EN|RU|UK
  2204  3
Все про:тюрьма (609)

 ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ОТСИДКИ

За годы Независимости в Украине не было построено ни одной новой тюрьмы, ни одного нового следственного изолятора. Старыми пользуемся. К сожалению, и по духу нынешняя пенитенциарная система мало, чем отличается от советского образа и подобия…

…Несмотря на заявленную открытость, места лишения свободы по-прежнему недоступны для общественного контроля. Очевидно, именно поэтому чаще всего сообщения о том, что происходит за колючей проволокой, поступают на волю по специфическим тюремным каналам и зачастую обрастают ужасными, леденящими душу подробностями. Нам удалось побеседовать с некоей Еленой Павловной Повидайчик, известной в определенных кругах, как мама Лена. Вероятнее всего, кто-то из детей этой женщины волею судьбы познакомился с местами лишения свободы. Но, об этом мама Лена говорить наотрез отказалась. Зато поведала о том, что номер ее мобильного телефона знают заключенные практически во всех колониях Украины. Ей звонят, просят помощи, совета.

Одна из последних историй, в которую вмешалась мама Лена, связана с 35-той колонией, находящейся в Белой Церкви (Киевская область). Именно оттуда сообщения о притеснениях осужденных поступали последнее время с завидной регулярностью. Одно ЧП было связано с неким Александром Б. (из этических соображений фамилии осужденных мы не называем, - Авт.). Он сообщил Елене Повидайчик о личных попытках оспорить решение администрации колонии о его наказании. Якобы парню совершенно незаконно вменили 391-ю статью (неповиновение администрации). По словам осужденного от него требовали признать факт неповиновения и подписать протокол о нарушении. Если психологически узника сломить не удается, администрация позволяет себе даже подделку подписи осужденного. Об этом Елене Павловне рассказал сам Александр Б. Дабы снизить давление на осужденного со стороны администрации колонии, о происходящем за высоким забором с колючей проволокой в эфире одного из телеканалов рассказал брат Александра. Его выступление в СМИ обернулось для родственника новыми испытаниями: из Белой Церкви строптивого узника увезли в Киев, в Лукьяновское СИЗО, где парень вскоре… вскрыл себе вены.

Вторая страшная история в белоцерковской колонии, связана с повешением осужденного Виктора Г. Трагедия произошла как раз в тот период, когда парня перевоспитывали за какие-то провинности.

- На тот момент Виктор должен был в течение месяца находиться на участке усиленного контроля, в изоляторе, - говорит Елена Павловна. - Мне стало известно, что во время одной из прогулок у него отобрали одежду и вывели практически голого на всеобщее обозрение. Он хотел взять с собой мыльницу и полотенце. Охрана выпустила его только с… мыльницей, без полотенца. После этого инцидента парня бросили в камеру, и оставили наедине. Понятно же, что психологически Виктор был раздавлен. Администрация колонии не имела права после случившегося оставлять парня в таком состоянии одного. А затем Виктора нашли повешенным. На полотенце…

- Ему было 20 лет, через полгода он должен был освободиться, - продолжает мама Лена. – Смерть молодого парня породила массу вопросов, на которые практически невозможно найти ответы. Почему у Виктора была разбита губа? Экспертиза утверждает, что губа разбита до повешения. А сокамерники Виктора говорят об обратном. Почему тело сына двое суток не отдавали родственникам осужденного? Отвечать на поставленные вопросы некому. Зато журналистов, взявшихся осветить инцидент, администрация колонии пугает судебным разбирательством…

Возможно, каждый из двух вышеописанных эпизодов связаны с личностными проблемами осужденных и их несовместимостью с местным тюремным начальством. Но, есть информация и о более глобальных проблемах. Здесь уже речь идет не о персональных требованиях заключенных, а о нормативах их содержания в местах лишения свободы. Так, группа узников той же Белоцерковской колонии потребовала от Департамента по исполнению наказаний отменить лимит на посылки с воли. Питание в тюрьмах, как сами понимаете, мало похоже на санаторно-курортное. Именно в этой колонии отбывают наказание много молодых парней. Родителям разрешают снарядить продуктовую посылку всего раз в 72 дня. Причем, весом не более 30 кг. Этого совершенно недостаточно. Не хватает парням тюремной баланды, полуголодные они. Однако, похоже, администрацию колонии устоявшаяся практика вполне устраивает…

* * *

Истории, рассказанные мамой Леной – это лишь частные эпизоды из устоявшейся практики. Правозащитная организация «Донецкий мемориал» попыталась обобщить положение дел в учреждениях отечественной пенитенциарной системы, подготовив доклад «Соблюдение прав заключенных в Украине». Такой отчет «Донецкий мемориал» готовит уже четвертый год подряд. И искренне надеется, что вскрывшиеся проблемы станут не только достоянием гласности, но и привлекут внимание руководства страны.

«Донецкий мемориал» в марте 2009-го отметил уже свой 20-летний юбилей. И в определенных кругах имеет авторитет и уважение. В конце восьмидесятых правозащитная организация занимались проблемами репрессированных граждан. А последние 10 лет мониторит деятельность пенитенциарной системы и сотрудничество общественности с учреждениями, в которых осужденные отбывают наказание. Четыре года назад свой труд правозащитники решили обобщать в ежегодном докладе. Об особенностях национальной отсидки за прошедший год нам рассказал руководитель «Донецкого мемориала» Александр Букалов. Сколько в украинских тюрьмах женщин, детей, подростков, сколько фиксируется случаев суицида, сколько людей умирает и почему… Это далеко не полный перечень вопросов, на которые дает ответы доклад «Донецкого мемориала» 2009 года.

- Последние 6-7 лет, должен признать, идет постепенное снижение количества лиц, находящихся в заключении. Если в конце 90-х в местах лишения свободы находилось свыше 220 тысяч человек, то по состоянию на 1 января 2009-го в учреждениях пенитенциарной системы находилось уже менее 146 тысяч заключенных, - рассказал нам Александр Букалов. - Сегодня на 100 тысяч украинского населения в местах заключения находится 314 человек. Много это или мало? В странах Западной Европы, например, этот показатель находится на уровне 80, 100, 120-140 осужденных на 100 тысяч населения. Так что у нас заключенных фактически в два раза больше, чем их традиционно в цивилизованных странах. Вместе с тем, в соседней России на каждые 100 тысяч населения в тюрьмах отбывают наказание 600 человек, в США – более 700. В Америке, должен признать, достаточно легко попасть в тюрьму, если ты нарушил закон. Ни для звезд шоу-бизнеса, ни для политиков и спортсменов американская Фемида исключений не делает. Однако, несмотря на положительную динамику в целом, хочу сказать, темпы снижения численности заключенных в 2008 году в Украине снизились почти в три раза. Если последние три-четыре года темпы снижения фиксировались на уровне 9-10%, то в 2008 году упали до 2,6%. Отрадно, что уменьшается и количество несовершеннолетних узников. В прошлом году в Украине даже закрыли одну из детских колоний, в Мариуполе, Донецкой обл. Меньше женщин попадает за решетку – и это неплохая тенденция.

Хотя, вышеперечисленные достижения вряд ли можно отнести на счет заслуг отечественной пенитенциарной системы. Главное внимание в докладе «Донецкого мемориала» отведено все же соблюдению прав человека, осужденного за совершенные преступления. Правозащитники исследовали не только открытые источники информации и сообщения отечественных СМИ, но и письма, звонки от заключенных и их родственников. Немало писем из мест заключения попадают на свободу нелегально. Ведь письмо, содержащее критику работы системы, из тюрьмы попросту не выпустят. Цензура на посту и повлиять на сложившуюся практику правозащитным организациям пока не удается.

- К информации, нелегально поступающей из мест заключения, должен признать, следует относиться очень аккуратно. Ведь есть примеры и в деятельности нашей организации, и в деятельности наших коллег, когда из-за решетки поступает неправдивая информация, частично правдивая. Иногда приходит сообщение, что осужденного К. побили, а у него на теле не обнаружено никаких повреждений. Разумеется, нередко эпизоды с притеснениями осужденных и подтверждаются, - поясняет правозащитник. – Без содействия со стороны Департамента по исполнению наказаний прояснить ситуацию практически невозможно. Но, как только запрос в Департамент касается нарушения прав человека, с ответами чиновников возникают определенные проблемы. Мне пришлось даже судиться с главой Департамента из-за толкования показателей смертности в местах лишения свободы. По данным ведомства смертность в тюрьмах снижается. А по нашим данным – чуть ли не наоборот. Пришлось разбираться. Я попросил предоставить нам методику расчетов показателя смертности. Мне ее выдали только по решению суда. Выяснилось, что для расчета смертности в расчет берутся все колонии, кроме тех, в которых есть больницы. И если людей заблаговременно отправлять в больницы, то умирающие в медучреждении в показатели не попадают, поэтому и не портят ведомственную статистику.

По данным «Донецкого мемориала» с постоянным плюсом фиксируется в наших тюрьмах количество ВИЧ-инфицированных и суицидов. В сравнении с позапрошлым годом в 2008-м количество самоубийств возросло практически на треть (из расчета на каждую тысячу осужденных). Условия содержания заключенных, по мнению Букалова, в полной мере зависят от руководства колонии. Если узникам повезет с тюремным начальством, то пребывание в местах лишения свободы для многих становится более комфортным, чем то, которое ждет их на воле.

Есть у правозащитников и ряд претензий к некоторым примерам «нормотворчества» Департамента. Долго пришлось воевать против ведомственного приказа «метить» письма из зоны специальным штемпелем. Женской правозащитной организации из Чернигова пришлось больше года убеждать и прокуратуру, и Департамент по исполнению наказаний в том, что это нарушение прав человека и вмешательство в его личную жизнь.

- В конце позапрошлого года на коллегии Департамента было принято решение: в колониях и в секторах для пожизненного содержания каждые десять дней (две недели) перемещать осужденных из одной камеры в другую, - продолжает Букалов. - В некоторых камерах содержатся больные туберкулезом, потом в эти же камеры попадают здоровые узники, камеры не обрабатываются. Риск заболеваемости повышается. Каких-либо вразумительных объяснений, зачем применяется подобная передислокация осужденных, мы не получили.

А вояжи по украинским тюрьмам, когда заключенного этапируют «жить» подальше от мест проживания родственников (часто родственники - это пожилые матери), вообще практикуют как одно из наказаний для осужденных, вступивших в конфликт с местным начальством.

- Между прочим, Европейские пенитенциарные правила, четко говорят о том, что любой перевод осужденного из колонии в колонию необходимо согласовывать с самим осужденным. У нас немало сообщений о подобных «ссылках». А выяснить, законно ли поступает Департамент в той или иной ситуации, достаточно сложно, - утверждает Букалов. - Есть у нас и сигналы о коррупции в тюрьмах. Например: у осужденного подходит срок условно-досрочного освобождения или есть возможность освободиться по амнистии. А администрация тюрьмы предлагает узнику: либо заплатишь энную сумму в у.е., или мы тебе «нарисуем» одно-два нарушения (пуговицу не так застегнул, постель застелил не по образцу) – и человек автоматически лишается права воспользоваться правом на амнистию или условно-досрочное освобождение. Глупо, естественно, ждать признательных показаний персонала колоний. Но аналогичные сигналы поступают из разных областей Украины. Ясно одно – такое возможно. При желании это легко проверить. Взять сотню лиц, у которых назревает условно-досрочное освобождение, посмотреть, были ли у них взыскания за первую, вторую части отбывания срока. И появились ли они за последние полгода перед освобождением? Я уверен, что мы обязательно найдем осужденных, которые почему-то перед своим освобождением начинают …систематически нарушать режим отбывания наказания, и нарываются на взыскания. Это нелогично, согласитесь. Но, для того, чтобы подтвердить или опровергнуть эту информацию, нужно иметь доступ к ведомственной документации. Такого доступа у правозащитников нет, поэтому нам тяжело определить размах этого явления.

А еще существенным нарушением прав осужденных правозащитники считают отсутствие страховки у работающих заключенных. Дело в том, что предприятия, на которых работают осужденные, не перечисляют деньги в Пенсионный фонд. На свободе за работающих платят предприятия. Заключенные же из своей мизерной зарплаты должны выкроить на взносы в Пенсионный фонд сами.

- Я считаю, что это уже элементарное нарушение Конституции. Нет таких норм в законе, которые разрешают Департаменту так поступать с гражданами Украины, - говорит Букалов.- Грустно, что Департамент избегает сотрудничества с теми правозащитными организациями, которые критически относятся к его работе. И совершенно не реагирует на свои промахи и упущения. В прошлом докладе мы разработали ряд рекомендаций для Департамента, чтобы приблизить работу системы к более демократическим стандартам. Из 16 рекомендаций ни одна не выполнена. Департамент вообще никак не отреагировал на наши замечания: воспринимают они наши рекомендации или нет, приемлемы они для Украины или не очень. Поэтому вести предметный диалог с руководством Департамента крайне сложно. Раньше, признаюсь, было легче. Были споры, дискуссии, но было взаимодействие, диалог. А нынче...

Да Департамент даже о своих сотрудниках не особо печется. Социальная защищенность – низкая. Персонал ведь находится в тюрьмах дольше, чем узники. А заботы государства о себе не чувствуют. Уровень компетентности сотрудников, работающих в этой сфере, снизился. Немало профессионалов ушло за последние годы из системы. А у руководства страны не хватает политической воли, чтобы обратить внимание на то, что происходит в украинских тюрьмах. Сообщаем Президенту о произволе в тюрьмах, приводя конкретные примеры, руководители ряда правозащитных организаций готовят открытое письмо Ющенко. А в ответ – отписки, ни действенных мер, ни разъяснений, ни реакции на обращение правозащитников. Спустя полгода – напоминаем Президенту о проблеме. Но, глава Департамента по исполнению наказаний узнает о наших обращениях к главе государства раньше, чем это становится известно Ющенко. А затем господин Балога нам отвечает: все, мол, нормально, Президент беспокоится об осужденных. А наш доклад убеждает в обратном - не все еще в порядке за колючей проволокой...

* * *
- Почему вы не хотите говорить о том, что убийца должен гнить в тюрьме? Об условиях их содержания беспокоитесь? Почему преступники разгуливают на свободе с оружием за поясом? Как только оружие попало на улицу, оно должно на ком-то заговорить. И так случилось, что однажды оружие заговорило на моем сыне. Ему было 27 лет, когда его убили. Почему забывают о моих правах? У меня и моей жены отобрали надежду и опору всей жизни. Я убийце своего сына не могу желать спокойной и счастливой жизни за решеткой, не должно быть у убийц никаких прав, - так возмущался отец убитого сына, узнав о результатах доклада «Донецкий мемориал». Известный адвокат и правозащитник Татьяна Яблонская, успокаивая пожилого мужчину, вспомнила о результатах недавнего мониторинга, проведенного в украинских тюрьмах. Так вот, опрос свидетельствует, что около половины узников заявляют, что ничего преступного в своей жизни они не совершали. Они просто стали козлами отпущения, избранными милицией наугад. Суды наши, больше уважают тех, кому есть чем позолотить ручку служителю Фемиды. На их сторону всегда и чаша весов Закона склоняется.

- Все наши тюрьмы построены за царя Гороха, - пытается объяснить свою позицию Александр Букалов. - Денег на ремонт нет. Но бытовые условия, поверьте, не так уж важны, когда человека, лишенного свободы, еще и унижают, топчут его честь, достоинство. Это выдержать несоизмеримо тяжелее, чем бытовые неудобства. Когда выкручивают руки не только физически, но и психологически…

Как выкручивают руки, готова продемонстрировать мама Лена. Она показывает фотографии в мобильном телефоне, присланные из неволи. «Это парня «мотали» в рубашку, синяки видите? Такие вот изощренные пытки, - комментирует запечатленное на снимках Елена Павловна. – Не каждый способен выдержать эти пытки, поэтому многие парни вскрываются (на фото - следы от неровных бороздок на запястьях, - Авт.). А вот фото паренька, который попытался защитить своего брата, отбывающего наказание в Луганской области. Его избили, предупредив, что вскоре вынесут его вперед ногами. Это фото из Лукьяновского СИЗО, ребенок совсем, а какие муки терпит? Есть и более жесткие фото. Вы думаете, парни не жалуются в Департамент? А Департамент отсылает жалобы руководству той «провинившейся» тюрьмы. И тогда администрация колонии начинает раскручивать жалобщика по 391 или 392 статье, продлевая узнику срок наказания…»

- 30-31 марта я получил сообщение об избиении осужденных в Брянской колонии, - вспоминает подробности одного из последних общений с Департаментом по исполнению наказанию Букалов. - Уже 8 апреля я направил и в Генпрокуратуру, и в Департамент, и в Европейский комитет против пыток запросы, пытаясь выяснить, что же там на самом деле произошло? Мне сообщили, что у группы осужденных случился конфликт с руководством колонии. Нам стало известно о том, что два дня подряд на территорию тюрьмы вводились спецотряды. Обстоятельства той истории нам выяснить так и не удалось, известны только ее фрагменты. Вообще, насколько мне известно, регистрация таких отрядов отменена еще в прошлом году. Законно ли существование этих спецотрядов сегодня вообще?

- Скрыть происходящее в колониях сегодня практически невозможно. Департамент и не пытается хранить какие-то тайны, - пояснил ситуацию начальник одного из управлений Департамента по исполнению наказаний Леонид Субботин. - Происходит естественное движение осужденных, кто-то освобождается, кто-то попадает вновь. В зонах только по статистике изъято более тысячи мобильных телефонов. Поэтому хранить какие-то тайны практически невозможно. Разве что неопытный какой-то руководитель колонии попытается скрыть что-то. Он просто не знает, что через сутки скрытая информация прорвется на свободу. Вот была в Луганске попытка побега, через два часа эта информация висела уже на сайте Департамента. Нам нет смысла скрывать что-то от населения.

- А относительно белоцерковского учреждения? – согласился прокомментировать эпизод с Александром Б. Леонид Павлович. – В Белоцерковской колонии сидят неоднократно судимые, они неплохо знают и систему, и закон вдоль да поперек. А ваш Б. сидел уже в 5-ти учреждениях. Сейчас сидит за разбой. Он во всех колониях пытается воду баламутить. В каждой получил по пять выговоров. Он – в лидеры рвется. Вешаться хочет? Да пусть вешается…

Вместо P.S. Вообще-то, по логике вещей, места лишения свободы должны заниматься перевоспитанием преступников, стремиться вернуть в общество людей, осознавших свою вину (если они туда попали не случайно, естественно). А отечественная пенитенциарная система, похоже, клонирует за колючей проволокой обозленных, сломленных, обиженных на весь белый свет уголовников, не способных уже прижиться в нормальном обществе. Они ведь из тюрьмы к нам возвращаются. И нам вместе с ними затем жить. Бок о бок, по соседству, плечом к плечу. Жить и бояться их прикажете?..

Источник: Виктория ВЛАДИНА для "Цензор.НЕТ"
VEhrNGRrdzVSME13V1RkU1owNUhUVEJNZWxGelFUMDk=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх