EN|RU|UK
  4921  46

 ОЛЬГА БОГОМОЛЕЦ: ОСТОРОЖНО, РОДИНКА!

ОЛЬГА БОГОМОЛЕЦ: ОСТОРОЖНО, РОДИНКА! (Ольга Акиншина для "Цензор.НЕТ")

Несколько лет назад всемирная ассоциация врачей-дерматологов объединилась со всемирной ассоциацией средств массовой информации с единственной целью – информировать и предупреждать жителей планеты о меланоме – болезни, уносящей миллионы жизней.

21 мая отмечается День борьбы с меланомой. В цивилизованном мире, где информирование и профилактика меланомы находятся на необычайно высоком уровне, только 5% из 100% больных этой болезнью умирают - по причине несвоевременного обращения к врачу. В нашей стране смертность от меланомы составляет 95% от всего количества больных. Единственным врачом, взявшимся научить украинскую нацию относиться к меланоме не как к смертельному приговору, а как к болезни, с которой можно продуктивно жить, стала заслуженный врач, директор института дерматологии и косметологии, профессор, известный в нашей стране общественный деятель Ольга БОГОМОЛЕЦ.


Ольга Вадимовна, расскажите об инициативе проведения Всеукраинского благотворительного Марафона Здоровья по предупреждению меланомы?

Скорее, это была не инициатива. А жизненно необходимая потребность, без которой дальнейшее существование теряло смысл. Может быть, громко сказано, но когда сталкиваешься с тем, что многие пациенты – молодые люди, у которых есть дети, развитый бизнес и должна быть еще вся жизнь впереди, и понимаешь, что этой жизни у них уже не будет. Смотришь на человека и знаешь, что не в силах его возвратить только из-за потерянного им времени, потому что обратись он к доктору раньше, прогноз мог бы быть более оптимистичным. Внутреннее ощущение при этом можно сравнить только с тем, когда стоишь на пешеходном переходе, видишь, что мчится машина, а на дорогу идет ребенок или человек, а ты стоишь, и вместо того, чтобы схватить его за руку и отдернуть, молча смотришь, как будет происходить эта авария, уносящая жизни. Собственно, исходя из этих чувств, а также совершенной невозможности другими путями повлиять на ситуацию, возникла идея о проведении Всеукраинского благотворительного Марафона Здоровья, первый тур которого уже подходит к концу. В нем мы уделили внимание самой незащищенной группе нашего населения – детям-сиротам и детям из малообеспеченных семей. В 22-х областях мной осмотрено и поставлено на диспансерный учет более 1 500 детей, имеющих признаки перерождения родинок. Два ребенка бесплатно прооперировано в Киеве, третьего ждем на этой неделе. Осталось еще четыре области, где я осмотрю детей в рамках тура до конца мая. 

Извините, сразу возникает вопрос, а почему бы не делать это, скажем, организованно через те структуры, которые должны были бы за это отвечать?

Да, я пыталась это сделать. Идея и проект «Осторожно, родинка!» или Всеукраинский благотворительный Марафон Здоровья, то есть то, во что она трансформировалась, созревали почти 15 лет.



Первая мысль о том, что у нас в стране далеко не все в порядке, у меня появилась в 94-м году, когда я в первый раз поехала в Соединенные Штаты учиться. Узнав, что в Америке смертность от родинок, которые перерождаются, составляет всего 5%, не могла в это поверить. И в Украине, и в России диагноз меланома звучит, как приговор. По отечественной статистике, из ста человек, которым установлен такой диагноз, 95 умирают.
В Штатах я не только узнала, но и увидела реальность, что с этим диагнозом можно не только жить, но рожать детей, работать и планировать перед собой огромное будущее. Мои друзья-американцы, у которых была выявлена меланома, продолжали активно жить и работать, а спасены они были только благодаря своевременной диагностике. Подчеркиваю, каждый школьник в Соединенных Штатах знает азбуку перерождения родинки. Они обращаются к врачу тогда, когда еще не поздно. Хирургически удалив родинку, собирающуюся перерождаться, можно спасти человеку жизнь. И я, вернувшись в Украину, долго думала, каким образом я могу сделать так, чтобы изменить ситуацию в моей стране для моего народа? Я подала документы в Министерство здравоохранения, чтобы сделать подобный образовательный проект и разработать методические рекомендации по профилактике и лечению меланомы. Это было много-много лет тому назад. Пройдя надцать кругов, надцать кабинетов, собрав надцать подписей, эти документы неожиданно потерялись. Я собрала опять пакет документов наново, но они опять потерялись. И не потому, что кто-то мешал, не потому, что кто-то хотел, чтобы этот проект не родился, а просто потому, что между тем человеком, которому нужна помощь и между тем, который может ее оказать, появляется такое количество незаинтересованных посредников — чиновников, что до цели дотянуться практически невозможно.

Даже после второй потери документов я не остановилась. Через какое-то время мной был собран третий пакет документов. Я начала собирать подписи. Когда уже практически на выходе этот проект исчез – опять же где-то потерялся, следующие пять лет я не могла к нему подобраться. Понимаешь, что бьешься головой об стенку, пытаясь что-то изменить в стране, но упираешься в стену абсолютной незаинтересованности и какого-то совершенного бездушия.

А за эти пять лет ситуация с меланомой и раком кожи в Украине настолько усугубилась, что если бы мне удалось сделать это восемь лет тому назад, то я уверена, что многие жизни были бы сохранены. И мною было принято решение, что я изменю сложившуюся ситуацию самостоятельно. 

Что Вы намерены делать?

У меня есть программа-минимум, и она заключается в том, что в течение пяти лет я хочу сделать так, чтобы в Украине каждый ребенок, каждый школьник, каждый студент, каждый человек знал признаки перерождения родинки. Чтобы каждая мама знала, как она должна осмотреть своего ребенка, и я хочу, чтобы врачи, к которым будут приходить эти люди, знали и понимали, что нужно делать. Вот так вот очень скромно (смеется), но в государственных масштабах.


95% смертности среди больных меланомой – огромная цифра. Почему это происходит?

Люди просто не знают элементарных признаков перерождения родинки и обращаются к врачу, когда уже происходит метастазирование, ведь на ранней стадии меланома и не тревожит человека, и не болит. Не зная, чего нужно опасаться, человеку сложно подумать и предположить, что ему необходимо обращаться к врачу. Ситуация критичная еще и потому, что не все врачи знают признаки перерождения родинки, как и признаки рака кожи. Среди наших пациентов есть и министры, и депутаты Верховной Рады, у которых есть серьезные и даже запущенные проблемы. Мы не говорим уже о людях, живущих в глубинке, селах. А ведь все люди должны получать максимально высокую квалифицированную консультацию. 

Но возвращаясь к истокам этой проблемы – почему сложилась такая ситуация в Украине?

Еще 15 лет тому назад не было такого количества рака кожи и меланомы. В последнее десятилетие такой рост болезней связан с истончением озонового слоя и изменением спектра ультрафиолета, то есть солнечных лучей. Не отфильтрованные озоном, эти лучи попадают на поверхность земли и соответственно, на поверхность кожи человека. Этот ультрафиолетовый спектр имеет очень высокую мутагенную активность, то есть, поглощаясь ядрами ДНК – генетической памятью клеток, лучи нарушают эту генетическую память и клетка забывает, с какой скоростью ей нужно делиться. Она начинает делиться неконтролировано, что и является причиной возникновения как рака кожи, так и меланомы. 

Но что при этом делает наше государство? Просто констатирует количество смертей от меланомы?

Лечит… Конечно, врачи делают хирургические вмешательства, используют химеотерапию и другие методы лечения, которые не всегда помогают, потому что все происходит слишком поздно. Ведь только в том случае, когда человек вовремя обращается за помощью, тогда его можно полностью вернуть к трудоспособности. И на сегодняшний день, если мы говорим о системе государственной медицины, то у нас системы здравоохранения нет вообще. У нас есть система оказания медицинской помощи. И эта система позволяет людям где-то не умереть.
Но о здравоохранении мы не говорим вообще. По сути то, что я сейчас делаю — это закладывание основы системы именно здравоохранения, которая должна сохранить для государства наиболее дорогостоящий ресурс — трудовой. А он тает просто на глазах. Скоро наполнять бюджет для поддержания социально незащищенных, инвалидов и пенсионеров будет некому. Поэтому сейчас я пытаюсь воздействовать на причину и сделать так, чтобы люди не болели.

По Вашим прогнозам, когда ситуация сдвинется с мертвой точки?

Качественный результат мы не получим сразу. Срок - ближайшее десятилетие. В течение пяти лет с развитием программы «Осторожно, родинка!» по информированию населения я рассчитываю донести информацию о профилактике перерождающихся родинок каждому украинцу. Если за пять лет мне удастся, а я не сомневаюсь, что мне удастся достичь этой цели, может показаться, что заболеваемость возрастет. Но на самом деле возрастет выявляемость, но при этом будет сохраняться жизнь людям. 

Как восприняли Всеукраинский Марафон Здоровья врачи в регионах, отвечающие за тех детей, которых Вы осматривали в ходе тура?

В начале тура со стороны врачей была, конечно, большая настороженность. Был страх, связанным с таким достаточно больным патологическим устройством нашей системы здравоохранения, или, как я уже сказала, системы оказания медицинской помощи, как статистическая отчетность. В регионах боялись, что я испорчу им статистику. Например, будут нововыявленные заболевшие дети и кто-то будет за это обвинять местных врачей. Когда журналисты задают мне вопрос «кто виноват?», я говорю — я виновата. Потому что не поехала в тур раньше. Парадоксально, но система образования в украинских медицинских вузах вообще не предполагает обучения будущих врачей по этому направлению — онкодерматологии. Студентов-медиков учат по стандартам 50-х и 60-х годов прошлого века, когда такой активности заболеваний и не было. Система диспансерного учета до сих пор никем не разработана. Спросите, чья вина? Моя вина. Потому что я ее еще не предложила.






По результатам этого тура будет разработана и предложена система диспансерного учета, протоколы наблюдений, протоколы консультаций — что делать с такими детьми. О чем говорить, если осмотры по этому направлению даже не введены в пункты диспансеризации, хотя это единственное, что может и обязано спасти жизнь.

В рамках Марафона Здоровья проводится огромная профилактическая работа, поскольку мы выявляем тех деток, которых, даже если они успели заболеть, мы успеваем вовремя поймать. Смысл работы — абсолютно оптимистичный. И каждому нововыявленному ребенку я радуюсь. И если по какой-то причине не все дети были осмотрены, тогда становится грустно, потому что у ребенка был шанс быть осмотренным.
И когда коллеги поняли, что мой приезд к ним состоит не в поиске виноватых, не в показательных выступлениях, не в демонстрации себя, а что цель совершенно узкая и конкретная – научить население и помочь детям-сиротам, — настороженность ушла. 

Кто Вас поддерживает в этом добром деле?

Прежде всего — мои коллеги, коллектив замечательных, талантливых профессионалов Института дерматологии и косметологии, который вот уже три месяца помогает мне заниматься диагностикой меланомы в национальном масштабе. Я благодарна своим коллегам.

В ходе Марафона Здоровья партнерами нашего проекта стали Укрзализныця, киевская детская больница ОХМАДЕТ и многочисленные столичные и региональные СМИ, которые безоговорочно поддержали наше стремление информировать людей о возможной опасности.

Сразу скажу — без СМИ проект «Осторожно, родинка!» не реализуется. Ведь я являюсь только носителем информации. Газеты, журналы, ТВ являются единственным, подчеркиваю, путем передачи и донесения информации до ушей, глаз, ума нашего населения. И я благодарна всем журналистским коллективам своевременный и необходимый отклик.

Скажу больше. Все западные СМИ считают своим долгом информировать людей о проблеме меланомы и тем самым принять участие в процессе оздоровления нации. Поэтому я очень надеюсь, что и у нас скоро появится журналистский фан-клуб, члены которого будут так же, как и я, защищать жизни наших соотечественников. Ну не могут журналисты все время писать о смертях, насильстве, политическом абсурде! Есть вещи, за которые они несут точно такую же ответственность, как я, например. Думаю, что если каждый украинский журналист поддержит меня, то программу-минимум мы вместе преодолеем не за пять лет, а за три года. Как раньше: пятилетка – в три года. И в этом случае я готова отдать все лавры сохраненных жизней каждому, кто напишет статью об этой проблеме. Именно от человека, держащего в руках диктофон, микрофон, камеру или ручку с блокнотом зависит много жизней, если он вовремя расскажет о проблеме меланомы. Ведь кто-то задумается и придет к врачу, и это случится благодаря ему, журналисту, который эту информацию выпустил в мир. Ведь так и есть: люди приходят ко мне на прием и говорят: вот, знаете, мы думали-думали, а потом услышали вас по радио и решились. Вот, вот оно! Особенно, когда понимаешь, что это тот случай, когда ты успел, поймал…И вот тогда-то наступает ощущение абсолютного морального удовлетворения, потому что ты исполнил свое предназначение от Б-га, и ты сохранил жизнь человеку, которому Б-г через тебя дал шанс жить дальше.

Вы сильно устаете?

(смеется) А как можно устать от получения морального удовлетворения?


СПРАВКА: Провоцирующим фактором перерождения родинок является солнце. На сегодняшний день американскими учеными доказано, что чем больше солнечных ожогов получил человек в детстве, тем больше у него риск перерождения родинки, то есть заболеть меланомой, и чем больше солнечных ожогов получил человек во взрослом возрасте, тем больше риск заболеть раком кожи.

Источник: Беседовала Ольга Акиншина
VEhrNGRrdzVRemd3VEZoUmRFNUROREJaWWxGMVRrTTVNRXhCUFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх