EN|RU|UK
  29787  36
Все про:история (1229)

 ОТДЕЛЕНИЕ ПРАВДЫ ОТ ИСТИНЫ

ОТДЕЛЕНИЕ ПРАВДЫ ОТ ИСТИНЫ (НГ)

Чем будет заниматься Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории, в составе которой — настоящие профессионалы: начальник Генштаба, замминистра юстиции, начальник Управления ФСБ.

Президент делает историю (в смысле вершит ее). Но он еще как главный чиновник ею руководит. Чтобы это было эффективно, при нем создана Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Понятно, что «ущерба интересам» президент не должен допускать. Но вот что работает на интересы, а что в ущерб, можно трактовать по-разному, даже диаметрально противоположно. И вокруг этого уже два года ломаются копья, начиная с достопамятной Всероссийской научно-практической конференции (июнь 2007 года) «Об актуальных вопросах преподавания новейшей истории и обществознания в школе». Тогда пособия для учителя по правильному преподаванию правильной истории представляли министр образования и науки Андрей Фурсенко и первый заместитель главы администрации президента Владислав Сурков. А потом участников возили в Новоогарево на встречу с Путиным, где он разъяснил учителям, что, «мягко говоря, противоречивому освещению событий» пришел конец, как и тем учебникам, которые писались за иностранные гранты. Владимир Владимирович посетовал, что авторы, работавшие на гранты, «исполняют польку-бабочку, которую заказывают те, кто платит». С тех пор в истории взят курс на камаринского. А с этим сукиным сыном, как известно, надо построже.

Чтобы понимали, как и что теперь преподавать, тогда же провели конференции преподавателей истории в семи федеральных округах. В конференциях участвовали полномочные представители президента, руководители регионов и мобильная группа из чиновников Минобрнауки, ученых и авторов скандальных учебно-методических комплексов по истории и обществознанию, где Сталин превратился в «наиболее успешного руководителя СССР, в период руководства которого была расширена территория страны, одержана победа в величайшей из войн, осуществлена индустриализация экономики и культурная революция…».

Тогда Исаак Калина, ставший как раз в те дни заместителем министра образования, перед разными аудиториями разворачивал запоминающийся образ: если бы вы захотели, чтобы историю вашей семьи знал ваш сын, по каким рассказам вы предложили бы ему изучать ее? По рассказам вашей бабушки и прабабушки или по протоколам участкового милиционера? И сам отвечал: «Я очень хочу, чтобы историю моей страны мои внуки изучали по учебнику, который написан не в логике участкового милиционера, это оставим науке, а в логике бабушки, прабабушки, которая старается сформировать у моих детей и внуков позитивное отношение к моей семье, даже если в моей семье были какие-то трудные моменты».

Теперь, видимо, Калине придется расширить взгляд на историю. Комиссия при президенте, в которой он стал заместителем, замахивается не только на школу. Подходы к истории, отработанные на школьном учебнике, кажется, решили распространить и на всю науку историю. Причем именно с поправкой на милиционера: присутствие крепкой руки очень даже ощутимо в списке членов комиссии (см. справку).

Казалось бы, любые определения к слову «история» излишни, кроме одного: научная или не научная. Но вот нет же, провозглашенная заместителем министра образования «позитивная история» трансформировалась в историю, которая не наносит «ущерб интересам России».

Как, каким образом комиссия будет цензурировать историю до состояния «не наносящей ущерба»? Будет изучать планы научной работы всех коллективов ученых? Просматривать все научные публикации? А публицистику? А если бабушка что-то неотцензурированное внуку расскажет?

Одна из задач комиссии, как записано в «Положении», — обобщение и анализ всех фактов фальсификации и соответствующие доклады президенту. Но докладами дело не ограничивается. Дальше — «подготовка предложений по осуществлению мер» и «рекомендации по адекватному реагированию». Может быть, мы дуем на воду, но что поделаешь — пуганые, здесь уже мерещится 58-я статья.

Интересно, как, через какие рычаги комиссия будет «адекватно реагировать»? Где незабытая безотказная цепочка: отдел пропаганды ЦК — третьи секретари обкомов, горкомов, райкомов — секретари первичек — рядовые члены? Восстанавливать придется?

СПРАВКА
28 борцов с фальсификацией

Председатель комиссии — С.Е. Нарышкин, руководитель администрации президента РФ. И.И. Калина — замминистра образования и науки, И.И. Сирош — помощник руководителя администрации президента, И.И. Демидов — начальник департамента управления президента по внутренней политике, А.Д. Алханов — замминистра юстиции, А.Е. Бусыгин — замминистра культуры, Е.Я. Бутко — замруководителя Рособразования, С.Ю. Винокуров — начальник управления президента по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами, В.В. Дергачев — замдиректора ФСТЭК России, ответственный секретарь Межведомственной комиссии по защите государственной тайны, К.Ф. Затулин — первый зампредседателя Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками, В.А. Зимаков — начальник службы СВР России, М.А. Камболов — заместитель руководителя Роснауки, В.П. Козлов — руководитель Росархива, Н.Е. Макаров — начальник Генштаба Вооруженных сил, первый замминистра обороны, С.А. Марков — зампред Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций, В.П. Назаренко — замначальника управления президента по внешней политике, Н.А. Нарочницкая — президент Фонда изучения исторической перспективы, А.Б. Повалко — замруководителя Росмолодежи, А.Ю. Романченко — замруководителя Роспечати, А.Н. Сахаров — директор Института российской истории РАН, Н.К. Сванидзе — председатель Комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести Общественной палаты РФ, В.А. Соболев — замсекретаря Совбеза РФ, В.Г. Титов — замминистра иностранных дел, А.П. Торшин — первый замредседателя Совета Федерации, B.C. Христофоров — начальник Управления регистрации и архивных фондов ФСБ России, А.О. Чубарьян — директор Института всеобщей истории РАН, Я.В. Шабанов — начальник референтуры президента, С.В. Шипов — директор департамента Минрегионразвития.

«До Куликовской битвы мы точно не дойдем»

Что говорят члены комиссии

Константин Затулин ( в интервью «Эху Москвы»): «Комиссия будет заниматься теми вопросами, которые остро политизируются и могут быть опасны для нравственного здоровья общества. В каждом случае, когда выходит книга, где публикуется сомнительная версия по отношению к государственным преступникам, людям, осужденным и не реабилитированным за преступления в годы Второй мировой войны, на страницах этой книги обязательна надпись: «Предупреждаем, чтение этой книги не рекомендуется молодежи в возрасте до 18 лет».

Николай Сванидзе (в интервью «Новой»):

— Николай Карлович, собиралась ли уже комиссия и понятно ли вам, чем она будет заниматься?

— Как будет строиться работа, пока не знаю, но понятно, что речь идет о спорных моментах Второй мировой войны.

— В указе не сказано, что работа комиссии ограничивается только Второй мировой войной.

— Ну, до Куликовской битвы мы точно не дойдем…

— Вам, наверно, известен скандал с учебниками истории и обществоведения, созданными под патронатом администрации президента Путина и идеологов молодежных движений «Наши» и «Молодая гвардия Единой России». Не кажется ли вам, что комиссия должна будет продолжить эту линию по созданию «правильной истории»? Не говорит ли об этом ее состав?

— История с учебниками известна. Я не знаю состава комиссии, знаю ученых, которые в нее вошли, и это достойные люди.

Комментарии

Александр Шубин, доктор исторических наук, Институт всеобщей истории РАН: «Такие инициативы нужны для распиливания бюджета»

— Я смотрю на создание этой комиссии довольно спокойно. Еще одна инициатива, подменяющая реальную работу бюрократическими совещаниями. Большинство участников комиссии — не историки.

Ученых всего трое, правда, это заслуженные, известные люди, директора наших ведущих академических институтов. Но есть и люди, которые сами известны как «сказители-исказители» истории. Обычно бюрократические инициативы нужны для распиливания бюджета, хотя в кризис можно было бы найти деньгам более достойное применение. Как они будут «бороться с фальсификациями»? Издавать гневные заявления, как это обычно происходит в случаях политического и бюрократического вмешательства в споры историков, — основанные на двойных стандартах и содержащие ошибки. Ну, это лишь лишний раз подорвет престиж страны. Возможно, подготовят какие-нибудь книжки, скрестив Затулина со Сванидзе. Надо сказать, от того, что Сванидзе говорит в своих передачах, профессиональных историков оторопь берет. Издадут их на хорошей бумаге, поставят гриф комиссии.

Но книг сейчас выходит множество, и будет ли этот гриф способствовать продвижению такой печатной продукции — еще неизвестно. А для экстремистов, например, в Эстонии, комиссия тоже будет не указ, а скорее жупел или просто повод для смеха.

Исследовательского или публицистического мастерства я от продукции комиссии не жду. Но и особенных угроз тоже. Все же всё понимают и здесь, и за рубежом. В том числе и цену такой «борьбы с фальсификациями» для бюрократической галочки.

Если государство действительно хочет помочь делу, нужно активнее поддерживать ту работу, которую историки уже ведут по налаживанию связей в этой области, по продвижению нашей точки зрения в среду интеллектуальной элиты стран бывшего СССР. И здесь есть хорошие каналы, такие как Ассоциация историков стран СНГ и двусторонние комиссии с Украиной, Литвой и другими странами. Разумные люди «там» — наши союзники в борьбе против фальсификаций истории, и не нужно их «подставлять» скороспелыми и непродуманными заявлениями и решениями здесь. Лучше — издавать больше научных трудов, где профессионально и на большом фактическом материале восстанавливается реальная картина исторических событий. Тогда и фальсификации будут выглядеть тем, чем являются, — ложью и глупостью.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы: «На всю комиссию один приличный человек»

— Если серьезно заниматься искажениями истории, то в комиссию должны войти светила исторической науки, люди, уважаемые в профессиональном сообществе и в стране. Самый главный вопрос: что будет называться фальсификацией, а что восстановлением истины? А кто туда вошел? Затулин? Нарочницкая? А при чем здесь Марков?

Понапихали идеологов. Что за история у нас будет с такой комиссией? Никаких поражений, одни победы? Я с этим не только как правозащитник, но и как историк согласиться не могу. Нас будут ломать через колено, переписывая историю. Но мы ее на откуп комиссии не отдадим, народ без истории — манкурт.

На всю комиссию один приличный человек — Сванидзе. Он занимался современной историей, но будет ли он работать в комиссии или выйдет, чтобы не позориться?

Не хотелось бы, чтобы повторилась история Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции, созданного в апреле 2009 года. Его возглавил известный православный борец с любыми проявлениями религиозной жизни в России вне юрисдикции РПЦ Александр Дворкин. Его подход никак нельзя считать объективным, он явно конфессиональный.

Если так же получится с комиссией по противодействию фальсификации истории, то Сталин будет не только эффективный менеджер, но и отец народов, лучший друг детей, физкультурников, сталеваров, колхозников и врачей.

Будет ли востребована трагическая, но правдивая история Великой Отечественной войны? Фильм «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова», вызвавший скандал, — это фальсификация? Или восстановление истины?

Я поступала на факультет истории МГУ, потому что историком хотела быть всегда. Лет в 10 сказала, что буду историком, и отец стал носить мне исторические книжки. После второго курса университета стала думать, на какую мне идти кафедру. А кафедры были одна хлеще другой: истории партии, истории СССР, новейшей истории. Я хотела быть историком, а не пропагандистом, не шестеркой. Решила, что пойду в археологию — черепки, останки, что нашел, то описал. Но оказалось, что и там надо было доказывать, что Россия — родина слонов. Решила заниматься неолитом. Но и здесь нависал Энгельс с «Происхождением семьи, частной собственности и государства». Надо было под него подгонять.

А что же эта новоиспеченная комиссия? Правду ведь не спрячешь, она вылезет, как вылез «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова». Я оптимистически смотрю в будущее: через одно поколение мы будем и демократической страной, и правовым государством.
VEhrNGRrdzVRelF3V1VoU1ozUkRLekJaUkZGMVRrZFE=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх