EN|RU|UK
  1106  3

 БОРИС РУДНИЦКИЙ: «КРЕЩАТИК НУЖНО ПОСТАВИТЬ ПОД КОНТРОЛЬ»

БОРИС РУДНИЦКИЙ: «КРЕЩАТИК НУЖНО ПОСТАВИТЬ ПОД КОНТРОЛЬ» (Виктория ВЛАДИНА, для «Цензор.НЕТ»)

На власть имущих давно уже пора оказать моральное, психологическое и политическое давление, чтобы изменить ситуацию в области законодательства и административного права. Считает один из столичных «зодчих» гражданского общества. Именно поэтому киевлянам, борющимся с незаконными застройками, нужно объединиться...

Борис Рудницкий – бывший военный, живет на Лесном массиве в Киеве. Спокойно наблюдать за происходящим безобразием в столице уже не может. Посещая горячие точки то в одном конце города, то в другом, ищет соратников, разделяющих его взгляды на построение гражданского общества и способных работать в команде. В беседе с активистом мы и попытаемся узнать, чем кардинально отличается его принципы борьбы с застройщиком от позиции многочисленных активистов инициативных групп, мешающих строителям «гнездиться» под окнами горожан.

 

 

- Итак, Борис Алексеевич, с чего все началось, когда сработала ваша гражданская позиция? Когда Вы решили, что общество не может стоять в стороне от процессов, происходящих в городе?

 

 

- Началось все очень давно. Дело в том, что я немало лет знаком с Виталиком Черняховским («Форум спасения Киева», достаточно назойливый и известный в столице активист, - авт.), наблюдаю за его борьбой и пытаюсь наставить на путь истинный. Но, он, к сожалению, не прислушивается. И идет своим путем. Я тогда ему как-то сказал: когда ты поумнеешь, я тебе помогу. Его методы борьбы имеют низкий КПД, коэффициент полезного действия. Распыляется он зачастую, и все попусту, я бы сказал.

 

 

- А что, на Ваш взгляд, Черняховский делает неправильно?

 

 

- Он надеется на то, что какие-то политические силы ему могут помочь и поэтому делает ставку на союз с ними. В 2006-м был Гладчук, Комов был. Последний его союз – с Катеринчуком. Он мне предлагал: давай вместе. Я отказался. Я считаю, что политические силы имеют свою цель и программу, и действуют по своему плану. Тактика деятельности политических сил, предусматривает активность только от выборов до выборов. Повседневно политсилы нуждами народа не занимаются. В отличие от них Черняховский застройками занимается каждый день. И так, как Черняховский человек честный и искренний, то его просто используют политики, с которыми он пытается заключить союз. Его ставят (в этом году Черняховский был единственным представителем общественности, который борется с застройками, и которого взяли в списки депутатов Киеврады, - авт.) в конец списка (18-тым по списку блока Катеринчука, прошли первые пять, - авт.) и используют его активность в своих целях.

 

 

Это неправильно, я считаю. Нужно объединять электорат, вырабатывать свою собственную позицию, платформу и работать в этом направлении. Не стоит надеяться на добрых дяденек в политике. Нужно самостоятельно работать, тогда ты будешь застрахован, как минимум, оттого, что кто-то тебя обманет. Причины своих неудач придется искать в себе. Вот в этом корень разногласий.

 

 

- Вы считаете, у киевлян есть шанс объединиться в борьбе с застройками в одно целостное движение?

 

 

- Жители города Киева - политически достаточно неоднородны. Кто-то голосует за синих, кто-то за оранжевых, кто-то за зеленых, за красных, за белых. Поэтому все попытки объединить под чьими-то политическими знаменами и терпят крах.

 

 

- А вы перед собой какие задачи ставите, и каким видите объединение киевлян в борьбе с застройками?

 

 

- Во-первых, нужно отделить политическую составляющую от бытовой, назовем так, или коммунальной. То есть, все жители объединены общей бедой – коммунальной. Вода, транспорт, канализация, крыши, газ, электричество - это касается всех и может объединить горожан.

 

 

Когда началась эта дикая застройка Киева при Омельченко, бизнес такой на земле, когда в стране немного стабилизировалась политическая и экономическая ситуация, когда делить было уже нечего, состоятельным людям нужно было выгодно вкладывать свои деньги. Более привлекательного инвестирования, чем киевская земля, отыскать в Украине сложно. Омельченко с «Киегорстроем», не скажу, что сознательно, но опытным путем установили эту схему. Сформировалась система, определившая, сколько стоит земля, кому надо проплатить. А позже появилась – мафиозная, может это и очень громко сказано, но, все же структура: застройщик, заинтересованный строить и получать за это дивиденды; бизнесмены, готовые вкладывать деньги в землю, чтобы заработать на перепродаже; и чиновники, готовые брать взятки за содействие бизнесменам. Некая национальная «триада», где все работают рука об руку, и каждый на этом неплохо зарабатывает.

 

 

Когда земли было много, это как бы никого не касалось. Но, когда начали подбираться к домам, дома начали трещать, воды стало не хватать, электричество бывает с перебоями, народ заволновался. Начали создаваться инициативные группы. И в Киеве все чаще начали поговаривать об объединении горожан в одну силу, способную все же противостоять этому явлению.

 

Возле моего дома тоже собираются что-то строить, на Курчатова, 3. В 2005-м или в 2006-м какая-то женщина на каком-то аукционе купила себе 12 соток земли и пытается теперь там построить 22 этажа. Но там до уровня воды всего-навсего 6 метров. Весь Лесной массив – это сплошные пески, старое русло Днепра. Еще в советские времена, когда застраивали микрорайон, возводили только 9-этажки на ленточном фундаменте. Даже некоторые из этих домов дали трещины. А что будет дальше? Кто будет нести ответственность? Опыт Жилянской показал, что виноватых, как правило, не находят.

 

 

Когда все это коснулось и меня лично, я заметил: каждая инициативная группа сама по себе. Большие активные массы людей действуют разрозненно. Каждый проходит один и тот же путь в одиночку. Даже когда инициативные группы делятся опытом, они ускоряют свое движение, но должного эффекта их деятельность все равно не дает. И как показывает практика – у каждого свой опыт и он индивидуален. Много составляющих, которые позволяют либо выиграть это дело, либо проиграть.

 

 

- Что же влияет на конечный итог противостояния?

 

 

- В зависимости от того, какие политические силы столкнулись на том или ином участке, кому земля принадлежит и... кто рядом живет. К примеру, на Подоле, когда защищали Красную Пресню, где армяне хотели построить церковь, состоятельные жители района, решили, что им будет «тесновато» вместе с церковью. И выделили какие-то денежные суммы, чтобы поднять общественную волну, осветить вопрос в прессе. И отстоять интересы микрорайона удалось. Но, такие сознательные состоятельные граждане есть ведь не везде...

 

 

Мне рассказывали случай на Шелковичной, где когда-то жил бывший министр транспорта Георгий Кирпа.  Когда там начали что-то строить, жильцы пришли к нему за помощью, надеялись, что он вмешается. А он посмотрел, и ответил: у меня еще два дома есть, и не стал вмешиваться.

 

 

Суды, милиция, прокуроры – все куплено (при необходимости, - авт.). Сегодня в этом уже никто не сомневается, об этом заявляют с самых высоких трибун, и на это уже никто не обращает внимания. Смешно, когда Шевченковский районный суд, к примеру, позволяет себе отменять решения Правительства. А Печерский суд стал уже темой для анекдотов. Поэтому, единственный путь для горожан – объединить свои усилия и оказать моральное, психологическое и политическое давление на власть имущих. Чтобы изменить ситуацию в области законодательства, в области административного права. Нужно привести законодательство к такому уровню, что забил строитель колышек в землю, а соседний дом рухнул – отправляйся в тюрьму. Чиновник подписал разрешение на строительство – получай волчий билет без права занимать государственные должности до конца своей трудовой деятельности. Без этого опыт Жилянской, где людей лишили жилья,  а виноватых нет, будет клонироваться.

 

 

- Ну и как же предотвратить клонирование проблем Жилянской?

 

 

- Внесением изменений в законодательство, это раз. И второе – привлечением политических сил к этому процессу. Тех партий, которые как минимум пытаются декларировать свое единство с народом. Возьмите, к примеру, Луценко. Он ловит коррупционеров в Крыму. А в Киеве он их найти не может? Абсурд. Пусть только скажет, мы подскажем, кого надо за руку хватать. Посмотрите на Крещатик. Здесь находятся Управление земресурсов, Киевсовет, комиссия по градостроительству, главный архитектор. Ведь все же знают, что берут взятки, никто не скрывает. Есть таксы, известно, сколько стоит земля. Но, все закрывают глаза, потому что все в этом замешаны. Кличко, казалось бы, новое лицо в политике, уважаемое. Ан, нет, взял включил в списки Парцхаладзе, который застраивает Киев. Абсурд.

 

 

- А кто будет вносить изменения в законодательство, если все партии запачканы в строительном бизнесе?

 

 

- В этом и заключается сверхзадача: объединить весь электорат, народ города Киева под «коммунальными» лозунгами и объяснить, чего мы ждем от этих партий. Ведь народ даже не знает, чего требовать от властей. Возьмите – Катеринчук, красивый политик. Пабат – еще красивее. Был у нас кандидат в мэры самый умный, самый честный... Люди по физиономии до сих пор выбирают власть. А ведь у политика должна быть своя программа, план действий. Нужно же еще понимать, способен ли тот или иной политик воплотить свою программу в действие.

 

 

- Говорят, народ выбирает себе такую власть, на какую заслужил...

 

 

- Отчасти, так. Каков электорат, такие и политики. Ведь, наверху бардак, и внизу бардак.

 

 

- Как быть? Объединяться?

 

 

- Очень тяжело идет этот процесс. И тому есть свои причины. Интеллигенция, во втором-третьем поколении - горожане, и горожане в первом поколении. После войны, до 70-го года, в Киеве было 600 тысяч жителей. А потом нас, киевлян, стало 2,5 миллиона. Левый берег – это почти все, кто приехал в столицу из села, переселенный Чернобыль. А заводов, сколько было? 600 тысяч рабочих, из которых только 30% - коренные киевляне. Остальные – из регионов. И люди остались со своим сельским менталитетом в Киеве. У них было здесь временное жилье, а база – в деревне. У них была совершенно другая психология. Они недавно из деревни, они тяжело работали, чтобы зацепиться в этом Киеве. Для них главное, чтобы на голову не капало, и все будет хорошо. Им не важно, что и где строится. Это их дети уже начинают понимать, что села уже нет, надо как-то здесь устраиваться. Это же надо как-то переварить. Так исторически сложилось. А истинная интеллигенция - она слабая, и ее мало осталось в городе. Поэтому процесс объединения движется очень медленно. Наша задача – где-то спрятать свои амбиции и научиться слышать и слушать друг друга. Я считаю, что вначале нужно создать какой-то штаб, координационный совет, который и возьмется за разработку тактики. 

 

 

Еще проблема – более-менее активные граждане, интеллектуальный потенциал города, уже ушел в политические партии, там пытаются реализоваться. А те, кто остался, менее амбициозны, заняты своими делами, посему процесс затягивается.

 

 

- И чем же должен заняться штаб, координационный совет?

 

 

- Координационный совет должен поставить на учет все проблемные участки города, собрать данные обо всех активистах, чтобы знать, кто желает работать вместе, одной командой. В зависимости от скопленных сил, будем знать, что делать дальше.

 

 

- А о попытке объединения протестующих против застроек в Киеве киевлян в начале года вы не слышали, народ собирался на Бастионной?

 

 

- И слышал, и был там. Проблема в чем: политики знают, что в этом движении потенциал есть. И все пытаются это использовать, привлечь на свою сторону. Но, все работают по шаблону. Собирают людей и с первой встречи начинают пиариться: вы нас поддержите, мы вам поможем. Но, этот номер уже не проходит.

 

 

- Ну, а такие же беспартийные, как Тимур Ибраимов, движение «Сохрани старый Киев»? Они ведь не имеют никакой политической идеологии...

 

 

- Необходимо из этой массы людей искать тех, кто способен работать в коллективе. 20 человек со всего Киева, представляющих все районы города, достаточно для работы в штабе - достаточно. Ну, а «Сохрани старый Киев» - это молодежь. Они за Киев вообще, а вот если у меня конкретно дом рушится, это совершенно другое, согласитесь. Когда это у людей болит, то они будут и ночевать на этих точках. А молодежь просто весело проводит время. И их акции не имеют стратегической цели, не имеют общей увязки со всем движением в Киеве, а поэтому и не производят должного эффекта.

 

 

- Ребята из «Сохрани старый Киев» ставят перед собой достаточно конкретные цели. Пообещали, что не уйдут с Пейзажной до тех пор, пока вопрос не будет закрыт, и не ушли. То же самое и с территорией возле Октябрьской больницы...

 

 

- Дело в том, что вопросы ни по Октябрьской, ни по Пейзажке еще не закрыты. У киевлян насчет вопросов с этими застройками не должно быть никаких иллюзий. На сегодняшний день ведь застройщика, того же самого Куровского, который хочет строить возле Октябрьской, не испугает ни язва сибирская, ни то, что склон поползет, ни что дома могут рухнуть. Там же и народ избивали, и милицию травили на киевлян. А когда пришли выборы, вопрос закрыли. Но, это временно. А Пейзажка? Сколько уже воевали жильцы Десятинного переулка? А услышали их якобы только перед выборами... Мэр приезжает и начинает там сажать деревья.

 

 

Поэтому пусть молодежь не обольщается, насчет победы. В вопросах застройки очень часто срабатывают ситуационные моменты, которые могут сыграть как положительно, так и отрицательно. А сейчас мы что наблюдаем? Выборы прошли, и процесс на некогда закрытых или прикрытых стройках, процесс опять активизировался. И натиск будет сильнейший, потому что застройщик потерял много времени. Киевляне сейчас опять в шоке: там забор поставили, там деревья вырубили, там площадку детскую снесли. Идет новая волна, политическая острота упала. Застройщик понимает, что уже ничто не влияет на политический рейтинг и есть год-полтора впереди для наверстывания упущенного времени. До следующих выборов, по крайней мере, их не тронут.

 

 

- Итак, вы считаете, что сейчас главное для киевлян – создать общегородской штаб. А сколько людей, способных вместе с  вами взяться за объединение протестующих киевлян, вы уже нашли?

 

 

- Человек пять.

 

 

- То, есть представители каких районов представлены?

 

 

- С географией города пока очень сложно. Ситуацию по районам мне удается отслеживать понемногу. Оболонский, Шевченковский район, Лесной, Печерский и Подол, а еще Голосеевский. С некоторых районов по два человека. Но, сложность в чем? Люди все работают. Все политически продвинутые, привязаны к каким-то партиям. Надежда на обывателей, в силу того, что это затронет их материальный интерес – квартира, условия проживания и так далее.

 

 

Хотя, обыватель, как правило, не имеет юридических знаний для того, чтобы грамотно противостоять или бороться, не знаком и с методами, которые может против горожан применять застройщик. А застройщик – достаточно грамотно подходит и к процессу, и к борьбе с протестующими. На них работают аналитические службы, юридические, у них есть денежные ресурсы, которые решают все. Отсюда и практика подставных или сфальсифицированных общественных слушаний. И профессиональный подход к судебным искам.

 

 

- А вы считаете гражданскому обществу под силу эту проблему решить?

 

 

- Если в идеале, то да. Но, до гражданского общества нам еще далеко. Если бы у нас было гражданское общество, у нас бы эта проблема не стояла.

 

 

- Я так понимаю, что вы хотите создать штаб из представителей районов, за каждым из которых будет стоять активное сообщество киевлян, объединенных одной проблемой. Правильно? Но, инициативная группа активна до тех пор, пока не решен ее вопрос. А потом она исчезает. А как же механизм должен работать?

 

 

- Дело в том, что он никак не должен работать. Вот, например, возьмите инициативу «Сохрани старый Киев». Это ведь активисты, не привязанные к конкретной проблеме территориально. Проблемы стройки, к примеру, решаются, но люди то остаются в движении. И по мере необходимости они опять начнут действовать. Ведь проблемы могут касаться не лично меня или кого-то другого. Просто есть проблема и ее нужно решать. Есть ведь люди, которые воюют за сохранение исторических памятников, есть люди, которые отстаивают скверы, парки. Костяк в принципе останется, с наработанным опытом и знаниями. Пока – так, а дальше – жизнь покажет. Без этого никак.

 

 

- Но, вы ведь хотите каким-то образом менять и механизм выдачи земли, который и породил эти проблемы с застройками?

 

 

- Да. Какая практика застроек в Киеве сегодня? Застройщик идет, берет землю, делает проект, утверждает все это, согласовывает, а потом идет к местным жильцам за согласием. А должно быть наоборот. Без согласия жильцов нечего и кашу заваривать. А если, прежде, чем дать землю спросят у киевлян: мы, дескать, хотим строить. Землю дадите? Киевляне поинтересуются: а что хотите строить? Бассейн. Нет вопросов. 22 этажа? Нет, мы - против, до свиданья. Землеотвода нет. А сейчас наоборот. Бизнесмен вначале потратился, а потом ему какие-то жильцы всю малину портят. Естественно, он уже вынужденно идет на то, чтобы довести дело до завершения, внедрить свой проект. Куда ему уже деваться? И эту практику нужно менять.

 

 

- Слышала о Ваших планах собрать киевлян-активистов на общегородское вече. Конференцию собираетесь проводить общегородскую? Когда?

 

 

- Ну, вот, штаб соберется, и будем проводить. Нужно с каждого района хотя бы по одному представителю, всего – 10, чтобы отслеживать происходящее в своем районе. Возьмет на учет все местные стройки, обзвонит инициативных людей, разработаем проектные документы и соберем конференцию, где выработаем план действий. Вернее – примем, а выработать мы должны штабом. То есть будет видна конечная цель и объем работ.

 

 

- Но, чтобы провести такое мероприятие, нужны деньги. Как собираетесь решать этот вопрос?

 

 

- Конечно, нужны. Но, это - не проблема. Уже по опыту знаю, что на последней фазе, политические партии увидят, что процесс имеет какой-то резонанс, в принципе можно неплохо себя показать, они сами подключатся. У меня об этом голова вообще не болит. Это – раз. А во-вторых – мы же сейчас работаем без денег. Какие деньги нужны для того, чтобы собрать людей? Тем более – лето. Вон – под аркой Дружбы народов. И нет вопросов. Мегафон – и все затраты на мероприятие. А на листовки? Так по рублю сброситься, и больше не надо.

 

 

Тем более, когда ведется эта борьба, состоятельные жители, как правило, финансируют активистов. Говорят – возьмите деньги, воюйте, только я на пикеты ходить не смогу, занят очень. Лично с плакатами не участвуют. Они ведь понимают, что активисты защищают и их интересы. Возьмите, говорят, ребята, 100 гривен, знайте, что я с вами. Ну и ладно, каждый вносит посильную лепту.

 

 

- Когда же ожидать собрания всех киевлян?

 

 

- Никто ничего пока не планирует конкретно, все по ситуации. Будут люди готовы, созреют для работы – соберемся. Кстати, возвращаясь к вопросу о Бастионной. Собрались, задекларировали и... Там – пенсионеры инициировали объединение. Многие моменты они даже недопонимают, о чем идет речь. Какое с ними объединение? Легче найти точки соприкосновения с теми, кто уже прошел какой-то опыт борьбы, именно в современных условиях, знает строительные нормы, знает законодательство, дошел до Верховного Суда. Есть такие активисты в Киеве, которые уже готовят документы в Европейский Суд. Я даже всего этого не знаю, если честно. И не вникаю. Я считаю, что нужно объединить людей и попробовать оказать на власть силовое давление, моральное, политическое. Это более действенный путь. Как только этот вопрос сдвинется, отпадет вопрос поиска истины в судах, у прокуроров и все остальное.

 

 

Вот – Ибраимов и его активисты: собирали людей, поднимали марши, ходили к Президенту... Ну – кое-что сыграло. А чем закончилось в конечном итоге? Стройки  продолжаются, кардинально ничего не решено, время потеряно.

 

 

- А как надо?

 

 

- Решили - марш к Президенту. Ладно. Во-первых, должны иметь цель, что на выходе мы должны получить и каким образом наша «достигнутая цель» повлияет на ситуацию в Киеве, в целом. Если мы прогнозируем какой-то положительный эффект, добиваемся изменений в законодательстве, привлекаем внимание людей, останавливаем пару строек? Да, это – хорошо. Привлекаем на свою сторону еще людей, которые бродят где-то по городу и воюют в одиночку? Тоже результат. Но, такого же не получилось? Президент какие-то там пару указов издал, стройки продолжаются, люди разрозненно бродят-протестуют, застройщики активизировали свою деятельность. Получается, что такие методы не работают.

 

 

Необходимы более тщательно продуманные акции, спешить нельзя. Иначе получается профанация. Некоторые говорят: мы уже так ходили. Может быть. Но бывает, все стреляют, но не все попадают. А вообще – тяжело, конечно.

 

 

- Так можно долго раскачивать общество? Как ускорить процесс?

 

 

- Личным участием. Все равно есть определенный, эволюционный, я бы сказал, путь, который необходимо пройти. Без этого никак, к сожалению. Да, и я хочу жить в другом обществе, более грамотном, что ли. Но. Некоторые не выдерживают и уезжают за границу. Считают, что там более культурная среда и ему жить там будет комфортнее. Вот и  пытаются наши соотечественники прижиться в среде немцев, американцев, еще кого-то. Некоторые едут в Израиль. А некоторые потом и возвращаются...

 

 

- Привлечение общественных организаций к процессу объединения ускорит объединение?

 

 

- Некоторые считают, что говорят у общественных организаций, дескать, есть ресурс для объединения граждан. Но, я к этому отношусь скептически. Я считаю, что в первую очередь должны объединиться сами жители. А уже потом можно подключать и общественные организации. Ведь для «общественников» их работа - это их общественная нагрузка. А для киевлян – это наши коренные вопросы, средство существования. Общественным организациям киевские проблемы немножко не так болят, как горожанам. Поэтому эту тяжелую болезненную объединительную фазу киевляне должны пройти самостоятельно.

 

 

Вот к нам приходили из общественной организации «Я киянин». Давайте вместе, у нас есть деньги, сайт и т.д. Вопрос у меня к ним: а почему в ваших списках Омельченко? Меня ответ: потому что он великий политик, не устраивает. Омельченко будет бороться с застройками? Нонсенс.

 

 

- Ну, вот и скажите, через «Цензор.НЕТ», кого вы ищите среди киевлян? С кем собираетесь вершить судьбу города?

 

 

- Я ищу представителей инициативных групп, ведущих борьбу против застройки, которые согласны работать в штабе. Штаб будет заниматься организацией общегородских акций. Ведь на уровне района, как показывает опыт, вопросы застройки не решаются. Вопросы решаются на Крещатике. И наша задача – поставить под контроль Крещатик. Это возможно только в масштабах города. Киев может организовать акцию с привлечением нескольких десятков тысяч протестующих. Это вполне реально. Ведь застроек – тысячи. И все практически кому-то мешают. Пять человек с каждого объекта, это по силам любой инициативной группе.

 

 

Поэтому, жду тех, кто чувствует в себе силы присоединиться. Естественно, придется соблюдать дисциплину, ответственность и понимание того, что только общегородскими акциями мы можем добиться реальных результатов. Работы будет очень много – юридической, организационной, статистической, контрпропаганды...

 

 

- В Киеве уже достаточно много инициативных групп или объединений граждан, имеющих общие задачи или планы. Получается, просто вы их не можете найти?

 

 

- Задача конференции как раз и предполагает пригласить всех, для выработки общего знаменателя, что ли. Это будет утвержденный план действий. Масса людей, которые ведут борьбу по разным направлениям.

 

 

- Вы готовы возглавить это движение?

 

 

- Вопрос не в этом. Мы вообще против этого. Зачем, с какой целью? Будет штаб, в котором каждый просто будет отвечать за определенное направление деятельности. Вместе можно будет сдвинуть проблему с мертвой точки. Одного из цепи убери, и остальным станет тяжелее. Никто никаких политических целей не преследует. Задача – жить в нормальном городе, который не вызывает нервного напряжения. Исторический город превращается в трущобы – это нонсенс. Бабушкин, Присяжнюк – это же несостоявшиеся архитекторы. Разве им можно доверять город? Да пусть бы лучше над новым генеральным планом работал какой-то итальянец, который бы знал, что его пригласили киевляне, им он и будет отчитываться. А если что не так – уберется он восвояси... Все это нужно решать, нужно готовить юридически, административно, механизм новый разрабатывать.

 

 

- Изменения на уровне устава города? Для этого не нужно будет вмешательство Верховной Рады?

 

 

- Я понимаю, что может и должен сделать Киевсовет. Тот же устав города разработать.

 

 

- А вы считаете, что Киевсовет, который преимущественно представляет интересы застройщиков, будет этим заниматься?

 

 

- Конечно же, депутаты ничего не будут делать, если на них не будет произведено силовое давление. Они боятся только силы. А сила – в массах.

 

 

- Еще один Майдан?

 

 

- Ну, типа, да. Но уже с конкретными городскими целями: заставить Киевсовет проголосовать за разработанные киевлянами изменения. Естественно, наши юристы должны их грамотно составить. Поднимем требования на плакаты, и громко скажем: будет только вот так. Буква в букву. Нужно вынудить их принять решение, в котором заинтересован весь город. Кроме силы эти люди ничего не понимают. Менталитет такой. Почему в Праге все политические партии согласились с тем, что застраивать никто ничего не будет, априори и все? Святое место и точка. Чем мы хуже? А здесь все наоборот – только деньги и больше ничего душу не греет?..

Источник: Виктория ВЛАДИНА, для «Цензор.НЕТ»)
VEhrNGRrdzVSMEl3V1V4U1owNURLekJNYWxKbmRFTXhNRXgyVW1wT1IwSXdXVXhSYzNSREt3PT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх