EN|RU|UK
  1448  4

 МЯТЕЖНЫЕ ПЕЙЗАЖКА И ОКТЯБРЬСКАЯ: В ПОЛУШАГЕ ОТ ПОБЕДЫ

Вряд ли современные суды – это ум, честь и совесть нашей эпохи. Юристы и активисты двух наиболее известных в Киеве «горячих» точек, рассказали, об особенностях национального правосудия…

Акция по уборке Пейзажной Аллеи. Фото Алексея Перкина, Цензор.НЕТВыделение земли под строительство элитного жилья, как на Пейзажной аллее, так и на территории бывшей Октябрьской (а ныне Александровской) клинической больницы возмутило в свое время не только киевлян, проживающих вблизи этих землеотводов. Исторический центр города! Мирные акции протеста, обращения в мэрию, к депутатам, в прокуратуру. Все легитимные методы борьбы с беззаконием оказались бесполезными инструментами в правовом государстве. Остановить строительную технику киевлянам удалось, фактически перекрыв въезд своими телами. Параллельно с круглосуточным дежурством, активисты сопротивления находились в постоянном поиске правового разрешения конфликта между застройщиком и громадой. Приходилось и оборону держать на стройплощадке, и законодательство отечественное изучать, и аргументы неопровержимые в истории города искать.

- Октябрьская больница была первой муниципальной больницей Киева, - напоминает профессор Березовский, «открывший» во времена активной защиты территории Октябрьской больницы вопрос о захоронении больных сибирской язвой в центре Киева. Если бы инициативная группа не копала бы так глубоко в историю, копнули бы строители. Вглубь склона. Чем вполне могли бы разворошить опаснейшую инфекцию. - В позапрошлом веке, напомню, в Киеве были только отдельные врачебные кабинеты, где состоятельные люди имели право лечиться. При этих кабинетах были небольшие стационары на 1-2 койки. Это все, чем тогда располагал город. В то же время в Киев ежегодно приходили десятки тысяч паломников на исцеление в Лавру. Среди них три четверти – инфицированные больные. Поэтому город всегда страдал и от холеры, и от чумы. А после русско-турецкой войны, когда в Киев привезли пленных, добавилась еще и сибирская язва, имеющая 100-процентную летальность.

- Вопрос о создании городской больницы поднимался в городской Думе с 1840 года, - продолжает Вадим Акимович. - Начали искать подходящее место для больницы и, самое главное, – начали собирать деньги со всех имущих киевлян. Мещане платили по 3 рубля, с купцов взимали от 5 до 10 золотых рублей, в зависимости от гильдии. Не скупились на строительство городской больницы и дворяне. Например, княгиня Васильчикова не пожалела для этого благородного дела 20 тысяч рублей, Дегтярев – 40. К чему я веду? К тому, что и земля, и все сооружения первой клинической больницы были построены и приобретены на деньги наших предков. И тут появляется господин Куровский из-под Полтавы и вместе с господином Омельченко отрезают от больницы куски земли и раздают ее трем фирмам: «Элита-центр», «Проминвест» и «Житлобуд». Когда это стало достоянием гласности, мы обратились к президенту Академии Наук Украины и получили ответ, что никаких претензий на земли больницы не было. Хотя они уже были. Нас обманывали. Причем, обманывали и на уровне города, и на уровне милиции, прокуратуры. Тогда мы просто начали блокировать строительство, разворачивающееся на склоне парка имени Богомольца. Блокировали силами старушек, которые выходили и сидели на стульях, потому что на ногах они долго стоять не могли, вели круглосуточное дежурство. Как только мы оставляли въезд на стройплощадку без присмотра, на улице Богомольца появлялась строительная техника. Строители начинали раскапывать склон, на котором по данным церковных источников находится три группы захоронений. Отдельно здесь были захоронены больные чумой, отдельно сибирской язвой и отдельно холерные больные. В свое время даже Святейший Синод в Петербурге издал распоряжение, запрещающее соборовать, то есть отпускать грехи, больного эпидемической болезнью. Родственники не имели права прощаться с умершим. Это противоэпидемические мероприятия, которыми пресекалось распространение инфекции. А современная власть Киева пыталась закрыть глаза на обнаружившиеся опасности. Остановить застройщика могли только люди, которых жестоко избивали, задерживала милиция, их швыряли в яму. Жильцы выходили на очередное дежурство, зная, что им грозит опасность. Мне кажется, если бы все киевляне так защищали свои придомовые территории, парки, детские садики и спортплощадки, то многих незаконных строек в Киеве просто не появилось бы.

Естественное, силовое противостояние на стройке помогает лишь оттянуть время, чтобы отыскать правду и справедливость в украинских судах. А там сегодня и коррупция, и телефонное право, и культ больших денег. По землям Октябрьской больницы было инициировано несколько судебных процессов. Оба рассматривались в Шевченковском райсуде. А этот суд, как пошутил один из нардепов, сегодня, если очень кому-то нужно, может даже «…династию Романовых на территории России восстановить». Жалуются на предвзятость и неуважение к гражданским правам и активисты ул. Богомольца. Вадим Акимович, который сам выступал в роли одного из истцов, рассказал, как судья Шевченковского райсуда без какой-либо мотивации не допустил представителя… прокуратуры к участию в процессе. Защищать интересы больницы громада пригласила адвокатов Марину Соловьеву и Ольгу Пиддубную. По одному процессу истцами выступили жильцы близлежащих домов, по другому – Александровская клиническая больница (бывшая Октябрьская).

- Обосновывать эти иски с правовой точки зрения с одной стороны было легко, ведь при выделении земельного участка «Житлобуду» предостаточно существенных нарушений, - рассказала нам Ольга Пиддубная, адвокат Октябрьской больницы. - Это решение однозначно незаконное. Но, почему суды этого не видели, было трудно объяснить. Шевченковский суд, например, не усматривал нарушения прав граждан и больницы решением Киеврады о землеотводе. Апелляционный суд позволяет себе рассматривать дело, не предупредив адвокатов и не вызывая истца в суд. Рассмотрение нашего дела в Хозяйственном суде города Киева удивляет еще больше. Представитель Киеврады признает иск в полном объеме, представитель Управления земресурсов также признает иск в полном объеме. Возражает против иска только застройщик, который был третьим лицом в процессе на стороне ответчика. Хочу отметить, что суд мог бы учесть позицию третьей стороны, но лишь в том случае, если данным решением нарушены его права. Но, извините, если права застройщика исходят из по сути незаконного решения, они защите уже не подлежат. Хозяйственный суд отказывает в удовлетворении исковых требований, сославшись на… несуществующее согласие Управления охраны культурного наследия.

Издевались над истцом, по словам адвоката, и в Апелляционном Хозяйственном Суде. Участники процесса вспоминают, как их дело слушалось до позднего вечера пятницы. Истец заявил ходатайство о привлечении к делу двух третьих сторон – Главного Управления охраны здоровья и Главного Управления охраны культурного наследия. Представитель Фемиды пообещал: рассмотрим ваши ходатайства позже. А в следующий понедельник юристы Александровской больницы узнали, что судебное решение по иску уже принято, причем без рассмотрения заявленных ходатайств. Непростым было рассмотрение и в Высшем Хозяйственном Суде. «Житлобуд» четыре раза заявлял отвод судьям! Почти каждый раз изменялся состав коллегии суда. Но, отводы по составу суда так и не были удовлетворены.

- Естественно, мы волновались, боялись каких-то подтасовок, нового, лояльного к застройщику состава судей, - вспоминает Ольга Пиддубная. - Но, к радости киевлян, Высший Хозяйственный Суд вынес законное и справедливое решение. Кассационная жалоба Александровской клинической больницы и Института физиологии им. Богомольца НАНУ удовлетворена, решение Хозяйственного суда и Постановление Апелляционного Суда по этому делу отменены, исковые требования удовлетворены в полном объеме, решение Киеврады о выделении земли «Житлобуду» с изменениями и дополнениями признано недействительным.

- Мы очень надеемся, что это решение не будет отменено в Верховном Суде, хотя такая перспектива возможна, - говорит Инна Совсун, активистка «Сохрани старый Киев». – Хочу заметить, что без активной поддержки прессы положительное решение в суде принималось бы значительно тяжелее. Гражданское мнение, высказанное публично, естественно, влияет на позицию судей. Первым ярким примером давления общественности на суды и власть была, конечно же, Пейзажная аллея. Там также народ очень долго боролся против землеотвода на территории, которая находится под защитой ЮНЕСКО. Хотелось бы, чтобы киевляне поверили: победа возможна, борьба будет результативной, если мы будем держаться до конца. Какие бы не возникали трудности, закон и справедливость можно отстоять.

Дела по Пейзажке сегодня находятся на рассмотрении Высшего Административного Суда. Отстаивание справедливости и в этом эпизоде было довольно непростым. Вспомните, хотя бы как у Черновецкого, накануне внеочередных мэрских выборов, громада просто вытребовала доверенность на представление интересов Киеврады в суде тому адвокату, которому доверяли киевляне. Ведь вероятность, что юротдел Киеврады просто «сольет» процесс в угоду застройщику, то есть МИДу, была достаточно велика.

- Выборы прошли, Черновецкий стал мэром, - вспоминает Ольга Пиддубная, - и уже в Апелляционный суд представитель МИДа явился с распоряжением Олеся Довгого (секретарь Киеврады, - Авт.) об отмене доверенности, выданной мэром Марине Соловьевой. Хорошо, что мы за это время уже успели пройти суд первой инстанции и победили. Апелляционный суд очень долго, тщательно рассматривал дело по Пейзажной аллее. В незначительной мере решение Шевченковского райсуда было отменено, но в главном мы выиграли: решение Киеврады о выделении земельного участка на Пейзажной аллее было отменено. После рассмотрения в Апелляционной инстанции судебное решение вступает в силу. Но нам еще предстоит пройти рассмотрение в кассационной инстанции. А там, как известно, дела могут ждать своей очереди и год, и два. Так что придется подождать.

Есть еще два интересных момента, о которых вспоминают участники процесса. Они связаны с… недоступностью ответчиков. В эпизоде с Пейзажкой недоступным для судебных курьеров стал МИД. Дело в том, что представителям этого ведомства оказалось невозможным вручить судебную повестку. Всю корреспонденцию МИД получает через почтовый ящик, установленный в приемной. Посему отметки о том, получил ли ответчик повестку, сторона истца предоставить суду была просто не в состоянии. Не прошел номер и с курьером «Укрпочты». И у него не захотели в МИДе взять заказное письмо из рук в руки. Курьер вынужден был констатировать: вброшено в ящик для корреспонденции. А МИД нагло пользовался своей неприступностью, в своей апелляционной жалобе ответчик сослался на то, что вовремя не был извещен. Позже переняла опыт МИДа и Киеврада, превратив сооружение на ул. Крещатик, 34 в настоящий «режимный объект». Так, одно из последних заседаний, назначенное на 18 марта, не состоялось. В Киевский городской совет не пустили судебных курьеров. Киеврада не была уведомлена, ее представитель не явился в судебное заседание. Слушания вынуждены были перенести на июнь месяц.

- Освещение в прессе при отстаивании интересов громады крайне важно, - говорит адвокат. - Ведь по аналогичным делам тот же Шевченковский райсуд ведет себя совершенно непредсказуемо. Например, по делу незаконного строительства на улице Олеся Гончара, 17-23, суд не желает обращать внимания на то, что при землеотводе нет обязательного в данной ситуации согласования с ЮНЕСКО, нет разрешения Верховной Рады. Не замечает суд, что строить собираются в охранной зоне Софии Киевской, на территории города Ярослава… Суд первой инстанции, все тот же Шевченковский райсуд г. Киева, отказал в удовлетворении нашего иска. Мы подаем апелляционную жалобу. Странное какое-то правосудие получается: на тех же основаниях в одном деле иск удовлетворяют, в другом – отказывают.

Стройка на Гончара, 17-23 также обещает быть достаточно громкой. Инициативная группа не сдается, не дремлет и застройщик. Активистам удалось отыскать в Интернете сайт, посредством которого застройщик собирается продавать квартиры и отчитываться за ход строительства.

- Судьба этой стройки еще не решена, а квартиры уже собираются продавать, - возмущается Инна Совсун. – А ведь инвесторы имеют право знать, что, вкладывая деньги в незаконную стройку, они очень рискуют. Ведь этот проект может быть никогда не будет реализован. Или застройщик, раскручивая продажу элитного жилья, заранее знает о решении суда?

- «Житлобуд» также, несмотря на проигрыш в суде, не собирается покидать территорию Октябрьской больницы, - добавил Вадим Акимович Березовский. – На склоне по-прежнему находятся их охранники, каждый вечер они включают прожектора, контролируют территорию и не собираются ее покидать. Это факты нашего ежедневного наблюдения. А мы ждем отмены решения Киеврады о выделении земельного участка на территории Октябрьской больницы. Проект этого решения уже год находится в Киевраде. Еще до решения суда по этому землеотводу четыре (!) главных управления КГГА – земельное, архитектурное, экологическое и медицинское – подготовили представление на отмену данного решения Киеврады. Но, в Киевраде есть комиссия, занимающаяся спорными земельными вопросами, которую возглавляет однопартиец Куровского, представитель фракции БЮТ Дмитрук. Он и задержал все эти четыре представления и на протяжении года проект решения Киеврады об отмене землеотвода на территории Октябрьской больницы даже не выносился на голосование. Теперь, после решения суда, мы надеемся, что незаконный землеотвод будет отменен. Может быть господин Куровский надеется выиграть в Верховном Суде? Возглавляет Верховный Суд Василий Онопенко, бывший бютовец, а Иван Иванович Куровский – один из спонсоров избирательной кампании и всех партийных расходов фракции БЮТ. Несмотря ни на что, мы уверены, что Верховный Суд будет руководствоваться только юридическим законом, а не партийными интересами и утвердит решение Высшего Хозяйственного Суда. В противном случае нам придется искать защиты в международных инстанциях.

Кстати, о международных инстанциях. «Цензор.НЕТ» уже рассказывал о том, что в марте месяце Киев с нетерпением ждал комиссию ЮНЕСКО. На встречу с ее представителями очень надеялась инициативная группа, борющаяся с незаконной стройкой на Гончара, 17-23. К сожалению, встретиться с международными инспекторами не посчастливилось. Но, в своем отчете комиссия ЮНЕСКО, изучавшая ситуацию с охраной памятников в Киеве, высказала предложение… лишить как Софию Киевскую, так и Киево-Печерскую Лавру статуса памятника истории. Дескать, они настолько уже застроены современными высотками, что уже утратили историческую ценность и привлекательность. Это уже тревожный сигнал не только для Киева, но и для центральных властей, да и судебной ветви власти. Не стоит надеяться на то, что нас опять пронесет и центральный штаб ЮНЕСКО не прислушается к выводам своей комиссии. История знает примеры, когда свой исторический статус теряли известные города. Дрезден, например. Неужели Киев готов повторить его историю?..
Источник: Виктория ВЛАДИНА, для «Цензор.НЕТ»
VEhrNGRrdzVSMEl3V1V4U1owNURLekJNYWxKbmRFTXhNRXgyVW1wT1IwSXdXVXhSYzNSREsyWk9RMkV3VEdwUmRHUkRlUT09
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх