровне областей будет создана менеджерская надстройка, которая должна распределять средства.

По словам Сторожука, это особенно важно для сохранения лесов в проблемных регионах - южном и восточном:

"Сегодня если в южных областях лесхоз бедный, директор предприятия не имеет возможности дотировать его средствами, полученными с прибыли более успешных предприятий. Поиск вариантов такой помощи, так или иначе окажется под вниманием контролирующих органов. А в случае создания объединения (корпорации) это было бы юридически предусмотрено".

Впрочем, звучат и отдельные голоса скептиков, утверждающих, что в настоящее время ни у кого нет виденья реформ и понимания новой модели реформирования.

"Идея создания единого предприятия не имеет под собой никакого научного, экономического и финансового обоснования, поэтому обсуждать её - дело неблагодарное. Гослесагентство до сих пор не представило никаких материалов в обоснование этой реформы", - отмечает Михаил Попков.

РЕФОРМА БЕЗ ФИНАНСИРОВАНИЯ?

Актуальность будущей реформы отходит на второй план, уступив место более насущным вопросам. В госбюджете на 2016 год сумма на финансирование лесной отрасли сокращена в пять раз. Это чуть ли не единственная сфера, где бюджет урезали так кардинально. Если в прошлом году на лесную отрасль было выделено 410 миллионов, то в этом - 65 млн, из них 63 на поддержку заповедников.

Сторожук объясняет угрозы такой экономии для лесного хозяйства Украины на примере "Укргослеспроекта":

"Без госфинансирования мы попали в ситуацию искусственного кризиса, потому что все лесоустроительные работы в гослесфонде ранее выполнялись за счет государственного бюджета. Уже сейчас мы вынуждены остановить обработку тех данных, которые получили в ходе полевых работ 2015 года. Почвенно-типологические обследования мы также прекращаем, статистическую инвентаризацию по двум областям - тоже.

Для нашего предприятия такая ситуация, в конце концов, ведет к реорганизации и сокращению специалистов. Для лесохозяйственных предприятий - в перспективе ведет к коллапсу деятельности, потому что мы единственная организация, которая планирует объемы лесопользования, возобновление и охрану лесов".

По его словам, мы получаем не реформу, а необдуманный развал, если в процессе пересмотра государственного бюджета не будут пересмотрены расходы на ведение лесного хозяйства.

Как уверяют общественные активисты, последствия сокращения бюджета для лесов мы сможем ощутить совсем скоро. Лесхозы имеют разную функцию и степень дотаций в зависимости от региона. Леса на севере и западе традиционно приносили прибыль, выполняя не только экологическую функцию. Лесхозы в степных регионах напротив полностью находились на бюджетном содержании.

В связи с этим Сторожук предупреждает, что дотационные лесные хозяйства останутся один на один с проблемами, с которыми сталкиваются каждый год:

"Можно представить, что будет, если мы оставим без финансирования весь юг. Не будет средств даже на тушение пожаров".

Для лесов в других регионах урезание финансирования также сродни катастрофе, так как парализуется практически вся хозяйственная и охранная деятельность.

В проведении реформы время поджимает в любом случае: окончательное решение по созданию единого предприятия по плану должно быть принято уже в первом квартале 2016 года. Тем временем многие активисты больше заняты вопросом финансирования лесов, которое требуют довести до адекватной суммы при внесении изменений в госбюджет.

Ольга Скороход, Цензор.НЕТ

VEhrdlVXNTBRemN3V1hwUmN6bERkMGxPUTJnd1RISlJkblJIUVRCTU4xSm9aRU1yTUV4UmRrdzVRemN3VEZoU1oxaDZVbWRPUXpFd1dWUlJkblJIUVRCTWVsSnBNM3BSYms1RE5EQk1NMUZ6VGtONk1GbEVVWFowUXk4d1REZFJkVGxETkRCWlRGRjFUa00yTUV4blBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх