EN|RU|UK
 Экономика
  4719  1

 ЧЕРНЫЙ ПИАР ПРОТИВ БЫВШЕГО РУКОВОДСТВА "УКРЗАЛИЗНЫЦИ" - ОТВЕТ НА БЛОКИРОВАНИЕ СТАРЫХ СХЕМ, - АЛЕКСАНДР ЛОЗИНСКИЙ

Коррупция в государственных органах - одна из самых острых тем для украинского общества. Чиновники меняются, а проблема остается. Можно ли побороть коррупцию в госорганах? Об этом поговорим с представителем одной из скандальных госмонополий, руководителем ГП "Укрзализнычпостач" Александром Лозинским.

лозинский укрзализныця

- Александр Анатольевич, Вы чиновник со стажем, старый-новый руководитель ГП "Укрзализнычпостач". Работали в разные времена и при разных правительствах. Вы знаете, как работает система не понаслышке. Почему через два года после Майдана нам приходится снова обсуждать коррупцию на госпредприятиях? Почему приходят очередные новые руководители с новыми лозунгами, в ту же госмонополию "Укрзализныцю", а ситуация не меняется?


- Коррупция и "схемы" всегда будут процветать там, где нет профессионалов. Это не от лагеря политического зависит и не от возраста руководителей. Там, где нет профессионального управления, где нет порядка, нет видения стратегии, а только желание еще один день "продержаться" - там всегда работа идет не на государство, не на отрасль, не на благо украинцев, а на отдельных людей и их бизнес.

"Укрзализныця" сейчас, если посмотреть на компанию изнутри, представляет собой классический пример безграмотного управления. И в этой "мутной воде" отдельные люди "ловят рыбу", а отрасль доводят до грани выживания. Толковой кадровой политики и отбора людей нет. Раньше, чтобы стать руководителем, нужно было получить образование в профильных вузах и годы работать на железной дороге. Теперь этого всего не нужно, предприятие возглавляют люди с гуманитарным образованием, а иногда и вообще без диплома. Для них понятие транспорт - это личный автомобиль. Например, у нового и.о. гендиректора два десятка советников. Зачем столько? Или человек не разбирается в своей деятельности и ему подсказывают, что делать, или не принимает решения, а эти люди, не подписывая ничего, не неся никакой ответственности, просто на словах управляют крупнейшим, стратегическим предприятием. Результаты такой деятельности - не абстрактные цифры плюсов или убытков, это прямая угроза пассажирам. У нас за последнее время число аварий на транспорте увеличилось в разы! Но никто об этом не говорит. Вот конечный результат коррупции и непрофессионализма - угроза безопасности сотням и тысячам людей! Если бы не руководители низшего звена, которые из шкуры вылазят, чтоб спасти ситуацию, то думаю, случаев со смертельным исходом нам было б не избежать.

- Почему Вы решили вернуться на должность, если Вы недовольны новой командой? Она также критикует и Вашу работу.

- Критиковать "попередников" - это не самый удачный ход. Особенно если этой критике можно противопоставить реальные успехи. Приведу конкретный пример, почему-то сейчас никто не рассказывает, что Борис Остапюк (экс-гендиректор УЗ, который руководил отраслью всего четыре месяца) лично, под обстрелами вывозил трупы со сбитого малайзийского Боинга в холодильных железнодорожных рефрижераторах, никто не вспоминает, что при Остапюке силами железнодорожников были отстроены Славянск и Краматорск и мы работали по 20 часов, чтобы обеспечить людей электричеством и восстановить инфраструктуру. Мы обеспечили выплаты всех кредитов в срок, при нашей команде никаких дефолтов никто не объявлял. Тогда обеспечение железнодорожных предприятий было на уровне 80-90 %.

Нас невозможно было уволить за непрофессионализм. И то, что суд восстановил меня в должности директора "Укрзализнычпостач", говорит о том, что объективных, законных оснований разрывать пятилетний контракт со мной не было, как и не было никаких злоупотреблений с моей стороны. Я всю жизнь работал в этой отрасли, ранее был не один год на этой должности и у меня есть репутация, я ею дорожу и здесь не на один день. Просто у кого-то в "Укрзализныце" были опасения, что те коррупционные схемы, которые я видел, станут известными. Я письменно доложил руководству УЗ и в Министерство инфраструктуры, обратился в правоохранительные органы. В моем заявлении в Генпрокуратуру есть конкретные факты нарушений - я конкретно указал, что нанесено ущерба на миллионы. Мне легко доказать, что сейчас цены на продукцию подняли до 50%. И суды специально проигрывают по возврату денег. А в ответ против меня подделывают акт, хотя я уже год как не работал.

- Как вы можете прокомментировать недавнее сообщение в СМИ о фирме "Форест", которая при Вашем руководстве выигрывала тендеры на поставку древесины. Журналисты связывают ее с родственниками бывшего гендиректора "Укрзализныци".

- Это не первая и не последняя информационная кампания, информационная война, я бы даже сказал. Люди защищаются и перестраховываются. Эту информацию уже проверяли правоохранители. Это тактика коррупционеров - очернить оппонентов, подорвать к ним доверие. Так делают, чтобы подтвержденные обвинения в коррупции звучали сомнительно - ведь тогда получается, что все повязаны. Есть коррупция реальная, ее расследуют правоохранительные органы на основе фактов. А есть виртуальные обвинения - просто слова. Как только я вернулся на должность, сразу появились эти публикации. Для меня эта атака была ожидаемой. И вряд ли она будет последней.

По поводу "Форест", то это компания-производитель лесной продукции, в ней работает много людей, они получают зарплату - это не фирма, которая существует на бумаге. Насколько мне известно, компанию проверяли МВД и налоговая. Никаких замечаний не было. То, что меня и Остапюка уволили из-за этого тендера - неправда. Я ещё работал около полугода. В целом, мы в прошлом году сэкономили бюджету 15% средств на госзакупках.

Тема тендеров всегда была и будет сложной и конфликтной, тем более, когда речь идет о гостендерах на огромные суммы. Сложна она и для журналистов, часто спорные или критические материалы выходили из-за того что человек просто не разобрался. Ведутся войны юридические и информационно это тоже подогревается. Поэтому мы первыми ввели практику открытости - приглашали СМИ на тендеры. Стараемся объяснить журналистам особенности и сложности тендерных процедур.

- Планируете ли Вы и дальше продолжать практику открытых тендеров, трансляцию онлайн?

- В декабре будут тендеры на закупку топлива и я готов открыто все прокомментировать, практику публичности проведения закупок я поощряю, и она будет продолжена. Общество, налогоплательщики должны знать, как и куда тратятся бюджетные деньги. Информация должна подаваться объективно и правдиво.

- Как бы Вы сейчас оценили состояние "Укрзализныци"? Недавно ездили в командировку и были неприятно удивлены сервисом на УЗ: старый вагон, щели в окнах, постели в пятнах. Как считаете, может, приход частного инвестора улучшит работу отрасли и станет отправной точкой структурных реформ, если государство не справляется?

- Реформу должны делать профессионалы, независимые управленцы. А у нас руководство госпредприятий назначается по принципу политической лояльности, что автоматически влечет за собой коррупцию. Так никакое предприятие не сможет работать стабильно и эффективно, его постоянно будет штормить от политических разборок между "своими" и "чужими". Придет ли надежный инвестор работать на таких условиях? Нет. Пока политика влияет на работу "Укрзализныци", а правительство может просто изъять у предприятия оборотные средства на какие-то свои цели, положительных изменений не будет. Как можно двигаться к стратегической цели, на 20 лет вперед планировать и рассчитывать, если неизвестно, кто будет командовать отраслью завтра?

Было много лозунгов и обещаний нового менеджмента УЗ построить качественно новую работу. И где эта робота? Создать новые рабочие места. Где работающие предприятия и достойные зарплаты? Все это - разговорный жанр. Реально - мы слышим заявления, что 80% вагонов и 90% локомотивов изношены, а скоростные поезда едут не быстрее электрички из-за проблем с полотном. И если не будет стратегии реформ с учетом и этих реалий, и опыта других стран, и главное - борьбы с коррупцией, то нужно реально оценивать ситуацию, скоро финальная станция - катастрофа.

- Что же делать, и есть ли потенциал у УЗ?

- Для начала нужно понять, что время работает против нас, мы теряем стратегические преимущества в международной экономике, проигрываем своим конкурентам. Украина может конкурировать с морскими перевозками из Китая и наша железная дорога может стать частью шелкового пути. Для этого есть экономические предпосылки. А у нас тактические задачи не могут решить - как сделать безубыточной монопольную компанию, которая потенциально способна приносить значительную часть ВВП страны.

- Есть идея сделать из госмонополии публичное акционерное общество. В свое время и Вы поддерживали эту реформу. У вас изменилось мнение?

- Эта реформа имеет конкретную цель - повысить эффективность работы предприятия и его привлекательность для инвестора. На этапе нашей работы мы провели тендер и выбрали международную компанию-оценщика активов УЗ - Deloitte. Теперь я вижу, как идея начинает реализовываться без учета всех рисков, коррупционных, в том числе. В результате, может получиться, что выгодные направления грузовых перевозок и соответственно прибыль получат частные компании, а нагрузка на содержание инфраструктуры и социальные перевозки - покрытие убытков - останутся на плечах государства. Это огромные риски. Поэтому эксперты уже говорят о том, что такая реформа приведет к банкротству "Укрзализныци" и лишит людей доступа к железнодорожному транспорту. Электрички придется заменить маршрутками. Есть разные модели участия частного бизнеса в работе железнодорожного транспорта. И как раз такая модель, как у нас готовится, в Чехии привела к тому, что частные операторы имеют лояльные условия, а на госпредприятие упали затраты по инфраструктуре и социальные перевозки. Аналогично в Великобритании грузовые и почтовые перевозки получили иностранные компании, но приватизация и реструктуризация не решили проблемы инвестиций в инфраструктуру. Хотя конкуренция в частном секторе за пассажирские перевозки привела к инновациям, а в целом объем перевозок вырос. Поэтому такую реформу нужно продумывать и просчитывать, а не делать по шаблону. В любом случае, ее нельзя начинать без борьбы с коррупцией - это только дискредитирует саму идею. Реформа - это качественная перестройка, а не раздача активов для своих. Поэтому реформы должны делать профессионалы, а не политические "назначенцы" и это должно понимать высшее руководство страны. А пока, к сожалению, мы наблюдаем, как рушится ведущая отрасль страны и Украина теряет огромные экономические возможности.

Юрий Зубченко

Редакция готова дать возможность высказать свое мнение всем заинтересованным сторонам


VEhrNGRrdzVRMm93VEhKU1owNURNekJNUkZGMU9VTTBNRXhtVVhaa1Iwd3dXV0pTYW5jOVBRPT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх